vladimirkrym

Categories:

История боевых катеров ВМФ СССР. Ч.1.

Вопрос о важности введения в состав действующего флота быстроходных боевых катеров был поднят советскими моряками еще в ходе гражданской войны. Сохранились документы, свидетельствующие о том, что в сентябре 1919 г. Реввоенсовет Балтийского флота обратился к реввоенсовету Республики с просьбой дать распоряжение о срочном — «еще до наступления зимы» — изготовлении на наших заводах торпедных катеров, «поскольку они могут оказать нам громадную помощь». Однако Управление кораблестроения было вынуждено тогда сообщить, что «ввиду отсутствия механизмов особого типа, до сих пор не изготавливаемых в России, постройка серии подобных катеров, безусловно, неосуществима» [1].

В трудные годы восстановления разрушенного войной народного хозяйства X съезд РКП(б) постановил «принять меры к возрождению и укреплению Красного военного флота», а вскоре индустриализация страны сделала возможным и возвращение к идее создания «москитных» сил. При утверждении первой же программы военного кораблестроения 26 ноября 1926 г. Совет Труда и Обороны предусмотрел строительство 36 торпедных катеров.

Создателям этих самых первых боевых катеров советской постройки предстояло преодолеть немало трудностей, так как дореволюционная Россия не располагала производственной базой для изготовления легких и мощных двигателей, не имела ни одной специализированной катеростроительной верфи, если не считать полукустарную петроградскую мастерскую А. Л. Золотова, выпускавшую небольшие прогулочные «моторки» по зарубежным образцам. Естественно, у кораблестроителей не было ни научной базы, ни опыта проектирования глиссирующих катеров.

Выход нашли в привлечении ученых и инженеров авиастроителей, использовании достижений отечественной аэрогидродинамики и уже накопленного опыта конструирования гидросамолетов и летающих лодок. В течение 1923 г. была достигнута соответствующая договоренность с руководителями Центрального аэрогидродинамического института. Группа молодых специалистов ЦАГИ под руководством А. Н. Туполева выполнила большой объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и в мае — августе 1925 г. закончила разработку проекта первого торпедного катера прибрежного действия «АНТ-3». Этот катер, впоследствии получивший название «Первенец», был построен в мастерских ЦАГИ в Москве, спущен на воду в Севастополе и успешно завершил испытания 26 июля 1927 г. Положивший начало нашему москитному флоту «Первенец» был вооружен одной 450-милпиметровой торпедой; два импортных двигателя «Райт-Тайфун» по 625 л. с. обеспечивали невиданную по тому времени скорость хода 54 уз. Как отмечал А. Н. Туполев, первый катер не только оправдал, но и превзошел расчеты создателей. Его скорость и маневренные качества оказались намного выше, чем у английского торпедного катера, захваченного во время боев с интервентами на Каспии и теперь испытывавшегося параллельно с «Первенцем» [2].

торпедный катер «Первенец»

торпедный катер «Первенец»

На базе «Первенца» и следующего экспериментального катера «АНТ-4» («Туполев») была отработана рабочая документация. В 1928 г. на одном из ленинградских судостроительных заводов был организован специальный комсомольско-молодежный цех под руководством инженера В. А. Разумова; этому коллективу и было поручено организовать серийную постройку новых торпедных катеров «Ш-4». Начинать приходилось с нуля — со строительства здания, со знакомства с технологией сборки клепаных дюралевых корпусов, непривычной для судостроителей [3]. Тем не менее 21 ноября головной катер первой серии уже вошел в состав флота, а всего в 1928—1930 гг. моряки получили 56 боевых единиц этого типа. Из них и были сформированы наши первые соединения торпедных катеров, появившиеся на Балтике (1928 г.), на Черном море (1929 г.) и на Тихом океане (1932 г.). Катер «Ш-4» нес на своей кормовой части уже не одну, а две торпеды желобного сбрасывания (калибр 450 мм) и при водоизмещении около 10 т развивал полную скорость 47 уз.

Торпедный катер типа «Г-5»

Торпедный катер типа «Г-5»

Торпедный катер типа «Г-5»

Торпедный катер типа «Г-5»

Торпедный катер типа «Г-5»

Торпедный катер типа «Г-5»

Торпедный катер типа «Г-5»

Торпедный катер типа «Г-5»

Торпедный катер типа «Г-5»

В связи с принятием XVI партийной Конференцией первого пятилетнего плана развития народного хозяйства Совет Труда и Обороны утвердил следующую программу военного кораблестроения. Эта программа значительно расширила планы строительства флота, утвержденные ранее. В частности, намечалась постройка дополнительного количества торпедных катеров и малых охотников за подводными лодками. Для реализации принятой программы в числе других мероприятий предусматривались сооружение верфи деревянного судостроения, расширение производства дюралюминия, серийный выпуск отечественного катерного двигателя с реверсивной муфтой (на базе авиационного мотора «АМ-34»), отработка новых образцов торпед и т. д. [А].

Уже в 1933 г. удалось заменить «Ш-4» новым катером «Г-5» (глиссирующий № 5), повторявшим обводы своего предшественника, но несколько более крупным (14,5 т) и вооруженным торпедами большего калибра — 533 мм. Эти катера, строившиеся целиком из отечественных материалов и оборудования, с двумя новыми двигателями «ГАМ-34» по 850 л. с. развивали скорость 48 уз.

Уже в ходе серийного выпуска «Г-5», а строились они более десяти лет, совершенствовались и технология их производства, и конструкция. В частности, была выполнена большая работа по усилению прочности корпуса. В итоге флот получил значительное количество катеров, обладавших высокой боевой эффективностью, превосходивших по своим тактико-техническим элементам лучшие зарубежные образцы подобного типа. Из 269 торпедных катеров, насчитывавшихся в нашем флоте к началу войны, подавляющее большинство составляли катера типа «Г-5» («Ш-4» уже исключались из списков как устаревшие). В годы войны тактические данные катеров неуклонно повышались: в частности, усиливалось вооружение. Их приспособили к несению глубинных бомб и четырех мин заграждения; с 1942 г. часть новых катеров вооружали реактивными установками [2].

Большая заслуга в освоении постройки катеров тех лет принадлежит В. М. Бурлакову.

Последующие проекты торпедных катеров разрабатывались уже неавиационными инженерами, а кораблестроителями. Конструкторы завода, выпускающего дюралевые «Г-5», одновременно проектировали и стальные торпедные катера для открытых военно-морских театров [3].

Немало катеров различных типов создали в предвоенные годы на предприятии, где директором был Е. Я. Локшин [3]. Среди них особую известность приобрели малые охотники за подводными лодками «МО-4», деревянные торпедные катера «Д-3», катерные тральщики, пограничные катера нескольких типов (морские «ГК», речные «РПК», быстроходные «БК-II»), десантные катера «КЗИС-5».

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Малый охотник за подводными лодками «МО-4»

Торпедный катер типа «Д-3»

Торпедный катер типа «Д-3»

Торпедный катер типа «Д-3»

Торпедный катер типа «Д-3»

Торпедный катер типа «Д-3»

Катерный тральщик типа «КМ-4»

Катерный тральщик типа «КМ-4»

Катерный тральщик типа «КМ-4»

В числе создателей катеров предвоенных лет можно назвать инженеров Ю. Ю. Бенуа, Л. Л. Ермаша, Г. И. Китаенко, А. Л. Константинова, С. В. Пугавко, А. Ф. Симина, Д. А. Черногуза.

Торпедные катера дальнего действия «Д-3», вооруженные бугельными аппаратами бортового сбрасывания, были катерами принципиально нового типа. При их разработке конструкторы столкнулись со сложнейшей проблемой обеспечения мореходности столь малого корабля (водоизмещение — 32 т; длина — 21,6 м; ширина — 3,96 м): требовалось создать катер, способный выполнять боевые задачи на значительном удалении от своих баз. На помощь пришли ученые Москвы и Ленинграда. В рекордно короткий срок — менее чем за два года — спроектировали, построили и испытали первый «Д-3». В апреле — июне 1940 г. на нем уже был поднят флаг, после корректировки чертежей приступили к организации его серийного производства.

При установке трех «ГАМ-34ФН» по 1200 л. с. опытный образец «Д-3» развивал скорость хода 48 уз, достигнутую лучшими зарубежными образцами сравнимого типа лишь спустя 15 лет (однако поскольку в последующие военные годы возникли трудности с получением авиационных двигателей нужной мощности, скорость ряда серийных катеров была несколько ниже — около 40 уз). Катера «Д-3» разрешалось использовать при волнении до 3 баллов включительно, практически же они выполняли задания и при волне 5—6 баллов! Дальность их плавания составляла 355 миль против 220 у «Г-5». В годы войны кроме двух крупнокалиберных пулеметов ДШК на них стали ставить и 20-мм пушку «Эрликон». Экипаж состоял из 9 моряков. Пять таких кораблей в августе 1941 г. перевезли на Северный флот, где они послужили ядром бригады торпедных катеров, внесшей достойный вклад в депо разгрома врага в Запопярье [3].

Значительные трудности пришлось преодолеть создателям малого охотника (иногда катера этого типа называли и «морскими» охотниками). Здесь сложность представляло то обстоятельство, что наряду с необходимостью обеспечения высоких и противоречивых тактико-технических данных катер должен был «вписываться» в габариты, разрешенные для переброски по железной дороге. Как писал позднее командующий Балтийским флотом В. Ф. Трибуц, «построенные советскими корабелами катере МО оказались весьма удачными по конструкции: отличные обводы корпуса обеспечивали им хорошую мореходность и живучесть, а мощные моторы — великолепную маневренность и большую скорость». При водоизмещении 56 т деревянные «МО-4» были вооружены двумя 45-мм полуавтоматами, двумя 12,7-мм пулеметами, глубинными бомбами, дымоаппаратурой, соответствующими средствами связи и гидроакустической аппаратурой. Три двигателя по 850 л. с. обеспечивали максимальную скорость около 26 уз. В предвоенные годы было построено около 200 катеров этого типа.

Широко популярные в годы войны деревянные катера — тральщики «КМ-4» при водоизмещении 11 т были оборудованы катерным трапом и вооружены одним, а позднее двумя пулеметами; на них стояли два автомобильных мотора «ЗИС-5», под которыми маленькие и юркие катера развивали скорость хода 10 уз.

Головной 20-тонный катер «БК-11», вооруженный двумя 12,7-мм пулеметами и глубинными бомбами, в то время считался самым быстроходным сторожевым катером (40 уз) и был принят на вооружение морпогранохраны.

В 1933—1938 гг. были разработаны проекты первых речных бронекатеров, вооруженных танковыми артиллерийскими установками башенного типа. Бронекатер проекта 1124 водоизмещением 44 т был вооружен двумя артустановками калибром 76,2 мм и несколькими {до 6) пулеметами, при двух моторах «ГАМ-34» по 850 л. с. развивал скорость 21 уз. Бронекатер проекта 1125 имел меньшие размерения (водоизмещение 28 т) и нес только одну танковую башню и 2—3 пулемета.

Из переданных ВМФ нескольких сот боевых и вспомогательных катеров на всех четырех наших флотах были созданы бригады и соединения торпедных катеров, сторожевых катеров охраны водного района, бронекатеров, катеров-тральщиков; отрабатывалась тактика боевого их использования. Таким образом, в предвоенный период в соответствии с решениями партии и правительства советский народ создал мощный москитный флот.

В тяжелые годы Великой Отечественной войны пополнение флота происходило в основном за счет катеров, поступающих с тыловых предприятий, так как часть судостроительных заводов, оказавшихся в зоне военных действий, прекратила производство. Однако даже в Ленинграде, в тяжелых условиях блокады продолжалось строительство торпедных катеров «Д-3», малых охотников «МО-4» и «МО-ДЗ», тральщиков «КМ-4», выполнялся аварийный ремонт катеров подразделений Краснознаменного Балтийского флота. Только в 1941—1943 гг. ленинградцы передали морякам 65 новых торпедных катеров. По заданию командования конструкторы Адмиралтейского завода в 1942 г. за полтора месяца разработали проект бронированного морского охотника и вскоре флот стал получать мелкосидящие «морские танки», вооруженные двумя башнями с 85-мм орудиями. В 1943 г. в Ленинграде было заложено 143 новых боевых корабля; подавляющее их большинство составляли катера [5. 6].

В первые же месяцы войны правительство приняло Военно-хозяйственный план, предусматривавший перемещение оборонной промышленности в восточные районы страны. В частности, ставилась задача организации в тыловых областях производства охотников, бронекатеров и торпедных катеров новых типов [7].

На базе оборудования, эвакуированного с ряда заводов, в Сибири было организовано новое предприятие. Станки устанавливали в ветхих сараях, а то и прямо под открытым небом. Чуть ли не с первого дня существования этого предприятия (директор В. В. Евграфоа, главный инженер В. М. Бурлаков) началась достройка катеров «Г-5», поступающих с эшелонами, приходящими с запада. Первые же готовые катера, оснащенные «катюшами», были переброшены на Волгу и приняли участие в Сталинградской битве. Конструкторы отработали документацию для серийного производства прошедшего испытания еще в 1940 г. 23-тонного торпедного катера типа «Комсомолец», вооруженного уже трубными торпедными аппаратами, и сразу же началась постройка катеров нового типа. В этом большая заслуга таких инженеров, мастеров и рабочих-катеростроитепей, как Р. И. Агаджанов, А. А. Аладьин, С. В. Васильев, Д. Н. Дворцов, С. С. Коряк, Е. П. Котов, А. И. Кручинин, А. Г. Мадера, П. И. Мурзов, И. А. Новиков, Д. Д. Солоухин, А. И. Сукин, В. А. Сычев, В. А. Тамбовский, А. Ф. Танский, В. М. Трофимов, Б. Ф. Шапошников, Е. И. Юхнин [3].

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис

Торпедный катер «Комсомолец» 123-бис


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened