November 8th, 2018

Русский Крым

Ограбление по-бельгийски.



Это прекрасно.

1. В 2011 году Бельгия в рамках инициированных США санкциях против Ливии, заморозила ливийские активы на сумму более 14 млрд долларов, принадлежавших ливийским государственным компаниям и семье Каддафи.
2. В 2018 году "внезапно" выяснилось, что до 5 млрд. долларов процентов и дивидендов с "замороженных" средств испарились. Некоторый процент из них пошел на финансирование боевиков на территории Ливии. Куда делось остальное - сейчас пытаются выяснить.

Кто-то скажет - "за заморозками тоталитаризма последовала финансовая оттепель", но на деле получилось совсем иначе - разрушили страну, убили ее руководство и десятки тысяч людей, после чего еще и ограбили. Бельгия тут конечно выступила в роли одного из мелких шакалов.
Надо понимать, что ливийские активы подгрызли не только в Бельгии, но джентльмены явно не будет стремиться к уточнению размеров украденного.

@

Русский Крым

Капсула времени в Чернышевском.



В поселке Чернышевский в районе Вилюйской ГЭС по случаю 100-летия Ленинского Комсомола, вскрыли капсулу времени работников ГЭС заложенную в 1979 году

«Через годы и поколения в день 60-летия Ленинского комсомола комсомольцы и молодежь пос. Чернышевского, обращаемся к вам, нашим последователям, молодежи 2018 года, юбилейного года – столетия со дня рождения Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодежи.
История комсомола бережно хранит волнующие страницы, вписанные комсомолом гражданской войны, строителей первых комсомольских новостроек, подвиги комсомольцев в Великой Отечественной войне, комсомольцев, поднимавших целину и осваивавших необъятные просторы Сибири и Крайнего Севера.

Для нас, комсомольцев 70-х годов, героический подвиг старших поколений всегда является путеводной звездой. Мы достойно несли эстафету труда и доблести. И здесь, в необжитом краю, в зоне вечной мерзлоты построена замечательная гидроэлектростанция и прекрасный поселок. Трудовой подвиг комсомольцев 50-60-х годов вписан в летопись расцветы Якутской республики. От первых палаток на месте неизведанной глухой тайги до великолепного памятника труда гидростроителей — Вилюйской ГЭС и поселка Чернышевского лежит путь длиною почти в 20 лет. За это время было совершено немало героических дел, связанных с именами первопроходцев. В их числе были комсомольцы: Юра Панюхов, Эмма Лазутина, Гена Силов, Валера Родин, Слава Криволап, Саша Манухов, Рая Дорошенко, Саша Курилович, Валера Дикарев, Толя Миронов, Миша Рукосуев.

Мы уверены – и в эру коммунизма будет продолжаться великое строительство на Якутской земле. Когда вы будете возводить атомные электростанции на таежных просторах нашей республики, осваивать новые районы богатой Якутской земли, строить на реке Лене мощную гидростанцию, на Вашем пути станут трудности и тогда пусть Ваша память позовет нас и мы протянем Вам руку помощи в Ваше прекрасное будущее. Мы, первопроходцы, будем идти рядом с Вами, помогать и сопутствовать Вашим удачам на Земле и в Космосе, как с нами шли герои-комсомольцы Великой Отечественной войны.
И в эпоху коммунизма будет место романтике. Вас с берегов могучего Вилюя мы протягиваем руку дружбы и передаем свою трудовую эстафету.

И пусть в Ваших дерзаниях и трудовых буднях вдохновляет и ведет вперед Вас Знамя великого Ленина, Знамя Октября.

По поручению комсомольцев и молодежи письмо подписали:

Секретарь партийного комитета строительства Вилюйской Ю. Н. Иванов
Председатель поселкового Совета народных депутатов М. Х. Иванов
Председатель объединенного постройкома УСЛЭПиП С. П. Сергиенко
Секретарь комитета комсомола строительства Вилюйской ГЭС Л. Ф. Данилова

29 октября 1979 г. ЯАССР пос. Чернышевский».

Молодежь 2018 года вместо открытой капсулы с письмом, заложила новую с посланием для молодежи 2043 года.

«Привет всем, кто читает это послание!

Сегодня мы прочитали обращение наших сверстников, живших в 70-ые годы, а вы – люди будущего!
Мы верим, что ваша жизнь прекрасна и интересна, что наша цивилизация продвинулась на новый уровень технологий и добралась до далеких планет и звезд. Мы очень надеемся, что вы построили мир без войн, распрей, границ и прочих бед, возникающих по вине человеческой глупости. Наше поколение живет в непростое время, это время перемен и трудных решений. Его нельзя сравнить с военным или послевоенным. Нет!!! Наше поколение сыто, одето, обеспечено и телевизорами, и сотовыми телефонами, и компьютерами. Но при этом мы теряем самое главное – человечность и гуманность. Мы надеемся, что в Ваше время сила добра и мира победила, на нашей планете построен новый идеальный мир, наполненный светом любви, дружбы и взаимопонимания. Счастья вам! Берегите себя и нашу чудесную планету!

Молодежь п. Чернышевский. 29 октября 2018 года».

@

Русский Крым

ООН как инструмент пропаганды агрессии.



В британской Guardian вышел материал о том, как ООНовские структуры фактически помогали интервентам в Йемене скрывать военные преступления и формировать позитивный образ ОАЭ и Саудовской Аравии.

Схема была простой.



1. Саудовская Аравия и ОАЭ выделяют примерно треть всех гуманитарных денег "для народа Йемена" (страдания которого в первую очередь являются следствием действий Саудовской Аравии и ОАЭ).
2. Структуры ООН работавшие по Йемену, в дополнение к получаемым от интервентов средствам, должны были формировать позитивный облик Саудовской Аравии и ОАЭ и не акцентировать внимание на совершаемых военных преступлениях и самом факте внешней агрессии.
3. Кроме формирования официальной отчетности, где затушевывалась реальная роль Саудовской Аравии и ОАЭ, ООНовские структуры должны были способствовать выходу в крупных американских изданиях статей с позитивными оценками "гуманитарной деятельности" интервентов.
4. В документах указывалось, что получая деньги от указанных стран, структуры ООН фактически брали на себя обязательства по созданию "позитивного образа" интервентов и донесению этого образа как для жителей Йемена, так и для остального мира.
5. Структуры ООН должны были использовать фото, видео и печатные материалы предоставляемые Саудовской Аравией и ОАЭ для демонстрации "прозрачности и открытости" работы.

Фактически, ООН тут выступила в роли прямого пособника вооруженной интервенции, которая привела к почти 4-хлетней войне, десяткам тысяч погибших гражданских, огромному числу беженцев и перманентной угрозе голода.
Причина этого достаточно очевидна - именно намерение Саудовской Аравии вернуть на своих штыках выкинутого из страны Хади (который сам фактически пришел к власти после свержения Салеха), привело к появлению чудовищной гуманитарной катастрофы.
Структуры ООН за небольшой саудовский прайс, фактически помогали формировать позитивную информационную повестку вокруг происходящей трагедии, выгораживая реальных виновников происходящего, что конечно не мешало ООНовским деятелям вздыхать "Ужас-ужас!" по поводу Йемена.
ООН конечно в теории могла бы дать надлежащую оценку происходящему, но предпочла взять саудовские деньги и держать свое мнение при себе, чтобы не лишиться финансирования гуманитарных программ ООН в Йемене.

PS. На заглавном фото очередной сожженный МРАП интервентов под Ходейдой. Ехал с гуманитарными целями, но хуситы не оценили.

@

Русский Крым

Взрыв в Архангельске.



В Архангельске 31 октября последователь идей Кропоткина и Махно взорвал себя у входа в местное отделение УФСБ.



Андрей Жлобицкий учился в Архангельской политехе и ему было всего 17 лет.



Жлобицкий зашел здание местного ФСБ и хотел просто оставить там рюкзак с СВУ. Но бомба взорвалась раньше, чем он успел выбежать - Жлобицкий был убит на месте, ранено еще 3 человека.









Новость для любителей аллюзий на николаевскую Россию, которую мы потеряли. Вот и студенты-бомбисты подтянулись.
Надо понимать, что если после Керчи предлагали запретить компьютерные игры, то сейчас надо понимать доберутся до Кропоткина и запретят к показу на ТВ сериал про Махно.
Реальные же причины как обычно заключаются в провальной молодежной политике (в чем у нас недавно расписался минкульт), отсюда огромное кол-во асоциализированной молодежи, которая может мечтать о славе Колумбайнеров, вовлекаться в АУЕ, записываться в ячейки ИГИЛ, косплеить студентов-бомбистов начала XX века. Надо понимать, тут нас ждет еще немало чудесных "открытий". Политика запретов в стиле "Держать и не пущать" в этом вопросе не оправдала себя в царской России. Не оправдала она себя и в позднем СССР. Надо понимать, что и сейчас попытки запретов всего и вся являются скорее борьбой с симптомами общественного нездоровья.

@

Русский Крым

Куда пропали ливийские миллиарды.



Сын Каддафи заинтересовался вопросом "исчезнувших" ливийских денег в бельгийских банках.
Бельгия косвенно подтвердила, что всего "исчезло" 5,6 млрд. долларов

Саиф аль-Ислам Каддафи требует провести расследование, куда пропали ливийские миллиарды долларов

Халид аль-Заиди, один из группы адвокатов, защищающей д-ра Саифа аль-Ислам Каддафи, заявил, что исчезновение миллиардов ливийских денег, замороженных на Западе, требует срочного расследования компетентными органами.
2 ноября 2018 г. Заиди заявил российскому информационному агентству Спутник, что исчезновение из бельгийских банков ливийских денег в размере более 5 миллиардов долларов заслуживает срочных действий со стороны Ливии, которое серьезно относится к этому вопросу.
Он подчеркнул, что замороженные средства принадлежат именно ливийскому государству и его народу и никоим образом не принадлежат мученику-лидеру Муаммару Каддафи. Ложь о так называемых личных счетах Каддафи усиленно муссируется в СМИ Запада.

Ливийский адвокат добавил, что эти ливийские деньги были переведены в иностранные банки в соответствии с законами Ливии (Ливийской Джамахирии), действующими в то время (до 2011 года, когда началась агрессия западных стран-членов НАТО). Они поступили в западные банки от имени ливийского государства. Адвокат заявил, что министерство финансов Бельгии , генеральный прокурор Бельгии и Совет Безопасности ООН должны потребовать срочных расследований относительно судьбы замороженных ливийских счетов и процентных ставок, которые поступили на эти счета (с 2011 по 2018 гг) .

В решении ООН о замораживании ливийских государственных счетов говорится, что необходима защита и неприкосновенность этих денег.
Адвокат подчеркнул необходимость сохранения денег, которые принадлежат ливийскому народу, и потребовал от иностранных банков, где находятся ливийские счета, предоставить подробные отчеты о замороженных денежных средствах. Ни у кого нет права отчуждать права ливийского народа на эти деньги. Недопустимо попустительство по отношению к лицам в этих банках, если они знают, как и почему эти деньги исчезли. Адвокат от имени Саифа аль-Ислам Каддафи потребовал открытых и беспристрастных расследований.

Генеральный прокурор Бельгии Джордж Гилкине со своей стороны заявил, что он уже начал всесторонние расследования об исчезновении миллиардов ливийских долларов со счетов, принадлежащих ливийским фондам и замороженных в Бельгии, и отметил, что Организация Объединенных Наций также расследует эти факты.

Гилкинке подтвердил, что из банков Бельгии исчезло 5 миллиардов евро (5,6 миллиарда долларов), что свидетельствует о том, что Бельгия не выполнила решение ООН заморозить ливийские активы.
«У нас есть отрывочная информация о том, что было сделано, но правительство (Бельгии) должно прояснить ситуацию, чтобы избежать крупного скандала».

Рассказывали сказки о свободе и демократии, а получился обычный гоп-стоп.
Как-то не благообразно получается - сын "кровавого тирана" ТРЕБУЕТ у свободных и демократических европейцев, которые осчастливили Ливию, отчитаться об украденных ливийских деньгах.
Интерес Сейфа вполне понятен - заявив свои права на часть этих средств и идя на выборы с программой предусматривающей их расходование на улучшение жизни в стране, можно более уверенно торговаться с племенными группами и различными бандами демократов поделивших Ливию на свои вотчины.
Судя по тому, что "легальное" правительство Ливии на тему украденных средств в основном помалкивало, свой небольшой гешефт оно с этой истории получило.

@

Русский Крым

О закрытии центрального музея ВВС РФ в Монино.



Дорожная карта ликвидации центрального музея ВВС РФ в Монино и перевозки экспонатов в парк "Патриот", где перевозимые экспонаты будут размещены на новых площадках.















https://vk.com/wall-84638032_13265 - обсуждение в группе волонтеров, которые занимаются помощью музею в Монино (высказываются резонные опасения, что из-за перевозки часть уникальных экспонатов может быть утеряна).

Плюс фотографии музея последних лет для общего представления о том, о чем идет речь.

































@

Русский Крым

Украинский дрон-камикадзе.



Новый украинский дрон-камикадзе.
Изыскания ИГИЛовских авиаторов по-прежнему не дают покоя.



В Белоруссии кстати тоже есть схожий экспериментальный проект дрона-камикадзе. На недавней выставке "Армия-2018" показывали.
Интерес к подобным БПЛА как правило связан с отсутствием нормальных ударных БПЛА многоразового использования, которым не обязательно зависать над целью или таранить ее.

Русский Крым

Украинские террористы в Чечне.



Воспоминания украинского боевика УНА-УНСО, который в 1996 году воевал на стороне чеченских боевиков.

Украинские террористы в Чечне, 1996 год.

Когда четыре года назад вспыхнула гражданская война на Украине, аналогичная гражданская война разразилась и в интернет-сообществах, где хорошо знавшие друг друга люди до того спокойно и дружелюбно общались годами. Запомнился один истерик, который осыпал нас, "москалей" проклятиями на почве того, "какое гнусное предательство" совершила Россия, послав своих добровольцев воевать на Донбасс, где они злодейски убивают мирных украинских зольдатиков. Дескать, Украина и украинцы всегда были верным другом и опорой России во всем, а тут такой нож в спину, что впору немедленно провалиться в Тартар.

На предложение вспомнить об участии украинских граждан во всех вооруженных конфликтах на территории бывшего СССР, причем "идейно украинствующие" почему-то всегда (ну, или почти всегда - например, настоящие "духи" могли бы просто перерезать таких неверных "побратимов" - их говорят, даже азербайджанцы очень сильно боялись, за которых они воевали в Карабахе с армянами) выбирали ту сторону, которая воюет против русских и России - ответ был строго один "це москальска пропаганда". Из событий в Чечне со скрипом признавался один только уже уничтоженный Билый, но с формулировкой, что он там был один-единственный.

Короче, пришлось лезть на пыльные антресоли, откапывать там материалы СМИ почти двадцатилетней давности, в которых сами украинские террористы, проникшие на территорию Российской Федерации, дают хвастливые интервью о том, как украинцы играючи разбивают русские войска, демонстрируют небывалую удаль и смекалку и даже сами чеченцы им в подметки не годятся. Потому как "высшая древняя раса", вероятно.
На предложение подумать - а не эти ли былые фокусы земляков заставили граждан России принять деятельное участие в гражданской войне на стороне Ополчения Новороссии против ЗСУ и нацкарбатов , так сказать, отдать старые долги за ту же Чечню? - оппонент ответил бранью в личке и исчез из темы обсуждения. Такой вот "оскорбленный в лучших чувствах друг России" оказался.

Один из подобных материалов.
Солдат Удачи, сентябрь 1996 года.







@

Русский Крым

Берлин 1945 в цвете.



Колоризация военной хроники из Берлина 1945 года с подготовкой фольксштурма к битве за Берлин.
В основном немецкая хроника + в конце немного советской с сдающимися в плен "защитниками Рейха".



Ниже, уже сам штурм Берлина в цвете, тут уже в основном раскрашенная советская хроника.



Ну и последствия. Берлин через два месяца после завершения Великой Отечественной Войны.



PS. И еще касательно раскрашенной хроники. Широкая премьера фильма Питера Джексона "Они не состарятся" с раскрашенной хроникой первой мировой войны состоится 11 ноября и примерно в этих числах можно ожидать фильм на торрентах. Судя по первым отзывам с закрытых показов, получилась годнота.

@

Русский Крым

«Батуринская резня» — мифы и реальность.



На тему очередного фейкового праздника на Украине и торжеств по случаю "батуринской резни".
Старая, но не утерявшая актуальность статья Каревина, где на пальцах разобрана эта история.

«Батуринская резня» — мифы и реальность (1708)

Об этом историческом событии когда-то говорили мало. Не то, чтобы замалчивали, а просто не акцентировали на нем внимания. Наверное, напрасно. Может быть, историкам стоило осветить случившееся более подробно. Впрочем, той небольшой информации, которая содержалась в научной литературе, хватало, чтобы любой интересующийся мог для себя составить правдивую картину произошедшего.

Теперь все наоборот. Об этом событии рассказывается много, очень много. А вот узнать правду о нем нелегко. Ибо то, что говорят и пишут на эту тему, как правило, далеко от истины.

«Ответом московского царя Петра I на переход Мазепы к шведскому королю была неслыханная жестокость, которая залила кровью Украину и ошеломила Европу. 2 ноября 1708 года московское войско полностью разрушило гетманскую столицу город Батурин, вырезав всех его жителей, даже женщин и младенцев. Казаков распяли на крестах, которые были установлены на плотах, и пустили вниз по реке Сейм. Гетмана Мазепу, а вместе с ним и всех украинцев, объявили предателями и предали церковному проклятию». «От казацкой столицы не осталось и кусочка, ни один житель не спасся в устроенном московскими пришельцами аду». «Русское войско ворвалось в Батурин. Город был полностью разрушен, а его население перебито». «В городе была устроена кровавая резня: жестоко убиты все его жители, даже женщины и младенцы… Этой карательной акцией Петр I пытался запугать украинцев и окончательно поработить их, лишив стремления к свободе». «Всех казаков и жителей вырезали. Не пощадили ни стариков, ни молодых, ни женщин, ни детей».

NB! Подобные помои в школе уже застал в 90-е, когда сам учился.

Вышеприведенные цитаты взяты из украинских школьных учебников по истории. Аналогичным образом повествуют о «кровавой трагедии гетманской столицы» многочисленные в последнее время на Украине газетные и журнальные публикации, научно-популярные и художественные книги, теле- и радиопередачи. Батуринская тема стала необычайно модной. Обсуждают ее охотно. Причем не только историки.

Видный дипломат, занимающий крупный пост в министерстве иностранных дел Украины, выступая по телевидению признается, что на его отношение к России влияет «воспоминание» о «резне в Батурине». Это «воспоминание», по словам дипломата, содержится у него («как и у других украинцев») в «генетической памяти». Известный кинорежиссер, расхваливая собственный (по мнению многих, очень слабый) фильм о гетмане Мазепе, особо упирает на то, что там «впервые в истории кино была показана Батуринская резня». Той же «резне» посвящен сюжет в выпуске новостей (!) на популярном всеукраинском телеканале. Автор сюжета информирует телезрителей о событиях почти трехсотлетней давности с такими деталями, будто речь идет о чем-то, чему он сам был свидетелем. И так далее. И тому подобное.

Плач по «жертвам московского геноцида в Батурине» не умолкает. Наслушавшись (насмотревшись, начитавшись) всего этого, вполне можно было бы воскликнуть: «Нет повести печальнее на свете!». Можно было бы. Вот только, никакой резни на самом деле не было. Доказательств тому — великое множество.

«Никакого худа ни в ком не видать»

Прежде всего стоит заметить: ни царь Петр Алексеевич, ни руководивший штурмом Батурина Александр Меньшиков запугивать население Малороссии не собирались. В этом просто не было необходимости. Вместе с великорусами малорусы мужественно сопротивлялись шведскому нашествию. Перебежавшего к врагу гетмана Ивана Мазепу поддержала лишь кучка приближенных. Малорусский народ сохранил верность своему монарху.

«При сем еще доношу вашей милости, — писал Меньшиков Петру I 26 октября 1708 года, — что в здешней старшине, кроме самых вышних, також и в подлом народе с нынешнего гетманского злого учинку никакого худа ни в ком не видать. Но токмо ко мне изо всех здешних ближних мест съезжаются сотники и прочие полчаня и приносят на него ж в том нарекание, и многие просят меня со слезами, чтоб за них предстательствовать и не допустить бы их до погибели, ежели какой от него, гетмана, будет над ними промысл, которых я всяким обнадеживанием увещеваю, а особливо вашим в Украйну пришествием, из чего они, по-видимому, в великую приходят радость».

«Мазепа не хотел в добром имени умереть: уже будучи при гробе учинился изменником и ушел к шведам, — извещал царь князя Василия Долгорукого 30 октября. — Однако ж, слава Богу, что при нем в мысли ни пяти человек нет, и сей край как был, так есть». О том же (и в тот же день) писал он адмиралу Федору Апраксину.

Даже казаки, которых Мазепа привел с собой в шведский лагерь, сообщниками его не являлись. Они оказались обмануты предателем и, узнав об измене, покидали гетмана при первой возможности. 30 октября Петр I сообщал белоцерковскому полковнику Михаилу Омельченко, что Мазепа заявил казакам «будто он идет по нашему, великого государя, указу за Десну против шведского войска. И когда их привел к шведам, то, по учиненному с ними (со шведами — Авт.) уже договору, велел их окружить тем шведам и потом им объявил свое изменничье намерение и отдал тако в руки неприятельские, из которых от него отданных уже многие верные к стороне нашей паки возвращаются».

Итак, царь Петр Алексеевич не считал малорусов предателями. Разумеется, это не значит, что он пребывал в беспечности. Власти делали все возможное, чтобы укрепить верноподданнические настроения в народных массах. Но укрепить не карательными акциями (неоправданная жестокость могла привести к обратному — спровоцировать бунты), а милостями. Уже 28 октября специальным царским указом были отменены «аренды (отдача на откуп винной, дегтярной и табачной торговли — Авт.) и многие иные поборы», которые, как говорилось в указе, Мазепа «наложил на малороссийский народ, будто на плату войску, а в самом деле ради обогащения своего». Царь увеличил жалованье запорожским казакам, приказывал великороссийским военачальникам обращаться с казацкой старшиной «сколько возможно ласкаво» и т. п.

Еще до обнаружения гетманской измены, Петр I принял меры для недопущения в Малороссии конфликтов между войском и населением (такие конфликты во время войн являлись обычным делом в тогдашней Европе). «Надобно драгунам учинить заказ под потерянием живота, дабы они черкассам (так иногда называли малороссиян — Авт.) обид не чинили; и ежели кто им учинит какую обиду, и таковых велите вешать без пощады» — предписывал самодержец своим полководцам.

Предписания не оставались пустым звуком. «Мы войскам своим великороссийским под смертною казнью запретили малороссийскому народу никакого разорения и обид отнюдь не чинить, за что уже некоторые самовольные преступники при Почепе и смертью казнены» — объявлялось в указе от 6 ноября 1708 года.

Очевидно, что «Батуринская резня» (если бы она действительно имела место) не только не являлась целесообразной, но и противоречила политике царского правительства. Нетрудно придти к выводу, что резни не было и быть не могло. К выводу, который подтверждается документально.

Восставшие из мертвых?

22 декабря 1708 года избранный казаками вместо Мазепы новый гетман Иван Скоропадский выдал батуринскому атаману Данилу Харевскому универсал, разрешавший жителям Батурина вновь селиться на старых местах. Тем самым жителям, которые якобы были «вырезаны московским войском».

Между тем, «вырезанные» разрешением воспользовались. Опись города, произведенная в 1726 году, насчитала (цитирую по составленному выдающимся малорусским историком Александром Лазаревским «Историческому очерку Батурина»): «прежних батуринских жителей, поселившихся слободами — 25 дворов; торгующих мелочным товаром — 17 дворов; ремесленников, прежде бывших батуринских жителей, которые по разорению Батурина поселились в старых домах на своих местах (снова вспомним цитатку из школьного учебника: «От казацкой столицы не осталось и кусочка, ни один житель не спасся» — Авт.): цеха шевского (сапожников) — 38 дворов, цеха кравецкого (портных) — 28 дворов, цеха калачницкого — 11 дворов, цеха ткацкого — 12 дворов, цеха резницкого (мясников) — 9 дворов, кузнецов — 15 дворов, музыкантов — 6 дворов, гончаров — 5 дворов, плотников — 5. Живущие при Батурине в слободах прежние жители: в слободе Подзамковой — 19 дворов, в слободе Горбаневской — 31 двор, в слободе Гончаровской — 72 двора. Сверх того, в слободе Гончаровской живут бывшие служители гетманского двора, ныне принадлежащие к Обмочевскому «дворцу» — 12 дворов и «рыбалок», принадлежавших к гетманским батуринским рыбным ловлям — 9 дворов».

А еще: «Мельники, мерочники и посполитые люди, которые прежде надлежали ко дворцу Мазепы, а ныне к Обмочевскому дворцу принадлежат — 82 двора» и «30 дворов крестьян надлежащих до двора Мазепы». Это жители «посполитого звания». Кроме них Опись зафиксировала наличие в Батурине казаков (104 двора). Они жили и здравствовали, не ведая, что когда-нибудь их запишут в «жертвы геноцида».

Так что же произошло в Батурине 2 ноября 1708 года?

А было так

В Батуринском замке Мазепа сосредоточил свою артиллерию (70 орудий), огромное количество боеприпасов и продовольствия. Все это он намеревался передать шведскому королю Карлу XII, что значительно усилило бы армию последнего.

Со своей стороны, царские военачальники стремились не допустить осуществления замыслов предателя. Получив известие об измене гетмана, Александр Меншиков поспешил с войском к казацкой столице. Но командовавший местным гарнизоном сердюцкий полковник Дмитрий Чечель, бывший в сговоре с Мазепой, отказался впустить царских солдат. Еще до подхода Меншикова сердюки (иностранные наемники, находившиеся на службе гетмана) по приказу Чечеля силой согнали жителей Батурина в замок и подожгли городские предместья. По великороссийским полкам мазепинцы открыли пальбу из пушек.

Переговоры ни к чему не привели. Тем временем к городу двигались шведы. Пронесся слух, что они совсем близко. Меншикову не оставалось ничего другого, как атаковать замок.

Сражение длилось недолго. Отчаянно оборонялись лишь сердюки. Большинство казаков во главе с прилуцким полковником Иваном Носом предпочли сложить оружие. Через два часа все было кончено. Кое-кого из пленных мятежников, действительно казнили. Но только их. Об этом, между прочим, имеется собственноручное свидетельство Петра I.

9 ноября царь направил коменданту Белоцерковского замка письмо с приказом: посылаемых к Белой Церкви «для лучшего отпора неприятелю» великороссийских ратных людей «впускать безо всякого прекословия». Монарх подозревал, что в замке могут находиться тайные приверженцы Мазепы (незадолго до перехода к шведам гетман внезапно озаботился усилением тамошнего гарнизона и направил туда новый отряд казаков). Поэтому царь Петр Алексеевич предупреждал: «Если же кто дерзнет сему нашему, великого государя, указу учинить непослушание и тех наших великороссийских людей впустить в замок не похощет, и с теми учинено будет по тому ж, как и в Батурине с сидящими, которые было ослушали нашего царского величества указу, в Батуринский замок наших великороссийских войск не впускали, но взяты от наших войск приступом; и которые противились побиты, а заводчикам из них учинена смертная казнь».

Самодержец указывал четко: убиты были те, кто сопротивлялся («которые противились»), а из пленных смерти предали зачинщиков («заводчиков») мятежа. А ведь данным письмом Петр I старался запугать вероятных предателей. Он не стал бы преуменьшать строгости применяемых к изменникам мер. Скорее наоборот, мог эту строгость преувеличивать. Но угрожать всеобщей резней монарху и в голову не пришло.

Письмо с той же целью (предупредить возможную измену) и описанием наказания батуринских бунтовщиков («которые противились, те побиты, а заводчики из них казнены»), царь направил коменданту Прилуцкого замка. Однако и в том письме угрозы резней нет и в помине.

Как видим, репрессии в Батурине были направлены против вооруженных мятежников, а никак не против насильно согнанных мазепинцами в замок мирных людей, тем более женщин и детей. Конечно, там, где гражданское население оказывается в эпицентре военных действий, случаи гибели обывателей — не редкость. Могли такие случаи иметь место и в Батурине. Но все же массовой смерти жителей удалось избежать.

После взятия Батуринский замок сожгли. Правда, не сразу. Еще 4 ноября Петр I писал Меншикову, что если есть надежда не допустить захвата Батурина шведами, его следует защищать. В противном случае, приказывал царь, замок со всеми припасами нужно сжечь, а пушки вывезти, так как «когда в таком слабом городе такую артиллерию оставить, то шведы также легко могут взять, как и мы взяли».

Меншиков долго не колебался. Замок был укреплен плохо. Времени на реставрацию старых укреплений и строительство новых не оставалось. Шведская армия представляла собой внушительную силу. Шансов устоять против нее в Батурине практически не было. И военачальник принял единственно правильное с военной точки зрения решение.

Огонь уничтожил замок. Русское войско отступило. Покинуло полуразрушенный (подожженный еще Чечелем, потом пострадавший во время боя) город и население. Покинуло (а не было уничтожено), чтобы после ухода оккупантов вновь вернуться на свои места. «Город был сожжен и разорен, а жители его разбежались», — констатирует упоминавшийся уже историк Александр Лазаревский (кстати сказать, видный украинофил, который не стал бы замалчивать «обиды», понесенные Украиной от великорусов).

Рождение мифа

Откуда же тогда взялся миф о «Батуринской резне»? Сочинил его Иван Степанович Мазепа. Пытаясь подбить казаков к мятежу гетман-изменник принялся повсюду рассылать свои универсалы, переполненные клеветами на царя и великорусский народ. Мазепа уверял, что Петр I замыслил погубить малорусов, хочет силой переселить их всех за Волгу, а Малороссию заселить великорусами, что с этой целью московское войско уже начало нападать на малороссийские города, выгонять оттуда жителей и т. д. Сообщение о «резне» в казацкой столице как бы иллюстрировало эти вымыслы.

Так произошло рождение мифа. Остальные небылицы, придуманные Иваном Степановичем, вскоре забылись по причине их очевидной абсурдности (ведь не последовало никаких депортаций, не было и нападений на города). А Батуринский миф получил долгую жизнь. Он нашел отражение в писаниях шведских мемуаристов, затем перекочевал в некоторые исторические сочинения и особенно был растиражирован с помощью печально известной фальшивки, так называемой «Истории русов».

Разумеется, своих соотечественников Мазепа не убедил (хотя стремился он прежде всего именно к этому). Малорусы хорошо знали, что в действительности произошло в Батурине. К тому же, не замедлило официальное опровержение. 8 декабря 1708 года гетман Иван Скоропадский издал универсал, где разоблачил ложь своего предшественника. Касаясь темы Батурина, Скоропадский признавал, что при штурме замка было убито много мятежников. Но он тут же подчеркивал: «Однако же, що о женах и детях, о гвалтованю панен и о ином, що написано во изменничьем универсале, то самая есть неправда… Не тылко тые не имеючие в руках оружия, але большая часть з сердюков и з городовых войсковых людей, в Батурине бывших, на потом пощажены и свободно в домы, по Указу Царского Пресветлого Величества, от князя, Его Милости, Меншикова, отпущены».

Зато поверили Ивану Мазепе шведы. Подойдя к Батурину они застали там руины и пепелища, обгорелые трупы и ни единой живой души. А гетман не жалея красок, описывал ужасы массовой резни. Таким образом Мазепа пытался оправдаться перед шведским королем, объяснить провал своих предательских планов. Дескать, казаки не пошли за ним потому, что испугались свирепого и беспощадного царя Петра. Короля такое объяснение устроило, а Малороссии оно обошлось очень дорого.

Шведы уверовали, что причина поддержки населением царских войск заключается всего лишь в элементарном страхе. Уверовали и решили действовать по принципу: клин клином вышибают. Они делали все, чтобы внушить малорусам еще больший страх. Захватчики жгли города и села, уничтожая их жителей без разбора. Творилось это с ведома, а иногда и при участии Ивана Мазепы. Естественно, что желаемого результата оккупанты не достигли (борьба против них только усилилась). Однако тысячам малорусов (в том числе и женщинам, и детям) выдумка старого гетмана стоила жизни.

Уроки русофобии

Сегодня эта выдумка распространяется на Украине с новой силой. Давно уже обнародованы опровергающие ее факты и документы. (Например, универсал Ивана Скоропадского, разоблачающий Мазепину клевету, опубликован еще в 1859 году. Работа Александра Лазаревского с обширными извлечениями из Описи Батурина — в 1892 году). Но современные украинские «батуриноведы» об этих опровержениях не знают и не хотят знать. Они свято верят в миф, сочиненный когда-то исключительно с пропагандистской целью. Как тут не вспомнить слова английского философа, вынесенные в эпиграф настоящей статьи?

Давайте представим на минуту, что историю Великой Отечественной войны у нас станут излагать, опираясь на агитки, подготовленные ведомством Йозефа Пауля Геббельса. И при этом будут игнорировать все, что данным агиткам противоречит. Насколько объективной будет такая «история»? Вопрос, безусловно, риторический.

Но ведь подобным образом излагают ныне на Украине историю шведского нашествия 1708–1709 годов. Излагают не только в газетках «национально сознательной» направленности (тут удивляться не приходится), но и на школьных уроках. Уроках русофобии, густо замешанной на лжи. Если вера в Батуринский миф подогревает неприязнь к России даже у великовозрастного дяди из внешнеполитического ведомства, то какие чувства могут возникать в юных душах? И к чему это приведет? Может, стоит задуматься и об этом?

Как и в случае с "хероями УПА" или фейковым "голодомором", байки про "Батуринскую резню" служат "нациотворческим элементом, когда населению Украины скармливают лопатой самые примитивные исторические фальшивки для формирования "нового украинца".

@

Русский Крым

Парк живой истории "Федюхины высоты".



Репортаж севастопольского ТВ о ходе работ над парком живой истории "Федюхины высоты".



Огромный проект начнут строить в начале 2019 года и уже следующей осенью сдадут первую очередь.
Полностью проект будет закончен в 2020-м году.





Задумка очень крутая и судя по всему и без того богатый арсенал мест культурного отдыха в Севастополе пополнится отличным объектом, который будет не стыдно рекомендовать гостям города, как это было с комплексом 35-й батареи.
Ну а там и филиал парка "Патриот" недалеко.




Видео с последнего фестиваля, который прошел на Федюхиных высотах в сентябре (к сожалению был в отъезде и пропустил, а вот знакомые ходили и остались довольны).

@

Русский Крым

Луценко подал в отставку.



Генпрокурор Украины Луценко подал в отставку.
Среди возможных причин - подготовка к переформатированию украинской власти после выборов президента весной 2019 года, где Луценко не связаный гос.постом может, при необходимости, разыгрывать и карту "оппозиционера".
Помимо этого отставку могла ускорить клоунская история с задержанием немецкого судна Comet участвовавшего в серых схемах с поставками в Европу продукции Алчевского металлургического комбината, а также предшествующие клоунские дела вроде "убийства Бабченко" (где все участники оказались агентами СБУ) или купание в кислоте активистки Гандзюк. И это я уже молчу про традиционное вранье на тему "расследования расстрела евромайдана" (где до сих пор виновные не наказаны) и "борьбы" с коррупцией в высших эшелонах власти.



В общем, проще описать где Луценко провалил работу, нежели найти какие-то реальные достижения. Впрочем, в его бытность министром МВД при Ющенко было ровно тоже самое. На редкость бездарный человек, обладающий лишь одним, но важнейшим талантом - будучи политическим флюгером, Луценко отточил умение вовремя менять стороны в украинской политике, что и обеспечило ему длительную политическую жизнь.

«Два дня тому назад пьяный Луценко рассказал своим подельникам в Днепре, что его агенты в моем окружении доложили ему, что я опять буду переходить в Украину через „зеленку“ в сентябре, и он меня схватит. Так вот, я действительно заеду, но хватать будем тебя и твоего кореша с Банковой, мерзкий ты ублюдок» (с) Михаил Саакашвили.

@

Русский Крым

Ходейда. 05.11.2018.



За последние несколько дней ситуация под Ходейдой для хуситов существенно осложнилась.
С конца октября саудиты и ОАЭ подтаскивали свежие силы на фронт под Ходейдой, чтобы возобновить наступление после очередного провала штурма города в октябре, когда интервенты были снова были выбиты с участка kilo 10 - kilo 16 с большими для себя потерями.
По данным американских источников всего на это направление было переброшено до 10 000 человек и несколько сотен единиц техники (включая танки, а также новые МРАПы, бронемашины, тачанки). Часть из этих сил бросили на укрепление позиций в районе Дурайхима и Тухейта, а также для прикрытия дороги Мокха-Ходейда от набегов хуситов. Для возобновления штурма города использовали бригаду хадистов, суданских военных, наемников подготовленных Израилем и спецназ ОАЭ при поддержке танковой роты.



С 2 ноября интервенты снова пошли на штурм и к 3 ноября снова выкатились на трассу Сана-Ходейда, с которой их в октябре выбили хуситы. Используя достигнутое превосходство в численности, после прорыва к трассе, противник не стал окапываться прямо на ней, а совершил бросок к инженерному колледжу к северу от дороги и завязал бои на окраинах города. Одновременно с этим наемники и суданцы начали наступление вдоль берега Красного моря в обход аэропорта Ходейды, уклоняясь от лобового штурма разрушенных терминалов. В июне и сентябре эти атаки неизменно проваливались, но на сей раз атакующим сопутствовал успех и они заняли часть построек разрушенного университета. Кроме того, бригада хадистов "Гиганты" была брошена в атаку на город аль-Салех к востоку от Ходейды. Одновременно с этим авиация ОАЭ и Саудовской Аравии наносит удары по самому городу и по подходящим подкреплениям хуситов. В ходе последних боев стороны потеряли по несколько десятков человек убитыми + интервенты традиционно потеряли пачку тачанок и ББМ.



В целом, противник пытается использовать превосходство в живой силе и технике, чтобы добиться окружения Ходейды и принуждения ее к сдаче, при этом даже при продвижении по открытой местности он испытывает большие проблемы и несет серьезные потери. В городских боях эти проблемы скорее всего усугубятся, но хуситам крайне важно не уходить только в пассивную оборону, а постоянно прощупывать открытый правый фланг атакующей группировки, дабы вынуждать саудитов и эмиратчиков бросать больше сил на прикрытие фланга, что ослабляет наступающую группировку и создает предпосылки для контрударов, как это уже было во время прошлых попыток овладеть Ходейдой.



С политической точки зрения, Саудовская Аравия делает огромную ставку на это наступление - критика бойни в Йемене нарастает, уже и Британия призывает прекратить войну и начать переговоры, Трамп заявляет, что надо сократить использование американского оружия в Йемене, ООН продолжает настаивать на прекращении гуманитарной катастрофы. Со стороны Эр-Рияда стремительная накачка ударной группировки под Ходейдой выглядит как последний шанс овладеть непокорным городом, так как уже в ближайшие месяцы йеменская война будет становится все более токсичной для ее организаторов.
























Фото хадистов c kilo 16.
















Спецназ эмиратчиков под Ходейдой.


Хуситы планируют атаку.







@

Русский Крым

А ЕСЛИ БЫ НЕ ОКТЯБРЬ? Ч.1.



Содержание
Часть 1. А если бы не Октябрь?

Часть 2.

1. Кто и перед кем виноват?
2. В защиту историзма
3. Монархия и цареубийство как исторические феномены
4. От «священных царей» к монархической Вандее
5. Международная составляющая
6. «Темная сторона» империалистической войны
7. «Порядочки японские»?
8. Заключение. Ни бог, ни царь и ни герой…

Все последние годы, в преддверии столетия Великого Октября, антикоммунисты и антисоветчики всех расцветок разрабатывают в поте лица одну, как им представляется, золотую жилу. Речь идет о теме исторических шансов, будто бы «упущенных» Россией и всем миром на исходе Первой мировой войны – разумеется, по «вине» большевиков. Начало еще в 90-е гг. положили прозападные либералы, проливавшие слезы по утраченным будто бы перспективам приобщения России к «мировой цивилизации». С тех же самых пор не смолкают плакальщики по самодержавию, пребывающие, подобно Поприщину из «Записок сумасшедшего», в месяце «мартобре» (кажется, что Н.В. Гоголь буквально предсказал этот род шизофрении, при котором что Октябрь/ноябрь 1917-го, что Февраль, по григорианскому календарю как раз март, – все едино). В последние годы подключилась «тяжелая артиллерия» доморощенных национал-либералов. Они доминируют на политико-идеологической сцене РФ с тех пор, как ее власти втянулись в опасное противостояние с превосходящими силами подлинных хозяев империалистического мира. Неудивительно, что их идеологи страшатся «цветной революции» типа двух украинских; но еще больше они боятся, как бы это противостояние не привело Россию и мир к «левому повороту». Поэтому им остается одно: римэйк «феодального социализма» в полицейски-охранительном варианте, позволяющий отмежеваться разом и от «гниющего Запада», и от советской эпохи. Это требует изобразить исторический путь России как сплошное «державное могущество», которое лишь время от времени подрывали смуты, учиняемые «врагом внешним и внутренним». Октябрь 1917-го принято ныне изображать самой страшной из смут – с подачи еще отцов-основателей «Белого дела», не поднявшихся в осмыслении событий XX века выше уровня XVII-го (назвал же генерал А.И. Деникин свои мемуары, будто современник Дмитрия Самозванца, – «Очерки русской смуты»).

Излюбленный конек такого рода «патриотической» пропаганды разных оттенков, от ультраправого до национал-либерального, – тема «украденной» большевиками «победы» России в Первой мировой войне и будто бы открываемых этой «победой» необъятных перспектив. На этот счет неоднократно высказывались не одни лишь желтые СМИ и готовые к услугам «историки», но и «сам» президент РФ. Недавно он даже назвал «главным выгодополучателем» Октябрьской революции ни много ни мало как «Запад». Интересно, многие ли из слушателей успели забыть, что сам «Запад» так никогда не думал, а, наоборот, бился против «своей выгоды» буквально насмерть – начиная с британского резидента в предоктябрьской России, будущего писателя С. Моэма, и кончая М. Тэтчер, Р. Рейганом и Дж. Бушем-старшим…

Новоявленные обличители большевиков либо сами не знают, либо рассчитывают на незнание аудиторией того, что трактовка ими Первой мировой войны воспроизводит почти буквально не только самых узколобых из русских белогвардейцев, но и кайзеровского генерала Людендорфа и его нацистских учеников. Те тоже объявляли поражение Германии несуществующей «победой», якобы «украденной» революционерами. Как тогда, так и теперь обывателю предлагается – с исторически негодными средствами – психологическая компенсация поражений «отечества», уводящая от сегодняшних проблем в иллюзорный мир, что чревато еще худшими катастрофами.

Антисоветская и антикоммунистическая идеологема «отнятой» большевиками у России «победы» в Первой мировой войне, по истокам белогвардейско-фашистская, в нынешней РФ паразитирует на Второй мировой, в которой антифашистская коалиция победила при решающей роли нашей Советской Родины и коммунистического движения. Великая Отечественная, односторонне трактуемая официальной идеологией, сознанию сегодняшнего обывателя гораздо ближе, чем более удаленная эпоха Октября, той же идеологией систематически искажаемая или замалчиваемая. «Фокус» антисоветской пропаганды состоит в том, что опыт 1941-1945 г. некритически проецируется на принципиально иную историческую ситуацию первых десятилетий прошлого века. Обывателю, воспитанному на детсадовски-наивной трактовке Великой Отечественной, представляется «очевидным» для всех времен, что против напавшего на Отечество врага надо воевать до победы, а для этого объединиться всем, отложив внутренние противоречия (если таковые вообще попадают в его поле зрения). Людей с такими представлениями нетрудно убедить, что всякий, кто «раскалывает единство» страны, противостоящей неприятелю, – во все времена предатель и пособник врага. Вот и готова немудреная схема, лежащая сегодня в основе пропаганды «Единой России» и «логично» впитывающая в себя страшилку столетней давности: «Большевики – немецкие шпионы».

Обывателю неведомо, что подобная логика в первом приближении применима лишь к обществу, где классовые антагонизмы исторически сняты; да и ему для победы необходимо не одно единство, а прежде всего устойчивая экономическая база и адекватные международные условия. Конечно, тем, кто не обладает исторической перспективой, проще использовать «патриотизм» в функции «опиума народа». Тем же, кто не на словах, а на деле озабочен будущим своей страны и народа, юбилей Октября дает хорошую возможность посмотреть на события вековой давности с позиций научной методологии и вместе с тем новым взглядом. В поле зрения необходимо включить и те аспекты исторической ситуации, которые до нынешнего безвременья были общеизвестны, и те, что даже от выдающихся современников оказались заслонены «злобой дня» и далеко не сразу смогли стать объектом теоретического анализа.



Перспектива первая: «пиррова победа»
Как было известно уже пятиклассникам до эры ЕГЭ, выражение «пиррова победа» повелось с III в. до н.э., когда эпирский царь Пирр вознамерился повторить поход Александра Македонского. Горе-завоеватель не пожелал учесть, что имеет дело не с прогнившей Персидской империей, как его прославленный предшественник, а с молодой и сильной Римской республикой. Для Эпирского царства, пусть и имевшего неплохое войско, но в целом отсталого, столкновение с более высокой военной и политической организацией римлян обернулось тем, чего и следовало ожидать: сначала – тактический успех, в итоге – полный провал, а между ними – то, о чем сам Пирр произнес «обессмертившие» его слова: «Еще одна такая победа, и мы погибли».

Имитаторы «украденной победы» принимают за аксиому, что, не будь красного Октября, Россия оказалась бы в лагере победителей в мировой войне и получила бы свою долю плодов победы. Это, по их мнению, позволило бы стране взять хороший старт в технико-экономическом развитии и выйти на передовые позиции в мире без тех испытаний и жертв, которые последовали за Октябрем. Подобные рассуждения, в том числе на самом высоком уровне, вдохновляют иных беллетристов на необузданную игру фантазии: одна воображает себя в компании молодого государя-императора в автомобиле, объезжающем Кремль; у другого и вовсе просторы Галактики в отдаленном будущем бороздит гравилет «Цесаревич».

Никому из наших оппонентов не приходит в голову самое простое и очевидное: «победа» в компании империалистических союзников по Антанте, даже в лучшем для нее случае, для России могла быть только пирровой. В свете всей истории отношений нашей страны с Западом, о чем любят порассуждать авторы антибольшевистских инвектив, напрашивается вопрос: с чего вы взяли, что «великие» державы-победительницы, технически и экономически превосходившие тогдашнюю Россию, стали бы с нею делиться «по-божески»? Что-то не замечалось за ними такого благородства даже прежде, до наступления эпохи империализма. Хотя тогда и отрыв России от центров «цивилизованного мира» не был столь велик, и агрессивность этих центров была объективно меньшей.

Капиталистический мир изначально делился на метропольные центры и зависимую периферию, но в этом разделении мира во времена «свободной конкуренции» тоже находилось место своего рода «конкуренции»: кто-то опускался вниз, кто-то имел шансы пробиться наверх. В эпоху монополистического капитализма метропольное положение в международном разделении труда также монополизируется: повысить свой «ранг», оставаясь на капиталистическом пути, стране периферии становится практически невозможно. Империалистические войны – один из факторов этого сдвига.

Будто по заказу, в истории Первой мировой есть наглядная модель. Италия, как и Россия, вступила в войну неподготовленной, ее армия также понесла непропорционально большие потери, экономика пришла в полное расстройство, а народ, и в мирное время страдавший от нищеты, оказался на грани голода. С грехом пополам дотянув до конца войны – причем, как и постулируют наши оппоненты, без революции, может быть потому, что война для нее началась почти на год позже, – буржуазная Италия тоже рассчитывала на щедрость союзников. Зря рассчитывала: со слабыми, если в них нет экстренной надобности как в сателлитах, в империалистическом мире делиться не принято. Правда, на Версальской конференции, подводившей итоги войны, Италию включили для вида в «большую четверку» победителей. Но ее премьер мог только фотографироваться с лидерами Великобритании, США и Франции – все серьезные вопросы решали без него. Очень похоже на ельцинскую РФ, выступавшую такой же «шестеркой» в «большой семерке». Италия, где голодные рабочие уже стихийно захватывали заводы, по итогам конференции не получила практически ничего. Не удивительно, что ее «патриоты» пожалели о недавнем решении примкнуть к Антанте и вскоре поддержали Муссолини, приведшего страну в состав фашистской «оси» заодно с «обделенной», как она, Японией и побежденной в войне Германией.

Какие есть основания полагать, что участь «победительницы» России была бы лучше итальянской? Допустим даже, вместе с нашими оппонентами, что в мире без Октября война кончилась бы с тем же итогом, что в исторической реальности, и в тот же срок – к ноябрю 1918 г. Куда успели бы дойти русские войска (предположим, сохранившие боеспособность – к реальности этого допущения, как и предыдущего, мы еще вернемся)? Нынешние «патриоты» полагают, что до Берлина, – но при этом осознанно или неосознанно копируют реальный 1945-й, а не реальные 1917-1918 годы. В Первую-то мировую русские войска на германском фронте еще с весны 1915-го не наступали, а отступали перед многократно превосходящей огневой мощью и лучшей организацией неприятеля. Какие есть основания полагать, что в последний год войны положение изменилось бы к лучшему? Ссылаются на Брусиловский прорыв, но не случайно он был направлен против более слабой из неприятельских держав – Австро-Венгрии; стоило подоспеть немецким дивизиям, как прорыву пришел конец. Иначе и быть не могло. Ведь за русскими войсками не стояли, как за Красной Армией в Великую Отечественную, ни комплексная индустриализация, ни новая техническая база сельского хозяйства, ни всеобщая грамотность, ни – последнее по счету, но не по важности – понимание солдатами и тружениками тыла, что и во имя чего они защищают. За фронтовиками Первой мировой стояло совсем другое: разнузданная буржуазная нажива и чиновничья коррупция; перебои с хлебом, снарядами и патронами; распутинское распутство и шпионские скандалы в верхах (о некоторых даже в советское время не любили вспоминать – мне в детстве рассказывала бабушка, в те годы учившаяся в дворянском интернате). Такая армия с таким тылом, если и перешла бы в наступление, то на манер итальянской – в самом конце войны, когда противник уже агонизировал. Причем и тогда на пути русской армии встали бы Польша и Венгрия, горячо «любившие» империю Романовых. Германия, даже терпя общее поражение, нашла бы в этих странах достаточно мобилизационных резервов против России, да и вообще наступать в среде враждебного населения – мягко говоря, не подарок. Положа руку на сердце: верите ли вы сами, господа, что итоги такого наступления сильно отличались бы от итогов похода Тухачевского летом 1920 г. под аналогичным лозунгом: «На Варшаву, на Берлин!»?

В самом «лучшем» случае, доблестные войска под командованием Алексеева, Корнилова, Деникина, Врангеля и прочих, столь блестяще себя показавших вскоре в Гражданской войне, стратегов и тактиков, успели бы кое-как доплестись до Немана и Западного Буга. В худшем – осуществился бы близкий к гениальности план еще одного защитника «Белого дела», генерала Юденича: отвести остатки разваливающейся армии на Волгу и Кубань, сдать немцам не только Украину, но и почти всю Великороссию, а единственным боеспособным фронтом – Кавказским, которым он и командовал, – продолжать наступление на Османскую империю, единственную неприятельскую державу, разваливавшуюся еще быстрее. Авось будет чем торговаться с союзниками после войны! Да все равно ничего бы не выторговали: с банкротами сделок не заключают. Россия без Октября пришла бы к концу войны именно банкротом – финансовым, продовольственным, социальным, политическим, а, следовательно, и военным. Она оказалась бы в состоянии еще худшем, чем Италия, где в отличие от России финансы и промышленность принадлежали национальному капиталу, деревня не была так опутана пережитками крепостничества и не находилась в климатической зоне рискованного земледелия, да и политическая система была не в пример современнее. Понятно, что «победа» России в любом мыслимом случае была бы воистину пирровой.

Что ждет в капиталистическом мире, особенно в эпоху империализма, страну, заведенную господствующими классами в подобную трясину, давно и хорошо известно: беспросветная кабала. Без Октября эта участь и ожидала Россию, какая бы из двух империалистических коалиций ни взяла верх. И еще неизвестно, чья кабала оказалась бы хуже – неприятельская или «союзная». Державы Антанты еще до февраля 1917 г. отличились ростовщическими займами союзнику, спасавшему их от разгрома ценою крови своих солдат, и даже конфискацией российского золотого запаса во французских банках; скупкой по дешевке российских месторождений стратегического сырья; отправкой контингента военнослужащих США для управления Транссибирской магистралью; беспрецедентным требованием, чтобы страна, где хлеба уже не хватало ни тылу, ни фронту, поставляла «союзникам» по низким ценам зерно, вполне доступное им на мировом рынке.

Можно себе представить, какой разговор пошел бы с «Россией без Октября» – хоть николаевской, хоть «керенской», хоть корниловской, – едва отпала бы надобность в ней как в военном союзнике. А такая надобность исчезла бы точно, если принять тезис наших оппонентов о завершении войны «как было» – поражением Германии. Не будь СССР, никто из действительных победителей не стал бы вскармливать себе новых конкурентов. И это относится как к побежденной Германии, так и к пирровым «победителям», будь то Италия, Япония и уж подавно «безоктябрьская» Россия – из всех держав самая отсталая, самая зависимая и самая разоренная. Размеры страны и численность населения в начале XX века уже ничего не решали: много ли тогда считались с Китаем и Бразилией – территориальными и демографическими гигантами, но экономическими и политическими карликами?

Да что там говорить – с одной внешней задолженностью, нараставшей в ту войну как снежный ком, России без Октября не расплатиться бы уже никогда. Только большевики, во главе революционного народа, могли позволить себе отказаться платить ростовщические долги в принципе. О таком не могла и помыслить ни одна буржуазная и даже мелкобуржуазная партия, не говоря о николаевско-распутинском дворе, – у всех них слишком много капиталов лежало в тех же банках, контролируемых монополиями Франции, Британии, США. Оставалось до скончания века выжимать из полумертвой страны ростовщические проценты, забыв и думать о настоящей индустриализации, современной системе образования и здравоохранения (откуда взять на все это деньги?), об аграрной реформе (помещичьи земли заложены в тех же банках – попробуй тронь, на компенсации казны не хватит, да еще и санкции наложат). А без масштабной модернизации экономики откуда брать средства на выплату хотя бы процентов по долгам? Да все оттуда же: от голодного экспорта зерна и прочего продовольствия, да еще русского леса; а чем больше лесов вырубишь, тем чаще будут неурожаи, тем голоднее – сельхозэкспорт. Остается еще, конечно, экспорт минерального сырья, но с непременной отдачей месторождений в концессию иностранным корпорациям: самим-то откуда взять инвестиции и технологию для их разведки и разработки? А значит, из цены добываемого сырья стране перепадут жалкие гроши. Замкнутый круг, из которого стране зависимой периферии в принципе невозможно выйти без революции.

Это в сущности и есть та Россия, которую «мы потеряли» по фильму Говорухина и в которую возвращаемся после того, как в самом деле потеряли свою Советскую Родину. Только теперь у РФ все же имеется «подушка безопасности», унаследованная от советской эпохи. Есть разведанные и обустроенные месторождения нефти, газа и руд; есть тяжелая промышленность, энергетика и агропром; есть образование, медицина и фундаментальная наука не дореволюционных масштабов; есть ракетно-ядерный щит. Без Октября никакой «подушки» не было бы: все резервы, и прежде мизерные, съела империалистическая война. Россия без Октября оставалась бы, в самом лучшем случае, «холодной Латинской Америкой» – не теперешней, а тогдашней, с аналогичным местом в мировом капиталистическом разделении труда, но с куда менее благоприятным климатом.

А впереди уже маячила Великая депрессия – никакой контрреволюции не отменить законов капиталистической экономики. Цены на продовольствие и сырье полетели бы вниз – тогда они в самом деле упали так, что агробизнес Латинской Америки не оправился от удара до 60-х гг. А ведь речь идет о регионе с благоприятным климатом, не знавшем опустошений двух мировых войн, даже, наоборот, от них экономически выигравшем. И в этих-то условиях мировой экономический кризис довел миллионы людей, без преувеличения, до голодной смерти. Вот и судите сами, сколь светлых перспектив лишили Россию в Октябре 1917-го большевики и Советская власть …

(Продолжение следует).

Русский Крым

А ЕСЛИ БЫ НЕ ОКТЯБРЬ? Ч.2.



Содержание
Часть 1. А если бы не Октябрь?

Часть 2.

1. Кто и перед кем виноват?
2. В защиту историзма
3. Монархия и цареубийство как исторические феномены
4. От «священных царей» к монархической Вандее
5. Международная составляющая
6. «Темная сторона» империалистической войны
7. «Порядочки японские»?
8. Заключение. Ни бог, ни царь и ни герой…

(размышления по поводу эпилога российской монархии)
1. Кто и перед кем виноват?
Отшумели фанатские страсти футбольного мундиаля. Отзвучали первые комментарии по поводу хельсинкского саммита РФ и США. Тут-то и настал долгожданный день. Православным подданным «новой России» пришла пора проливать слезы, поститься и каяться. Ровно сто лет назад злодеи-большевики расстреляли в доме Ипатьева отрекшегося императора с семейством, причисленных РПЦ к лику «новомучеников российских». Под июльским солнцем к месту «обретения» останков, подлинность которых сама РПЦ не признает, прошел крестный ход, предводительствуемый ее главой (Репин, где ты?).

По стране снова развешивали плакаты, моля прощения у «царя» (от чьего имени?). «Царскую семью» писали с большой буквы, как не делали и до революции. Царского-то титула в России не было аж с 1723 года. Да, называли императоров по старинке «царями», но ведь неофициально. Одни – по стародедовской мужичьей вере в «царя-батюшку»; другие – ради самодержавно-патриотической «народности»; третьи, как ни парадоксально, – из тайной или открытой оппозиционности. Ведь «царский режим» издавна отождествлялся с опричными казнями при первом царе Иване Грозном, кровавым подавлением народных бунтов и церковного раскола «тишайшим» Алексеем Михайловичем да пыточными подвалами Преображенского приказа при его сыне Петре – последнем царе и первом (не считая Дмитрия Самозванца) императоре.

И вот не угодно ли – всему народу предлагают просить прощения за «цареубийство», объект которого на момент гибели уже полтора года, после своего отречения, монархом не был[1]. Даже с церковной точки зрения было бы куда убедительнее почитать его с семьей как страдающих христиан, отринувших, пусть и не по доброй воле, земное царство ради небесного. Но где там! Логика просматривается только одна – присущая «ереси царебожия», которую вынуждена формально осуждать даже сама РПЦ.

К сожалению, нам (без кавычек), в самом деле, есть в чем себя винить. Дело зашло столь далеко отчасти потому, что мы в этом вопросе слишком долго отмалчивались или в лучшем случае отделывались тем, что лежит на поверхности.

Среди тех, кто пытается как-то нейтрализовать истерию «царебожников», не споря по существу, находятся даже такие, кто приписывает Ленину… переправку гражданина Николая Романова с семейством за границу, где те, мол, и дожили свой век под другими именами. Выходит слишком уж похоже на легенды трехсотлетней давности: «Царя Петра в Немецкой земле подменили!».

Сравнительно здравомыслящие историки упирают на «самодеятельность» Уральского Совета, далеко не во всем, как и другие Советы той поры, подчинявшегося Москве. Так-то оно так. Но адресаты антикоммунистической пропаганды, с уже достаточно замусоренными мозгами, воспринимают любые попытки отделить большевистское руководство от, говоря юридическим языком, «эксцессов исполнителя» как частичное признание «вины». Дальше уже включается логика «коготок увяз – всей птичке пропасть». Примеров в недавней истории тьма – от былой «критики культа личности» до нынешних «антикоррупционных» переворотов и судилищ на разных континентах.

И противоядие здесь только одно – последовательный историзм подхода. Пора изжить застарелую привычку переносить свои сегодняшние – или вчерашние – представления и установки на людей других эпох, живших и действовавших в обстоятельствах принципиально иных, чем наши, сформированные – не стоит забывать – в первую очередь их усилиями и жертвами.

Те из наших товарищей, кто не склонен говорить обиняками, объясняют расстрел «августейшего семейства» праведным гневом людей труда. И здесь в принципе они правы. В самом деле, ненавидеть «августейшее семейство» народу было за что. За Ходынку, «достойно» открывшую царствование. За подлинные голодоморы целыми губерниями, раз в несколько лет, при экспорте зерна в Европу, гордости тогдашних и нынешних ура-патриотов (как сказал один из министров Николая II, «не доедим, но вывезем»). За Кровавое воскресенье, столыпинский террор, Ленский и прочие расстрелы. За еврейские и армянские погромы. За миллионы убитых и искалеченных в империалистических войнах, заведомо безнадежных для России. И еще за множество деяний, совершенных по прямому приказу или при явном попустительстве главы самодержавной империи, на вопрос переписи о роде занятий ответившему: «Хозяин земли русской». Даже «король-солнце» Людовик XIV, живший на двести лет раньше, – и тот «всего лишь» отождествил себя с государством, но не пытался приватизировать всю страну…

Между прочим, прозвище «Кровавый», данное Николаю II отнюдь не большевиками, – прямая калька с формулировки приговора, вынесенного английским Долгим парламентом в 1649 г. Карлу I Стюарту как «человеку кровавому». Надо полагать, либералы-англофилы крепко помнили, что еще второй царь романовской династии – Алексей Михайлович – запретил торговлю с англичанами за то, что они «короля своего Карлуса убили до смерти», и соблюдал «экономические санкции» дольше всех европейских монархов.

Никто теперь не решается напомнить и о том, что на одном из первых съездов РСДРП, когда кто-то из меньшевиков заикнулся об отмене смертной казни, с мест насмешливо закричали: «И для Николая II»? Тогда ни один делегат не оспорил необходимости казни государя, а Ленин прямо сослался на прецедент Англии: даже ей, не знавшей ордынского ига и прочих превратностей континентальной истории, – и то в свое время «пришлось отрубить голову одному коронованному разбойнику, чтобы обучить королей быть конституционными монархами».

Да что говорить о запрещенных при Николае II партиях, когда поэт-символист К. Бальмонт припечатал государя-императора строками:



Кто начал царствовать – Ходынкой,
Тот кончит, встав на эшафот.



В свете всего этого, если кому и есть за что просить прощения, то не нам и не нашим предкам, впервые получившим возможность учиться грамоте по букварям, которые начинались со слов: «МЫ НЕ РАБЫ, НЕ БАРЫ МЫ». Искренне жалею, что этих слов не оставили во всех советских букварях, дабы и последующие поколения с детства усваивали их смысл.




2. В защиту историзма
Вместе с тем мне представляется, что все вышесказанное, будучи бесспорным, не вполне защищает наше советское первородство от обвинений, сегодня, да уже и вчера, психологически главных. Тех, которые составляют субъективную основу как самого культа «Царской семьи», так и неадекватного ответа на него.

Первое из них касается бессудного характера расстрела. У людей, недостаточно знакомых с конкретно-исторической ситуацией лета 1918 г., неизбежно возникает вопрос: почему экс-монархов не предали открытому суду, как в свое время в Англии и Франции, хотя таково было программное требование всех революционных партий России? Ссылки на чрезвычайные обстоятельства убеждают далеко не всех: почему «дотянули» до чехословацкого мятежа, когда разбираться стало некогда и некому?

Объективно ответить на эти вопросы мы постараемся чуть ниже. Пока же остановимся на их субъективной стороне. Обостренное неприятие отечественным общественным сознанием любых «нарушений законности» обусловлено в первую очередь драматическими событиями 30-х гг. и их тенденциозной «критикой». Советское общество 50-х – 80-х гг., успевшее внушить себе, что внутренних антагонизмов в нем давно нет, могло видеть в былых репрессиях не политическую борьбу, а только «нарушения социалистической законности». Выработанная этим установка – «все должно быть по закону» – и посейчас бессознательно проецируется даже на такие времена, когда «закон» либо вообще отсутствует по причине революционного слома эпох (старый низвергнут, новый еще не оформился), либо распространяется на незначительное меньшинство населения.

Последнее как раз и было характерно для дореволюционной России, где блестящие речи Кони и Плевако слушали очень немногие. Гораздо больше было тех, для кого нормой являлись именно репрессии без всякого следствия и суда – при подавлении крестьянских бунтов, при карательных экспедициях в 1905-07 гг., да и при любом приезде в глухую деревню урядника или исправника, при любом применении казачьих нагаек и шашек к бастующим рабочим. Крепостную зависимость половины народа отменили немногим больше полувека назад, но в реальной жизни низов еще многое от нее оставалось. Так, телесные наказания формально упразднили, но полиция (что уж говорить о карателях 1906-07 гг.) секла крестьян вовсю – сам Николай II считал, что мало, и накладывал резолюции: «Розги!» Бессудные расстрелы он тоже хвалил; и наоборот, порицал тех чиновников, кому удавалось прекращать протесты без кровопролития.

Для марксиста все это говорит не только о том, что «хозяин земли русской» сполна заслужил свой конец. У этих фактов есть и более глубокое значение. Речь идет об обществе, которое, в экономическом и внешнеполитическом аспектах вступая уже в государственно-монополистический капитализм, в плане политическом и социокультурном оставалось до 1917 г. сословно-самодержавным. Право и правосознание в нем носили характер в лучшем случае верхушечный. «Правовое» положение большинства народа фиксируют русские пословицы: «Закон что дышло – куда повернул, туда и вышло», «Закон что паутина – шмель проскочит, а муха увязнет». Условия жизни десятков миллионов людей из низов формировали одну установку: исход борьбы решает сила, она и только она диктует свои законы или обходится без всяких законов. Что уж говорить о Гражданской войне, когда «сила пошла на силу»? Чтобы законность стала восприниматься большинством как норма и благо, общество должно было уже революционно измениться и прожить в новой реальности не одно десятилетие. По меньшей мере необъективно, руководствуясь советскими либо постсоветскими критериями, обвинять и осуждать предков, без чьей борьбы и без чьих жертв просто не было бы – и при ком де-факто не существовало – ни этих критериев, ни их реальной основы.

Второе обвинение со стороны обличителей «цареубийц» по сути перефразирует отчаянный вопрос Ивана Карамазова: «Но при чем здесь дети?» На наших современников, да уже и на позднесоветское общество, это действовало и действует безотказно. Многие могли бы понять казнь – не в первый раз в истории революций – монаршей четы. Но расстрел «царевен», а тем более больного гемофилией 14-летнего цесаревича, вызывает у них искреннее негодование. Эту эмоциональную реакцию и эксплуатируют «царебожники».

Непросто нашим современникам понять, как обстоит дело со «слезинкой ребенка» в сословно-самодержавном обществе, особенно когда в жилах «ребенка» течет «голубая кровь». Не стану здесь распространяться о страшной участи миллионов и миллионов «ребенков», случайностью рождения такой чести не удостоенных. Чересчур упирать на это значило бы сводить трагическую коллизию к социальной мести. Между тем корни ее надо искать намного глубже.

Для начала отметим, что никаких «детей» по меркам того времени в Доме Ипатьева не расстреливали. Младшему в семействе экс-императора, цесаревичу Алексею, через несколько дней исполнялось 14 лет, сестры были старше. Возраст от четырнадцати воспринимается как «детский» только в сегодняшнем и предшествующем ему позднесоветском обществе, где удлинение социализации личности, объективно присущее современной нам стадии истории, помножено на массовую инфантилизацию в условиях затяжного политико-экономического кризиса. Это теперь старшеклассники и даже студенты, участвующие в разноцветных праздниках непослушания, вызывают стандартную реакцию – «онижедети». А век назад четырнадцать лет были для абсолютного большинства де-факто возрастом социального совершеннолетия: в эти годы, а то и раньше, люди начинали трудовую жизнь, крестьяне и особенно крестьянки вступали в брак, многим доводилось участвовать в революционной борьбе и боевых действиях, и никому не делалось скидок на возраст.

Но это несоответствие между сегодняшними и тогдашними реалиями – хотя и важное, но не главное. Нынешняя эмоциональная реакция на все, что изображается как «убийство царской семьи», подготовлена историческими обстоятельствами не начала, а середины XX столетия. С одной стороны – ужасами империалистических войн, особенно нацистским геноцидом (вот где было подлинное детоубийство!). С другой – вошедшим в плоть и кровь уже нескольких поколений отношением ко всем людям именно как к «людям вообще», принципиально равным в основных правах и обязанностях.

Принцип равенства «прав человека», самоочевидный для наших современников, неосознанно проецируется ими на предшествующие эпохи. Легко забывается, что он сам – явление историческое. Действительность всего столетней давности повсюду в мире была во многом другой (почитайте любую толковую книгу тех времен и попробуйте в нее вдуматься – сами убедитесь). В России, едва выходившей из сословно-самодержавного строя, жизнь и сознание были качественно иными. Упразднение сословий, провозглашенное только Октябрем, еще не стало культурно-психологической нормой, а оставалось объектом ожесточенной борьбы. Иначе не объяснить прямо-таки истерического неприятия народной революции большинством «чистой публики», нередко даже теми из интеллигентов, кто в материальном плане от нее ничего не терял, а скорее мог выиграть как профессионал и гражданин. Слишком многим казалось лучше лишиться жизни, чем смириться с тем, что с ними смеет равнять себя «черная кость». Ведь это же просто конец света, хуже, чем негр на избирательном участке в южном штате САСШ! Иного и трудно ожидать в обществе, где положение человека с незапамятных времен определялось фактом рождения. Что уж говорить об «августейшем семействе», где тем же фактом определялась не просто принадлежность к привилегированному меньшинству, а тотальная монополия на неограниченную и бесконтрольную власть над шестой частью земной суши.




3. Монархия и цареубийство как исторические феномены
Монархическая форма правления как таковая, а особенно абсолютная монархия, вообще исключает отношение к своим реальным и потенциальным носителям как к людям, подобным всем остальным. Пока эта форма власти исторически не изжита, ее обладатели для подданных и для самих себя именно что не люди, а помазанники божьи. Поскольку же «благодать» передается, как говорили прежде, с «кровью» (теперь сказали бы – с генами), то распространяется на каждого члена «августейшей» семьи. Причем как со знаком плюс, обеспечивая им при любых условиях исключительный статус, так и со знаком минус, делая каждого из них, независимо от пола и возраста, потенциальным объектом и потенциальной жертвой борьбы за власть. В полном соответствии с диалектикой, противоположности сходятся: наследственная власть предрасполагает к цареубийству, абсолютная власть его предполагает. Примеров в истории всех монархий с древнейших времен – поистине тьма.

Но даже на этом фоне трехсотлетнее правление российского «дома Романовых» выделяется особо. Во всей Европе не найти другой династии, которая не имела бы при воцарении ровно никаких наследственных прав. Хоть Романовы и пытались выводить свой род от римского императора Августа, как эфиопские негусы – от библейского царя Соломона, в реальности начала XVII в. это были бояре средней руки, даже не выходцы из «всякого княжья». Престол они получили исключительно по праву избрания сословно-представительным органом – Земским собором. Но в Европе, если не на планете, нет и другой династии, которой удалось бы менее чем за сто лет задушить все формы общественно-политического представительства и узурпировать всю власть. Европейский абсолютизм, каких бы «высот» произвола подчас ни достигал, о подобном мог только мечтать. Это, скорее, второе издание византийской «автократии» («самодержавие» – точный перевод старинного греческого термина на русский), самой деспотической формы монархии в средневековом мире. С закономерным воспроизводством и такого ее атрибута, как регулярный захват власти путем дворцовых переворотов.

Официальный порядок престолонаследия в России был введен только Павлом I – и сам он, будто в насмешку над этим установлением, был вскоре убит заговорщиками. В других странах, где законный порядок передачи трона действовал давно, перевороты были исключением, в России целых два века – нормой. И все они сопровождались физическим устранением или пожизненным заточением соперников, независимо от пола и возраста. «Воренка», сына второго Самозванца и Марины Мнишек, роковая участь постигла в действительно малолетнем возрасте, а династически законного государя Иоанна VI Антоновича – еще в младенческом.

Насильственной смертью Петра III «дебютировала» младшая ветвь Романовых, которую правильнее называть, по родине злосчастного императора, Гольштейн-Готторпской. Между прочим, небезынтересно, кому пришло в голову назвать последнего ее отпрыска так же, как двести лет назад старшего сына Петра I, павшего очередной жертвой борьбы за власть. Ведь с тех пор имя Алексей, напоминавшее подобно именам Иоанн-Иван и Димитрий-Дмитрий о кровавых страницах истории, никому в династии не давали. (Надо полагать, неслучайно Ф.М. Достоевский именно ими «окрестил» троих братьев Карамазовых, отца же их назвал мирским именем подлинного основателя царствующего дома – Федора Романова, в монашестве Филарета). Только в начале XX века «табу» было нарушено, отозвавшись через полтора десятилетия выстрелами в Доме Ипатьева, как раз в годовщину гибели Алексея Петровича и Иоанна Антоновича. С историей играть никому не рекомендуется…

Мысли или, скорее, эмоции наших современников, если вообще касаются данных моментов прошлого, текут обычно все по тому же руслу нравственного негодования жестокостью политики как таковой и/или конкретных ее деятелей. Но дело не в жестокости, а в объективной закономерности: пока таков принцип власти – нет смысла, по испанской поговорке, «просить груш у вяза». Грубо говоря, не ты – так тебя. Кто в борьбе за власть проявит мягкость, тот просто обеспечит победу другим, и крови при этом прольется не меньше. Выход из круга насилия – когда для этого созреют исторические условия – может быть только один: коренным образом изменить устройство власти и всего общества.

При этом формы самого революционного изменения неизбежно несут на себе отпечаток прошлого. Общество, в котором фактически любой политический переворот даже в рамках одной династии предполагает или допускает цареубийство, молчаливо признает это «право» исключительно за «своими» – придворной элитой «благородного» сословия в качестве исполнителей и ближайшими родственниками убитого в качестве бенефициаров. (Последний пример уже в начале XXI века дал Непал: один из принцев, непонятно с какой стати, перестрелял из автомата все царствующее семейство – и от «мирового сообщества» никакого шума о терроризме не последовало). Вполне логично, что все народы в своем политическом развитии прошли стадию «демократизации» цареубийства: если к нему прибегают сами обладатели голубой крови, что же остается подданным, с которыми вызывающе не считаются, как не поступить так же? Тем более, что никакого другого механизма смены власти еще не выработано.

Не приходится удивляться тому, что в России уже декабристы – причем главным образом умеренное Северное общество, выступавшее за конституционную монархию, – уделяли теме цареубийства первостепенное внимание. А близкий к ним молодой Пушкин поэтически предвосхитил приговор Истории в полном объеме:



Самовластительный злодей!
Тебя, твой трон я ненавижу,
Твою погибель, смерть детей
С жестокой радостию вижу.



Иной наш современник устрашится жестокости этих слов и, пожалуй, призовет вымарать их из книг. Слишком отвыкли мы от суровой диалектики истории: до исторического прогресса, не нуждающегося ни в какой «смерти детей», обществу надо еще дорасти (а в дальнейшем – беречь и отстаивать достигнутое, чего граждане позднего СССР, увы, не сумели).

Другим примером инерционности мышления служит восприятие вершины следующего за декабристами этапа революционной истории – организации «Народная Воля» – как исключительно террористической. Так характеризовали себя уже сами народовольцы, так же называли их современники и потомки – кто с осуждением, кто с признательностью и преклонением. Но ведь собственно террор (в переводе – «страх, ужас») означает действия, имеющие целью добиться политических результатов путем устрашения противника. Так представляли свою задачу некоторые предшественники народовольцев, в частности анархисты-бакунисты (и в России, и в других странах). На этот путь революционную молодежь толкали сами власти, отвечая на мирную социалистическую (в России – народническую) пропаганду неадекватно жестокими репрессиями. Но именно «корифеи» Народной Воли – так уважительно называл их Ленин, убежденный противник террористической тактики, – первыми отвергли путь покушений на полицмейстеров, шефов жандармов и прочих «слуг государевых». Народовольцы первыми после декабристов встали на путь организованной политической борьбы. Характерно, что они, вопреки народнической идеологии, уже стремились поднять на борьбу в первую очередь рабочий люд, но на каждом шагу убеждались, что для этого не созрели ни внутренние, ни международные условия. В конце 70-х - 80-е гг. XIX в. не только российский пролетариат еще оставался «классом в себе», но и во всей Европе после подавления Парижской Коммуны свирепствовала реакция; единственная рабочая партия, германская социал-демократия, была фактически под запретом. В условиях назревавшей в России 1879-81 гг., по позднейшей ленинской оценке, революционной ситуации лидеры Народной Воли не нашли иной возможности политической инициативы, кроме «монархомахии» (используя термин французских вольнодумцев XVI-XVII вв.). Подчеркиваю – не террористического акта как средства устрашения, хотя умеренное крыло организации допускало и вариант принуждения монархии к реформам, а именно цареубийства, означавшего в самодержавной стране акт смены государственной власти способом, реальной альтернативы которому российская история тогда не знала. Народовольцы рассчитывали, что переворот перерастет в революцию, и даже столь проницательному уму, как Энгельс, за этим их упованием виделся реальный шанс.

Увы, остальные современники усмотрели в эпопее «Народной Воли» главным образом «технику» организации покушений. Эсеры, эпигоны народовольцев, возвели этот метод, навязанный предшественникам отсутствием массового рабочего движения, в ранг стратегии уже в иную эпоху, когда революционное движение масс неудержимо росло. При этом горе-продолжатели избрали отвергнутый предшественниками путь подлинного индивидуального террора, выступающего в истории, как правило, оружием обреченных. Вернувшись к «охоте» на второстепенных персонажей властной иерархии, эсеры странным образом оставили в покое «хозяина земли русской». По всей вероятности, из гибели «Народной воли» они сделали лишь один вывод – сочли политически проигрышным не террор как таковой, а именно цареубийство.

Такое представление возникло не на пустом месте: оно было парадоксальным преломлением «царистских» иллюзий, еще широко распространенных в народной массе. Ведь даже питерские рабочие, самые развитые и организованные в стране, сохраняли эти иллюзии до 9 января 1905 г., когда шли с иконами и хоругвями к государеву дворцу, по сути так же – и с теми же, в более страшном масштабе, последствиями, – как их предки в XVI-XVII вв.

4. От «священных царей» к монархической Вандее
Как же в реальной истории совмещалось, казалось бы, несовместимое – массовая ненависть к «царскому режиму» и массовые же царистские иллюзии?

Интеллигентское и пролетарское отторжение монархии, революционной Россией поистине выстраданное и стократ оправданное исторически, имело много общего с отторжением другого, тесно связанного с нею, института «предыстории человечества» – религии. И то и другое психологически сопровождалось новым изданием позиции просветителей XVIII века, относившихся к обоим явлениям как к порождениям невежества, обмана и насилия, кои рассеются как кошмар, стоит лишь раскрыть людям истину.

Если полагать – как нередко бывало в советские годы, – что Кровавое воскресенье и империалистические войны, распутинщина и отречение Николая с Михаилом полностью дискредитировали в глазах всего народа сам институт монархии, то расстрел в доме Ипатьева выглядит непонятным и неоправданным перегибом. Но это означает игнорировать ленинское требование: «НЕ принять изжитого для нас за изжитое для класса, за изжитое для масс»[2]. В громадной стране с многоукладным хозяйством все процессы вообще идут крайне неравномерно. Даже при широком восприятии социалистических идей народными массами надо всегда помнить ленинское предупреждение: «Есть социализм, выражающий идеологию класса, идущего на смену буржуазии, и есть социализм, соответствующий идеологии классов, которым идет на смену буржуазия»[3].

Сознательный марксист, владеющий методологией диалектического материализма и историческими знаниями XX века, обязан понимать: массовые иллюзии порождаются и поддерживаются реальными условиями жизни масс, а, следовательно, могут быть по-настоящему преодолены лишь в меру прогрессивного изменения этих условий. Причем общественное сознание как целое всегда отстает от общественного бытия, развиваясь в рамках устойчивой, хотя и трансформируемой условиями каждой новой эпохи, социокультурной традиции.

Корни культа «священного царя» уходят в самую глубь истории – к тысячелетиям «протоклассовой» эпохи, переходной от первобытнообщинного строя к классово-эксплуататорским формациям. Общество того времени представляло собой иерархию родовых общин, возглавляемую господствующей общиной. Предводитель этой «общины общин» становился «священным царем», выступая сакральным «отцом» всей общинно-родовой иерархии, главным жрецом одного из небесных богов и мужем царицы-жрицы, воплощавшей верховное божество – Землю-Мать. Здесь надо искать отдаленные истоки традиции сакрального восприятия царствующей четы, а также, закономерным для древних образом, – обычая жертвоприношения «священного царя», едва он утрачивал физические силы или страну постигало тяжкое бедствие.

Культ «священного царя» не ушел в прошлое вместе с ранней Древностью, поскольку жизнь большинства людей во всех докапиталистических и некоторых раннекапиталистических обществах протекала внутри общины, пусть и включенной уже в эксплуататорские отношения, но во многом сохранявшей преемственность протоклассовой традиции. Эта преемственность воспроизводилась, во-первых, очевидной зависимостью людей, прежде всего земледельцев, от сил природы – почти как у далеких предков, не отделявших реальное воздействие на природу от магического. Во-вторых, слабостью связей между разными общинами и землями, чьи общие потребности (оборону, организацию общественных работ, хранение запасов на случай бедствия) обеспечивать кроме подчинявшего их себе государства было некому. В-третьих, способностью монархической власти, особенно в переходные эпохи, балансировать между сословиями и классами, удовлетворяя в известной мере интересы не одного лишь эксплуататорского меньшинства.

Все эти факторы, свойственные в той или иной мере прошлому любого народа, с особой силой действовали в истории Руси – страны рискованного земледелия, крайней разбросанности поселений и скудости путей сообщения, малых размеров избыточного продукта и вытекающей отсюда гибельности для народа любого завоевания и/или «смуты». Неудивительно, что в этих условиях царистские настроения отличались особой устойчивостью. Характерно, что народные движения на Руси до конца XVIII в. проходили под знаменем самозванчества, а не религиозной ереси, как в большинстве стран Средневековья и начала Нового времени.

Если мы последуем ленинскому совету не возводить революцию «в нечто почти божественное», то нам станет ясно, что при всем грандиозном размахе преобразований, открытых Октябрем, они не могли разом охватить шестую часть суши. В огромной России хватало захолустий, куда новая власть приходила только с Красной Армией в годы Гражданской войны. Той политической школы, которая была за плечами промышленных рабочих, тружеников сельской округи индустриальных центров и солдат ближайших к ним фронтов мировой войны, десятки миллионов жителей провинции не прошли. Уже поэтому считать веру в «доброго царя» только достоянием истории было явно преждевременно.

Видимо, к 1917 г. от веры в «царя-батюшку» вполне освободились лишь передовые рабочие и интеллигенты, тогда как у массы крестьян и провинциальных мещан разочарование в конкретной царствующей чете уживалось с готовностью поверить в «доброго царя» в каком-то ином варианте. Не потому ли Временное правительство решилось объявить Россию республикой только в сентябре 1917 г.? Не потому ли буржуазные партии и «белое движение» до конца цеплялись за призрак «непредрешенчества» – мол, устанавливать государственное устройство правомочно только Учредительное собрание (будто для монархистов сам акт выборов в такое собрание легитимнее провозглашения республики)? И не потому ли «царистский» тип сознания в российской глубинке смог пережить даже советские десятилетия, а с массами вчерашних крестьян, за одно-два поколения ставших горожанами, вернуться в экономические и политические центры страны, что помогает понять многие перипетии ее истории вплоть до нынешних заигрываний с монархией?

Царистские настроения имели и другой источник, также восходящий к седой старине. Во всех раннеклассовых обществах большую роль играл институт «царских людей», по тем или иным причинам оторванных от своих общин и обретавших новый статус на государевой службе, заменявшей им род и племя. Отголоски этой традиции в рекрутской армии самодержавной России дожили до второй половины XIX, а психологически сказывались и в призывной армии начала XX в. При всех тяготах и унижениях солдатской службы, она возвышала «служивого» над массой крепостного и полукрепостного люда, обеспечивала ему самому на склоне лет и его детям личную свободу. За особые заслуги солдат мог удостоиться офицерского чина, дававшего личное, а иной раз и наследственное дворянство. Очень характерно, что именно такое происхождение имели лидеры «белого движения» на юге России – генералы Алексеев и Деникин. Психологически это понятно: крушение уклада жизни, при котором их отцы и они сами добились редкостного успеха, воспринималось ими тяжелее, чем многими потомками столбовых дворян. Конечно, такая карьера удавалась единицам, но – подобно пресловутому «чистильщику ботинок, вышедшему в миллионеры», – питала иллюзии многих тысяч. В сознании солдатской массы, набираемой из крестьян, отношение к службе как каналу социальной мобильности облекалось в архаичную форму восприятия «войска» как большой общины и даже семьи (вспомним слова песни «Солдатушки, бравы ребятушки»). Все это составляло один из «секретов» сплоченности и высоких боевых качеств русской армии в войнах с внешними врагами, но также помогало самодержавию вплоть до 1905-07 гг. подавлять рабочие восстания и крестьянские волнения руками крестьян в шинелях. Это традиционное отношение, естественно проецируемое на государя-главнокомандующего, которому лично присягали на верность, питало «военный» вариант монархизма, представлявший наибольшую опасность для революции.

По всему этому в реальных условиях России большевики имели достаточно оснований опасаться, что любой представитель «августейшего семейства» легко превратится в знамя новой Вандеи. Это название, в начале Великой Французской революции присвоенное одному из департаментов, уже вскоре стало нарицательным обозначением «белого», по цвету флага Бурбонов, повстанческого движения с широким участием крестьян, и революционерам всех стран, даже более чем через сто лет, было понятно без перевода.

На охваченном вражеским кольцом Урале оснований для тревоги было больше по крайней мере на порядок. К востоку от него почва для монархической реакции была столь благодатной, как, пожалуй, нигде, кроме некоторых казачьих земель. Сибирские хлеборобы не знали бичей русского крестьянства – крепостного права, выкупных платежей и малоземелья; влиятельное за Уралом кулачество привыкло эксплуатировать ссыльных, а на столыпинских переселенцев-крестьян смотрело как на чужаков-конкурентов. Подобно казачьим землям, Сибирь и старожилами, и центром воспринималась как особая страна, социально и даже этнически отличная от «Руси» и соединенная с ней главным образом присягой «царю». О настроениях деревни во многих местах Сибири говорит тот факт, что даже Петру Щетинкину, командиру красных партизан Енисейского края, приходилось, подобно Ивану Болотникову или Степану Разину, обращаться к землякам от имени несуществующего претендента на престол. Если бы белые монархисты предъявили сибирякам «настоящего царя», они могли поднять подлинную Вандею, не имея при этом недостатка ни в хлебе, ни в угле, ни в лесе, ни в международной валюте – золоте и почти столь же драгоценной пушнине.

Буквально бок о бок с потенциальной сибирской Вандеей находился, пожалуй, самый враждебный монархии край – рабочий Урал. Значительную часть его населения составляли потомки крепостных работных людей, менее полутора веков назад поголовно вставших за Пугачева и подвергнутых за это жестоким наказаниям. На старых уральских заводах порядки и в начале XX в. оставались полукрепостными, условия труда – ужасающими (почитайте Бажова). Неудивительно, что после поражения революции 1905-07 гг. среди уральских пролетариев, вопреки позиции большевиков, несколько лет действовало полупартизанское-полутеррористическое движение – «лбовщина».

Каковы могли быть последствия фронтального столкновения двух полюсов, если бы против революции встала монархическая Вандея? Примерно представить это море крови и страданий позволяет колчаковский террор в Сибири и на Урале, размахом и запредельным садизмом выделявшийся даже на фоне деяний прочих «рыцарей белой идеи». Но диктатура «верховного правителя» была установлена через полгода после чехословацкого мятежа, когда белогвардейские реквизиции у сибирских мужиков поубавили угара от «свободы торговли». Установись диктатура под монархическим знаменем в середине 1918 г., пришлось бы, пожалуй, говорить не о белом терроре, а о черном – фашистского типа. Во времена Коминтерна был в ходу термин «монархо-фашизм», и мы имеем дело с истоками этого феномена. Причем отнюдь не только российскими.


Русский Крым

А ЕСЛИ БЫ НЕ ОКТЯБРЬ? Ч.3.



5. Международная составляющая
Международный аспект эпилога российской монархии, к сожалению, не был как следует прояснен даже в советское время. Сейчас его если и касаются, то либо в духе примитивной «теории заговора», либо с тем, чтобы упрекнуть британских, германских и прочих венценосных родственников Романовых в пренебрежении судьбой августейшей родни. Между тем вопрос стоит гораздо серьезнее.

Опыт мировой истории, известный всем образованным людям, однозначно свидетельствовал: присоединение к лагерю контрреволюции монарха или его близких родственников ввергало страну в кровопролитную гражданскую войну и почти всегда навлекало на нее интервенцию. Так было в Англии XVI-XVII, во Франции конца XVIII, во многих странах Европы и Латинской Америки XIX в. С ходом истории контрреволюция и интервенция становились все более жестокими. Неудивительно, что ответные меры также шли по нарастающей: от казни Марии Стюарт (формально – королевой Елизаветой I, фактически – по настоянию парламента), а затем ее внука Карла I – к гильотинированию Людовика XVI и Марии-Антуанетты с передачей дофина на перевоспитание в семью сапожника-якобинца; от расстрела республиканцами Максимилиана Габсбурга, претендента на воссоздание Мексиканской империи, – до актов «монархомахии» разной политической направленности (буржуазно-республиканской, анархистской, национал-радикальной), стоивших в конце XIX – начале XX в. жизни королям Италии и Португалии, австро-венгерским императрице и наследнику с супругой, сербской королевской чете, персидскому шаху.

Впрочем, явно несправедливо возлагать на революционеров всю ответственность за подобные акции. От них неотделима история колониальной экспансии «цивилизованных» держав, и не только в далекие от нас времена. Уже в начале XX в. японские оккупанты организовали убийство королевы Кореи. А первый прецедент расстрела большинства представителей династии, начиная с 10-летнего возраста, был создан британскими колонизаторами при подавлении индийского восстания 1857-59 гг., лишь номинально и не по своей воле возглавленного последним падишахом из дома Великих Моголов[4].

Таков был мир, в котором разыгралась драма 1918 г., и уже поэтому инкриминировать ее одной стороне – все равно, что обличать людей античности за общепризнанное тогда рабовладение или порицать людей Средневековья за то, что среди них не было атеистов. Но, при всем значении исторических прецедентов, международная составляющая событий лета 1918 г. к ним отнюдь не сводится.

Документально доказано, что как империалистические противники империи, так и ее империалистические союзники имели в 1917-18 гг. детальные планы раздела России. При этом, наряду с грабительскими вожделениями, большую роль играла и классовая заинтересованность в подавлении революции, уничтожении опасного примера и источника поддержки для «своих» трудящихся, народов колоний и полуколоний. Реже вспоминают о том, что империалистические хищники имели колоссальный опыт «обоснования» своих агрессий кабальными соглашениями с кем-либо из формально «законных властей» страны-жертвы.

Можно ли, находясь в здравом уме, сомневаться, что нашлись бы охотники использовать подобным образом любого представителя дома Романовых-Гольштейн-Готторпов? Для этого идеальные условия создавали ярые монархисты, с тех времен и доныне культивирующие версию, будто отречение Николая и Михаила чуть ли не миф, или во всяком случае не имеет законной силы как вынужденное. К этим утверждениям и восходит муссируемое нынешней пропагандой словосочетание «царская семья». Но если она и правда «царская», а не семья граждан Российской республики, сложивших с себя императорский сан, – то интервенты вправе подписать с ними все, что сочтут нужным, или как минимум не признавать законными никаких других властей, пока те не подпишут все, что предложат охотники до российских территорий и их богатств. Отсюда для всякого, кто не намерен идти в беспросветную кабалу вместе со всей страной, остается один вывод – тот, что был сделан Уралсоветом.

В этих условиях у экс-императора и его семейства был один шанс сохранить жизнь и вернуть личную свободу – публично, в недвусмысленной форме отказаться от всяких претензий на власть, от любой политической роли. Только тогда они перестали бы представлять интерес для империалистических хищников и смертельную опасность для своей страны. Но этого шанса Николай и никто из его ближайшей родни не использовали. Наоборот, экс-император и его брат Михаил нарочито облекли свои отречения в расплывчатые формулировки, видимо допуская возможность реставрации и не желая осознать, что на дворе не 1660-й и не 1814-й год. Под стать им вело себя и младшее поколение. Не стоило ли экс-принцессам вместо того, чтобы зашивать драгоценности в нижнюю одежду, пожертвовать их на благо народа, потом и кровью которого они были оплачены? Это, конечно, деталь, но она говорит о многом – под стать сентенции, приписываемой Марии-Антуанетте: «Если нет хлеба, пусть едят пирожные». Чего страна могла ожидать от таких «граждан» перед лицом страшной угрозы?

Могут спросить: почему же никто из западноевропейских монархов не позаботился о том, чтобы вывезти к себе экс-монархов – в предыдущих-то революциях коронованные соседи именно к этому, пусть и имея в виду захватнические цели, всячески стремились? Почему, наконец, от участи уральской группы Романовых столь отличалась судьба другой их группы – крымской, вроде бы отказавшейся сотрудничать с германскими оккупантами и благополучно дожившей до эмиграции под охраной из большевиков, которую сами просили им сохранить?

Остается пожалеть, что и эти вопросы не были должным образом разъяснены в советское время. На основе доступных нам данных можно выдвинуть ряд предположений, которые не исключают, а скорее предполагают друг друга.

По всей видимости, какие-то международные контакты, включавшие вопрос о судьбе «августейшего семейства», имели место. Этим, скорее всего, и объясняется то обстоятельство, что центральные советские власти не спешили с доставкой Романовых из Тобольска в центр, а Уралсовет вообще выступал против этой меры. В случае ее осуществления экс-императора и экс-императрицу пришлось бы, под давлением «левых коммунистов», предать суду, а молодая республика, зажатая между двумя империалистическими коалициями, едва ли могла себе это позволить. Опыт прошлых революций убедительно свидетельствовал: для их зарубежных противников суд над низложенными монархами всегда служил идеальным casus belli – поводом к войне.

Однако и у западных держав руки были изрядно связаны. Во-первых, договориться по столь деликатному вопросу с Советской республикой означало признать ее де-факто, чему они упорно противились. Во-вторых, сказывались межимпериалистические противоречия, причем сам Николай II даже коронованными родственниками воспринимался как дважды предатель: в Берлине ему не могли простить разворота к Антанте после тайного подписания с Вильгельмом II в 1905 г. «договора Бьерке», а в Лондоне – попыток заключить сепаратный мир с Германией, в чем в западных столицах были уверены. В-третьих – что тоже было известно в свое время, – против каких-либо «шашней» с Николаем Кровавым резко протестовало даже реформистское рабочее движение Великобритании, Германии и других стран, а лояльность рабочих «защите отечества» в условиях империалистической войны трудно было переоценить. По некоторым данным, и в Вашингтоне ставили условием вступления в войну на стороне Антанты низложение Николая II. Не мог же президент-демократ В. Вильсон выставить себя в одной компании с владыкой империи, от чьих гонений и погромов бежала за океан немалая часть его электората.

По всему этому для Советской власти, видимо, не представляли серьезной опасности Романовы, находившиеся к западу от Урала. Хотя и здесь злополучный теракт левых эсеров против германского посла Мирбаха мотивировался именно попыткой последнего организовать в Москве монархический переворот. Мирбах был убит 6 июля – всего за 11 дней до расстрела в доме Ипатьева. В промежутке между этими событиями Берлин под предлогом охраны своих дипломатов потребовал ввести в Москву отряд германских войск, на что Советское правительство ответило категорическим отказом. Характерно, что в те же июльские дни был принят декрет о национализации всей собственности семьи экс-императора.

6. «Темная сторона» империалистической войны
Как раз в дни уральской драмы на Западном фронте Первой мировой войны обозначился перелом – провал последнего немецкого наступления, еще недавно угрожавшего Парижу. Стратегическая инициатива окончательно перешла в руки держав Антанты. Но очевидным это стало лишь спустя месяц-полтора. До тех пор – особенно с европоцентристской точки зрения, для большинства современников разумевшейся само собой, – военно-политическая ситуация выглядела патовой.

Конечно, силы Германии были истощены четырехлетней войной; ее союзники и сателлиты – Австро-Венгрия, Болгария и Османская империя – стояли перед катастрофой. Британия и Франция имели стратегический перевес в ресурсах. Но достигался он за счет огромной колониальной периферии, сверхэксплуатация которой грозила катастрофическим взрывом, а в метрополиях усталость народа приближалась к критической черте. Если бы все решалось силами одной Европы, даже включая ее заокеанские владения, не было бы речи ни о чем, кроме варианта, сформулированного еще Энгельсом: «Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, – сжатое на протяжении трех-четырех лет и распространенное на весь континент»[5].

Иные тенденции, в совокупном взаимодействии сформировавшие мир большей части XX века, опирались на новые исторические силы, прорывавшие рамки европоцентризма. Одной из них была международная антиимпериалистическая революция, инициированная российским пролетариатом. Наряду с ней – и против нее – поднимались два новых империалистических центра, в отличие от старых не истощенные войной, а гигантски усилившиеся за ее годы.

Первым таким центром были Североамериканские Соединенные Штаты (САСШ, как их тогда именовали в мире, вопреки претенциозному самоназванию в духе доктрины Монро – «Америка для американцев»). Как известно, за годы Первой мировой войны САСШ из неоплатного должника банков Великобритании и Франции превратились в монопольного кредитора Европы. Лишь на заключительном этапе войны, защищая уже свои капиталы, САСШ вступили в нее, склонив чашу весов в пользу Антанты. Им понадобилось больше года, чтобы реально ввести свои войска в бой. Но Ленин уже вскоре после объявления Вашингтоном войны Берлину, в июне 1917 г., дал с трибуны I съезда Советов четкую оценку новой мировой ситуации: «Германия стоит на краю гибели и после выступления Америки… положение Германии безнадежно…»[6]. С учетом американского фактора расклад сил, казалось, больше не допускал вариантов.

Но в мире начала XX века существовал еще один империалистический центр, сильно уступавший САСШ по общему уровню экономики, но превосходивший заокеанского Голиафа мощью «готовой» военной машины. Речь идет об имперско-милитаристской Японии.

В отличие от держав, взаимно истощенных четырехлетней войной, японский империализм в 1914 г. ограничился захватом германских колоний на Тихом океане. К 1918 г. он располагал отличной военной промышленностью, кстати поставлявшей оружие и боеприпасы воюющей России, и держал в готовности миллионную свежую армию, имевшую опыт успешных войн с Китаем и той же Россией.

Взвешивая потенциал участников раздела и передела мира, Ленин учитывал социально-экономическую отсталость тогдашней Японии и ее финансово-долговую зависимость от Великобритании и Франции. Вместе с тем он подчеркивал, что ослабление старых держав-метрополий давало японскому империализму немалые шансы. Стратегический соперник у него был всего один – Соединенные Штаты.

Назревающее столкновение Японии и САСШ уже в 1916 г. рассматривалось Лениным как «война вполне империалистская, которая грозит многим сотням миллионов людей и подготовляется в продолжение десятков лет»[7]. Кстати, ленинского анализа не избежал и «иммигрантский» аспект конфликта – тот, что и поныне обеспечивает империалистам немалую поддержку в мелкобуржуазной и даже рабочей среде. Владимир Ильич цитирует статью в немецком социал-демократическом журнале по поводу закона об ограничениях для японцев, принятого в крупнейшем штате САСШ в мае 1913 г.: «Население Калифорнии, и прежде всего рабочее население, впрягается в колесницу американских империалистов, давно уже подготовляющих войну с Японией»[8].

Ленин отдавал себе отчет в тесной связи японо-американского противостояния с экспансией монополий обеих стран не только в азиатско-тихоокеанском регионе, но и в Латинской Америке. Монополии САСШ, подчеркивал он, «держат в своем финансовом кулаке всю Америку, подготовляют удушение Мексики и неизбежно придут к войне с Японией из-за раздела Тихого океана»[9].

Предлогом для вступления в мировую войну Вашингтону послужило будто бы перехваченное послание германского дипломата Циммермана, предлагавшее Мексике выступить против САСШ совместно с Германией и Японией. Если верить американской публикации, Токио была обещана Калифорния, Мехико – Техас и другие земли, захваченные САСШ. Подлинный ли это документ или нет (у историков есть разные мнения), он отражает объективные тенденции эпохи. Хотя либеральное правительство Мексики во главе с Каррансой предпочитало мир с САСШ, его главный военачальник Обрегон имел контакты с Германией, а японцы предлагали поддержку врагу обоих – повстанческому вождю Вилье. Мексиканцы не могли не видеть в «великом северном соседе» эксплуататора и агрессора, отнявшего у них в XIX в. больше половины национальной территории, а также инспиратора военного переворота 1913 г. и гражданской войны, унесшей жизнь каждого десятого. Весной 1916 г. Вилья совершил рейд на территорию САСШ; под этим предлогом Вильсон послал через границу интервенционистские войска генерала Першинга (сразу приходит на ум нынешняя «борьба с международным терроризмом»). Однако регулярная армия Мексики, прошедшая долгую войну, по численности мало уступала всей североамериканской, а по боевому опыту ее превосходила. В феврале 1917 г. Вашингтону пришлось отвести войска Першинга за Рио-Гранде, чтобы вскоре отправить экспедиционный корпус под его командованием в Европу.

В мае 1917-го, вернувшись из эмиграции на родину, Ленин вновь обратился к теме, приобретавшей для революционной России особую актуальность. Вступление САСШ в Первую мировую войну он поставил в прямую связь с намерением их правителей, «скрываясь за высокими идеалами борьбы за права малых народностей, создать сильную постоянную армию». Лидер большевистской партии также отмечал, что для Вашингтона участие в европейской войне означало и подготовку к решающей схватке с Японией.

Как показывают дневниковые записи французского военного атташе в России в 1917-18 гг. Ж. Садуля, и в странах Антанты были всерьез обеспокоены тем, в какую сторону обратится самурайский меч. Некоторые круги в Лондоне и Париже строили авантюристические планы ввода крупных сил японской армии в европейскую Россию с целью воссоздания восточного фронта против Германии, в первую же очередь для удушения Советов. Другие, в их числе Садуль, всерьез опасались, как бы Япония не переметнулась на сторону Германии. Как известно, опыт последующих десятилетий эти опасения полностью подтвердил.

Тенденция к японо-германскому сближению опиралась не только на общую для империалистов, опоздавших к разделу мира, враждебность колонизаторам со стажем, успевшим отхватить лучшие куски. Прочную основу сближения составляло глубинное сходство режимов – юнкерско-монополистического в Германии и самурайско-монополистического в Японии. Оба сохраняли сильные средневековые пережитки, оба были насквозь милитаристскими, органически враждебными не только революционному пролетариату и угнетенным народам, но и буржуазной демократии. В дальнейшем в этих странах сложились «оптимальные» условия для самых жестоких форм фашистской диктатуры.

Судя по всему, к 1918 г. японский империализм, охарактеризованный Лениным как «военно-феодальный», подошел к подобной диктатуре ближе, чем германский собрат. Рабочее движение Страны Восходящего Солнца, едва начавшее выходить из зачаточного состояния, уже в 1910 г. подверглось жестокому разгрому под предлогом ПОДГОТОВКИ ПОКУШЕНИЯ НА МИКАДО. Претендуя на гегемонию в раздробленном Китае, Японская империя имела резервы в лице милитаристских режимов самой населенной страны мира. Дополнительным подспорьем служили иллюзии националистов всей Азии, видевших в Японии «освободителя» от ига «белых» колонизаторов и еще не уразумевших, что гнет империалистов не зависит от цвета их кожи.

О более адекватном покровителе российскому монархо-фашизму не приходилось и мечтать. Характерно, что большинство лидеров крайне правого крыла контрреволюции (Корнилов, Маннергейм, Колчак, Семенов, Анненков, Унгерн) имели опыт разного рода миссий в Азии. Еще в 1916 г. Владимир Ильич, прогнозируя победу социалистических революций, считал вполне возможным, что «Япония с Китаем… двинут тогда против нас – сначала хотя бы дипломатически – своих Бисмарков…»[10].

Ленин обращал внимание и на разворот политики Токио в отношении недавнего противника: «Известно, что между Россией и Японией, в дополнение к их прежним договорам (например, к договору 1910 года, предоставлявшему Японии «скушать» Корею, а России скушать Монголию), заключен уже во время теперешней войны новый тайный договор, направленный не только против Китая, но до известной степени и против Англии… Япония при помощи Англии побила в 1904-1905 году Россию и теперь осторожно подготовляет возможность при помощи России побить Англию»[11].

Все эти политико-дипломатические сдвиги, в свете давнего стремления Токио к сближению с Берлином, интересовали Ленина и в плане возможности сделок обеих сторон с российской реакцией: «Германия могла бы согласиться и еще на какие-либо «уступочки» царизму, лишь бы реализовать союз с Россией, а, может быть, еще и с Японией против Англии». В то же время он подчеркивал опасность таких поползновений для самого существования режима Николая II, экономически и политически зависимого от союзников по Антанте: «При теперешнем состоянии России ее правительством могли бы тогда оказаться Милюков с Гучковым или Милюков с Керенским»[12]. Как известно, в предстоявшем году события именно так и развернулись.

Летом 1917 г. Владимир Ильич был убежден, что глобальный размах межимпериалистических противоречий обеспечивает международные условия для поступательного развития российской революции. В среднесрочной перспективе он был совершенно прав. Но прежде чем эта перспектива определилась, Советской стране пришлось пройти «между Сциллой и Харибдой», миновать ряд моментов, крайне опасных и для нее, и потенциально для всего человечества.

Русский Крым

А ЕСЛИ БЫ НЕ ОКТЯБРЬ? Ч.4.



7. «Порядочки японские»?
Вопрос, уже ставившийся в первой статье нашего цикла, – как могли сложиться российские и мировые дела, не будь нашего Октября, – применительно к 1918 г. принимает несколько иной вид: что угрожало миру, если бы российский пролетариат не удержал политическую инициативу и власть?

Ныне, стараниями разномастных антисоветчиков, в общественное сознание внедряется легенда о незначительности империалистической интервенции в годы Гражданской войны. Один из приемов – сведение интервенции к действиям одних лишь держав Антанты. Ссылаются на малую численность высаженных в России в 1918 г. войск Великобритании, Франции и США, поскольку их основные силы были заняты завершением Первой мировой войны. При этом «забывают» не только о чехословацком корпусе, официально включенном в состав французской армии, и о косвенном вмешательстве Антанты в ход всей Гражданской войны (морская блокада красной России и поставки белым вооружения, в том числе новейшего). «Забывают» также о двух численно ведущих силах антисоветской интервенции, из которых одна была на тот момент враждебна Антанте, а другая к ней примыкала, преследуя собственные цели.

Первой силой был австро-германский блок, реально обеспечивавший до ноября 1918 г. основную поддержку южнорусской контрреволюции. Второй – императорская Япония, орудовавшая на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири с апреля 1918 до 1922 г. (на севере Сахалина – до 1925 г.). В обоих случаях речь должна идти не просто об интервенции, как правило имеющей ограниченные масштабы, а об оккупации обширных территорий крупными силами армий стран-агрессоров.

Напомню читателям, особенно молодым, концовку классического произведения советской кинематографии – фильма «Выборгская сторона» и всей «Трилогии о Максиме». Главный герой, предвосхищающий Че Гевару как руководитель национализированного банка, раскрывает сеть саботажа. Врагам, строившим из себя «истинно русских», Максим отвечает: «Что в вас русского? Фамилии у вас немецкие, капиталы вы стерегли французские, шпионами были английскими, а порядочки мечтали завести японские. Не вышло!»

Сегодня многие усмотрят в такой концовке модернизацию истории – если не в смысле «сталинской шпиономании», то в плане реальных угроз 30-х гг. Тогда были широко известны захватнические планы японского милитаризма, распространявшиеся, без преувеличения, на весь мир.

В конце 20-х гг. стал достоянием гласности секретный меморандум экс-премьера Танаки, где говорилось буквально следующее: «Для того чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай. Овладев всеми ресурсами Китая, мы перейдем к завоеванию Индии, стран южных морей, затем Средней Азии, Передней Азии и, наконец, Европы». Но амбиции носителей «духа Ямато» не ограничивались и всем Старым Светом: адмирал Ямамото, ведущий стратег императорского флота, заявлял, что подпишет мир в Вашингтоне, в Белом доме.

Если всецело связывать эти планы, как принято, с подготовкой и ведением Второй мировой войны, то они выглядят бредовой фантасмагорией. В реальном мире 30-х – 40-х гг. Япония существенно уступала в силах и ресурсах как ведущему союзнику, нацистскому рейху, так и главному империалистическому сопернику – Соединенным Штатам, не говоря обо всем англо-американском блоке. Главное же – на пути фашистской «оси» стоял Советский Союз, оплот мирового коммунистического движения, игравшего, в частности, авангардную роль в борьбе с самурайской агрессией в Китае. В этих условиях японский милитаризм не мог всерьез претендовать на мировое господство. Да и весь фашистский блок был по большому счету обречен с самого начала.

Резонен вопрос: не имеем ли мы дело с явлением, в истории нередким, – неосознанной «подготовкой к прошедшей войне»? Не восходят ли планы мировой гегемонии японского фашизма, как и германского, к предшествующему периоду, когда исторические факторы, сделавшие эти планы принципиально неосуществимыми, еще не сформировались?

Еще в 1916 г. Ленин высказал мысль, представляющую для нас особый интерес в свете последующего хода истории: «Если бы данная война кончилась победами вроде наполеоновских и порабощением ряда жизнеспособных национальных государств; если бы внеевропейский империализм (японский и американский в первую голову) тоже лет 20 продержался, не переходя в социализм, например, в силу японо-американской войны, тогда была бы возможна великая национальная война в Европе. Это было бы развитием Европы назад на несколько десятилетий. Это невероятно. Но это не невозможно, ибо представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, БЕЗ ГИГАНТСКИХ ИНОГДА СКАЧКОВ НАЗАД, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно»[13].

Сопоставляя эту мысль с судьбами мира XX века, мы видим, что ситуация, поразительно близкая ленинскому допущению, действительно сложилась, правда несколько позже – накануне и в ходе Второй мировой войны. Но содержательная точность предвидения побуждает задуматься: не было ли уже в «данной», т.е. Первой мировой, войне реальных тенденций, порождавших подобную перспективу? И не наша ли революция, включая чрезвычайные меры по ее защите, отодвинула эту перспективу на два десятилетия, предопределив для середины XX века ее крах?

Мысленно вернемся в осажденный Екатеринбург. Представим на минуту: Романовы-Гольштейн-Готторпы вместо страшных большевиков оказываются в руках мятежных чехословаков. Те, выполняя указания Парижа, поддерживают эсеро-меньшевистский Комуч (Комитет членов Учредительного собрания); вся эта компания никак не может решить, что делать с «осколками империи».

И тут на сцене появляется команда офицеров-монархистов (агенты атамана Семенова, барона Унгерна или кто другой). Они готовы переправить «царскую семью» туда, где ее поддержат. «Спасители» находят общий язык с военным руководителем чехословацкого корпуса, остзейским немцем Дитерихсом (четыре года спустя он завершит карьеру, командуя православно-монархической «земской ратью» в Приморье, под эгидой Японии).

В Сибири начинается прояпонский переворот. Часть чехословаков, связанная с конкурентами Токио, пытается оказать сопротивление. При этом Романовы вполне могут быть все-таки расстреляны, хоть уже и не большевиками, или просто погибнуть в перестрелке. Но если кого-то из них доставят живым в расположение японской контрразведки – ему или ей не позавидуешь: близкого знакомства с этим ведомством я не пожелаю и злейшему врагу. Это вам не немцы в Крыму. Так или иначе, подпись «законного местоблюстителя престола» под нужными документами будет получена. Даже если ни одного «настоящего Романова» в живых не останется, пригодится и самозванец – в сумятице никто ни в чем не разберется. Примерно так была обставлена в 1910 г. японская аннексия Кореи.

Что дальше? Подняв волну ненависти к «цареубийцам» – не только большевикам (что они тут ни при чем, никого уже не интересует), но и эсеро-меньшевикам, – монархо-фашисты довершают переворот. Чехословаки прекращают сопротивление в обмен на пропуск их эшелонов с добычей к Владивостоку, чтобы отплыть на Запад (так примерно и произойдет спустя полтора года). Навстречу по Транссибирской магистрали движутся японские дивизии, усиленные наемным воинством китайских и монгольских милитаристов. Партизаны пускают несколько эшелонов под откос; в ответ оккупанты вырезают и выжигают целые волости. Комуч мечется между Уфой и Самарой, пока не разбегается. Половина его «белой гвардии» переходит к красным. Но измученной стране трудно противостоять отборным силам врага. Сибирь, Урал, Поволжье истекают кровью.

Тем временем Германия, ободренная новой угрозой Антанте, напрягает на Западном фронте последние силы. Япония предъявляет Антанте и САСШ ультиматум: хотите, чтобы мы воевали с немцами, – отдайте нам в безраздельное владение не только Сибирь, но и Китай. Согласиться – значит потерять все плоды «победы», проиграть в борьбе за мировую гегемонию. Вашингтон, главный соперник Токио на Тихом океане, категорически против, а без войск САСШ немцев не одолеть, без американских кредитов вообще не выжить. Антанта отвечает Японии отказом.

Под предлогом защиты чехословаков САСШ высаживают во Владивостоке морскую пехоту (некоторый контингент действительно был высажен именно в августе 1918 г., и немалую роль при этом сыграло стремление ограничить успехи Японии). Между американцами и японцами происходят столкновения; стороны обвиняют друг друга. Вашингтон отзывает посла и вводит против Токио торговые санкции. Но это не помогает – американцы вместе с чехословаками еле уносят ноги от превосходящих сил армии микадо.

Япония выходит из антигерманской коалиции и предлагает воюющим сторонам посредничество в заключении мира. Со своей стороны, САСШ требуют от Антанты немедленно прекратить войну в Европе, чтобы сосредоточить силы против Японии. Аллен Даллес, американский резидент в Швейцарии, успешно завершает начатые в 1916 г. переговоры с австро-венграми; к ним подключается германская сторона.

Лондон, как два года назад, сталкивается с восстанием в Ирландии, но под руководством уже не социалистов, им же и разгромленных, а прогерманских националистов. Ллойд-Джордж отправляется в отставку; «большую коалицию» сменяет военно-консервативный кабинет Черчилля. В Париже кабинет антигерманского «тигра» Клемансо вынужден уступить место военно-гражданскому режиму во главе с генералом Петэном, образцово подавившим волнения солдат. Новые правительства Антанты под давлением САСШ договариваются с Германией о прекращении огня.

Окончание войны, в которой погублены миллионы людей, вызывает по обе стороны фронта выступления рабочих и солдат под красными флагами. Но нигде нет революционной партии, достаточно организованной и сильной, чтобы придать протестам ясную политическую направленность. Сам факт прекращения бойни плюс смена правительств вызывают в массах вздох облегчения. Вместо революционного выхода из войны Европе навязывается выход империалистический.

Левые социал-демократы, лишенные антивоенного знамени, остаются в изоляции. Очаги протестов жестоко подавляются. В организации «беспорядков» обвиняют русских большевиков. Германские дивизии, частичной демобилизацией очищенные от «неблагонадежных», движутся на Петроград и Москву, навстречу японцам. Исход решает не столько оружие, сколько Царь-Голод: отрезанное от хлебного юга и востока Нечерноземье вымирает, как Поволжье в засуху 1921 г.

Тем временем в Сибири вспыхивает восстание. Против японских оккупантов и марионеточной монархии объединяются все: от большевистского подполья до остатков Комуча (реально так и произойдет в период кризиса колчаковской диктатуры). САСШ заявляют о поддержке восставших и снова направляют военные корабли к берегам русского Дальнего Востока. Вашингтон спешно признает южнокитайское правительство Сунь Ятсена и обещает ему поддержку. Но основные силы флота САСШ еще в Атлантике, ядро недавно организованной регулярной армии – в Европе.

В Токио не намерены дожидаться, пока противник соберется с силами. Японский флот внезапно атакует американскую эскадру и ее базы – Манилу, Гуам, Гавайи. Драма Пирл-Харбора вместо конца 1941 г. наступает в конце 1918-го.

В отличие от состоявшихся 40-х гг., в распоряжении Токио имеется козырная карта – американо-мексиканский конфликт. Японская эскадра высаживает десант в Нижней Калифорнии, поближе к границе САСШ. В Мехико националисты свергают Каррансу (его и в самом деле свергнут через полтора года).

Вашингтон спешно отзывает флот и войска из Европы. Корпус Першинга возвращается в знакомые места. Как два-три года назад, североамериканцы переходят Рио-Гранде, высаживают морскую пехоту в Веракрусе и Тампико.

Власти Калифорнии и Техаса распоряжаются об интернировании местных японцев, китайцев и мексиканцев-чиканос; обыватели устраивают над ними суды Линча. Но мексиканцы – не беззащитные негры Юга; повстанческое движение чиканос и ранее не удавалось подавить, теперь же оно разгорается ярким пламенем. В Мехико поднимают знамя патриотической борьбы с вековым врагом. В страну стекаются волонтеры из других государств Латинской Америки.

Общие силы, объединившись с японским десантом, опрокидывают войска САСШ и в свою очередь переходят границу. Японо-мексиканский блок объявляет о возвращении матери-родине Аризоны и Нью-Мексико, о суверенитете Техаса и о праве бывшей Конфедерации южных штатов на независимость. Весь Юг разрывается между ненавистью к северянам-янки, для многих все еще оккупантам, и боязнью негритянского бунта. Японцы не то чтобы свои, но были же они в расистской ЮАР, похожей на тогдашний Юг САСШ, объявлены белыми, в отличие от китайцев и индусов – «азиатов». Конечно, не все наследники конфедератов готовы раскрыть японцам объятия, но о сплочении Юга и Севера для защиты единого отечества не может быть и речи. Армия вторжения движется к Миссисипи.

У Вашингтона остается последняя надежда – помощь Антанты. Лондон и Париж требуют вывода японских сил из САСШ и России. Но мир с немцами еще не заключен, а срок перемирия истекает. Американских войск в Европе больше нет, а в Германии успели переформировать армию, подкормить солдат и население украинским и донским продовольствием.

Взвесив все, правомонархический блок в Берлине решает, что час реванша настал. Германия предъявляет «победителям» ультиматум: возвращение всех колоний, признание условий Брестского мира с Россией, мирная конференция совместно с Японией.

Либералы и социал-демократы стран Антанты негодуют, но возобновления мировой войны не может себе позволить никто. Солдаты измотаны четырьмя годами бойни, рабочие деморализованы классовым поражением и не рвутся защищать никого. Повсюду набирают силу правомонархические круги: в Соединенном королевстве – ольстерские мятежники 1914 г., во Франции – «Аксьон франсэз». Долго они были в меньшинстве, но теперь одни могут предложить соотечественникам мир и стабильность.

Пока в столицах колеблются и выжидают, объединенная армия под японским командованием форсирует Миссисипи. Известие об этом спускает курок политического кризиса в Лондоне и Париже. В Великобритании устанавливается военно-монархическая диктатура. Во Франции офицеры-монархисты возвращают на трон Бурбонов.

Американский фронт рушится. В Вашингтоне, где уже ждут прихода японцев, Конгресс САСШ объявляет президенту Вильсону импичмент за проигрыш войны. Депутаты Юга, где преобладает партия президента, заявляют о непризнании импичмента и о выходе из Союза. Восстановленная Конфедерация просит принять ее в состав Британской империи в качестве доминиона. В итоге и Северному союзу штатов приходится согласиться на такой же статус.

Наконец, правительства Британской и Французской империй принимают требования единомышленников из Берлина и Токио. На мир опускается «железная пята» – подобие описанной двенадцать лет назад Джеком Лондоном, но в еще худшем, монархо-фашистском, варианте…

8. Заключение. Ни бог, ни царь и ни герой…
Описанная альтернатива может показаться плодом безудержной фантазии. Но, как автор старался показать читателям, в реальной истории мы встречаем слишком много ее элементов. Упущенные возможности бывают не только у революции, но и у реакции.

Возвращаясь к событиям лета 1918 г., еще раз подчеркнем: исторический и политический результат определяется не субъективными устремлениями, а объективной равнодействующей событий. В какой мере красные участники екатеринбургской драмы осознавали сошедшиеся вокруг них нити мировой политики; каковы были их непосредственные мотивы; насколько их действия были согласованы с центром, а насколько были собственной инициативой – все эти темы сегодняшних дебатов представляются мне исторически второстепенными. Гораздо важнее другое: наш народ, ценой героического сопротивления и тяжелейших жертв, уже тогда отодвинул от мира опасность, о подлинных масштабах которой мы можем лишь догадываться. Демократически-антифашистское содержание революции, воочию явленное миру в 1941-45 гг., берет начало с ее первых месяцев.

Всемирно-историческое значение «штурма неба» не измеряется балансом достижений и неудач первых попыток создания общества без эксплуатации и угнетения. Весь мир, в котором росли и жили мы, наши соотечественники и даже наши идейно-политические противники, в решающей степени сформирован красным Октябрем и его героической защитой от всех врагов. Именно ему современный капитализм обязан демократическими и социальными институтами, в которых апологеты буржуазии видят свое превосходство тем упрямее, чем меньше остается от них на деле.

На фоне всемирно-исторической трагедии истерика «царебожников» производит жалкое впечатление. Еще две с половиной тысячи лет назад великий Гераклит учил: «Нельзя дважды войти в одни и те же воды». Проекты реставрации монархического строя всплывали на волне реакции 80-х – 90-х гг. XX века в десятках стран. Но в высшей степени характерно: нигде они не увенчались ни малейшим успехом. Единственная страна, формально вернувшаяся к монархии, – Камбоджа – остается, как и была с небольшим перерывом еще с 60-х гг., «королевством без короля», а итоги недавних выборов свидетельствуют о полном крахе монархической оппозиции. И в Испании – опять же единственной стране, вернувшейся к монархии еще раньше, в 70-е гг., – республиканские настроения вновь набирают силу на фоне коррупционных скандалов вокруг Бурбонов, а «завещавший» им трон диктатор Ф. Франко ожидает посмертного переезда из некрополя, возведенного пленными гражданской войны, в другое место. На что же могут рассчитывать ближайшие родственники испанских Бурбонов – Романовы-Гогенцоллерны, по злой иронии судьбы соединившие в себе «кровь» двух династий, которые столкнули своих подданных на полях Первой мировой, за что получили, хоть и в разной степени, воздаяние от двух революций?

Увы, это не значит, что призраки прошлого не представляют опасности. По мере того, как российское общество все больнее ощущает последствия неолиберальных «реформ», ему настойчиво подбрасывают приманки «феодального социализма» с монархическим оттенком. Как показывает мировой опыт, подобные идеи в условиях XX-XXI вв. имеют только одну реальную политическую перспективу - фашистского толка. У всех перед глазами пример Украины, где роль «царебожия» сыграли столь же мифологизированные «голодомор» и бандеровщина.

Несколько обнадеживают признаки того, что у властей РФ хотя бы в этом вопросе прибавилось осмотрительности. По крайней мере, действа в Екатеринбурге обошлись без участия высших руководителей. Лучше поздно, чем никогда! Ведь в нынешнем мире, особенно в ядерной державе, любая, хотя бы внешне сходная с фашистской, авантюра чревата «превентивными мерами» со стороны самозваных хозяев мира, грозящими поставить точку в истории страны, а то и всего человечества.

Главный урок истории ясен. Как напрасны надежды отдельных людей обрести «спасение» в тоталитарной секте, так и народам не идут на благо упования на «бога, царя и героя», и уж подавно на все эти ипостаси в одном лице. Общество XXI века может идти к свободе и счастью только с открытыми глазами, создавая завтрашний день, как сказано в пролетарском гимне, – «своею собственной рукой».

Примечания
1.Здесь и далее подчеркнуто мною. – А.Х. ↩
2.Ленин В.И. Детская болезнь «левизны» в коммунизме /ПСС, т.41, с.42. ↩
3.Ленин В.И. Л.Н. Толстой и его эпоха / ПСС, т. 20, с. 103. ↩
4.На этом фоне становится понятнее удар саблей, нанесенный цесаревичу Николаю японским полицейским. Конечно, не наследнику Александра III и не его приближенным было уразуметь, что значат пробковые шлемы на его голове и головах его спутников для жителей единственной азиатской страны, не подпавшей под колониальную или полуколониальную зависимость. ↩
5.Энгельс Ф. Введение к брошюре Боркхейма «На память ура-патриотам 1806-1807 годов» /Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 21, с. 361. ↩
6.Ленин В.И. Речь к 1 Всероссийскому съезду Советов рабочих и солдатских депутатов 4(17) июня 1917 г./ПСС, т. 31, с. 271. ↩
7.Ленин В.И. Открытое письмо Борису Суварину /ПСС, т.30, с. 264. ↩
8.Ленин В.И. Тетради по империализму / ПСС, т.28, с. 606. ↩
9.Ленин В.И. Война и революция: Лекция 14(27) мая 1917 г./ПСС, т. 31, с. 98. ↩
10.Ленин В.И. Крах II Интернационала /ПСС, т.26, с. 226. ↩
11.Ленин В.И. О сепаратном мире /ПСС, т.30, с. 187-188. ↩
12.Ленин В.И. Пацифизм буржуазный и пацифизм социалистический / ПСС, т. 30, с. 243. ↩
13.Ленин В.И. О брошюре Юниуса /ПСС, т. 30, с. 6. ↩

А.В. Харламенко


Русский Крым

Империализм и трансформация стоимости в цену.

Введение
В этой статье мы хотим продемонстрировать, что низкие цены на товары, производимые на глобальном Юге, и сопутствующий скромный вклад его экспорта в ВВП Севера скрывают реальную зависимость экономики последнего от низкооплачиваемой рабочей силы Юга. Мы утверждаем, что перемещение промышленности в страны глобального Юга за последние три десятилетия привело к массовому увеличению переноса стоимости на Север. Основными механизмами такого переноса являются репатриация прибавочной стоимости за счет прямых иностранных инвестиций, неэквивалентный обмен товарами, воплощающими неравные объемы стоимости, и вымогательство за счет обслуживания долга.

Включение огромных южных экономик в капиталистическую мировую систему, где доминируют северные транснациональные корпорации и финансовые институты, поставило первых в состояние социальной отчужденности и экспортной зависимости. Крайне низкие ставки заработной платы в этих странах обусловлены: 1) давлением, оказываемым их экспортом, который вынужден конкурировать за ограниченные доли на рынке потребительских товаров метрополии; 2) утечкой стоимости и природных ресурсов, которые в противном случае могли бы быть использованы для наращивания производительных сил национальной экономики; 3) нерешенностью земельного вопроса, создающего переизбыток рабочей силы; 4) подавлением рабочего движения компрадорскими правительствами, которые встроены в неолиберальный порядок и получают от него выгоду, и, следовательно, не могут и не желают повышать заработную плату из-за страха простимулировать работников к борьбе за свои права; 5) милитаризованностью границ, предотвращающих эмиграцию рабочих в развитые страны и, следовательно, уравнивание оплаты труда.

Империалистическая глобализация производства
Дискуссия о переносе стоимости и неэквивалентном обмене не нова. Однако сегодня все более значительная доля товаров, потребляемых в мире, производится на глобальном Юге. Производство, в отличие от 1970-х гг., не ограничивается сырьем и несложными промышленными товарами, такими как нефть, минералы, кофе и игрушки. Наоборот, несмотря на относительно низкую добавленную стоимость в промышленности (о которой подробнее речь пойдет ниже), практически все виды сырья и промышленной продукции производятся на глобальном Юге: к ним относятся химические вещества, готовые металлические изделия, машинное и электрооборудование, электроника, фурнитура и транспортное оборудование для текстильных изделий, обуви, одежды, табака и топлива [1]. Но почему и как произошел этот сдвиг в расположении производства?

Изменение международного разделения труда является результатом постоянных поисков капиталом более высоких прибылей и основано, во-первых, на огромном росте числа пролетариев, интегрированных в капиталистическую мировую систему, и, во-вторых, на существенной индустриализации Юга за последние три десятилетия. Это стало возможным благодаря распаду СССР и восточноевропейских социалистических экономик, открытию Китая для глобального капитализма и аутсорсингу производства в Индию, Индонезию, Вьетнам, Бразилию, Мексику и другие новые промышленные страны. Результатом стало увеличение числа пролетариев с низкой заработной платой в рамках глобального капитализма, по крайней мере, на один миллиард. Сегодня более 80% промышленных рабочих в мире находятся на глобальном Юге, в то время как на Севере их число неуклонно падает (см. диаграмму 1). Возможно, мы живем в постиндустриальных обществах на Севере, но мир в целом более индустриален, чем когда-либо.


Диаграмма 1. Глобальная промышленная рабочая сила, 1950−2010 [2]

Индустриализация Юга не была спрогнозирована теорией зависимого развития 1960−70-х гг. Согласно этой теории, капиталистический центр должен блокировать любое опережающее промышленное развитие так называемой периферии, чтобы она оставалась поставщиком сырья, тропических сельскохозяйственных продуктов и продуктов трудоемкого, но технически простого промышленного производства, которое должно быть обменено на передовые промышленные продукты центра. Лишь немногие аналитики предвидели индустриализацию Юга, движимую торговлей и инвестициями капиталистической метрополии.

Тем не менее, индустриализация Юга стала временным решением экономических и политических проблем капитализма 1970-х гг., проявившихся, с одной стороны, в снижении нормы прибыли, нефтяном кризисе и давлении за все более высокую заработную плату со стороны рабочего движения на Севере, а с другой — в национально-освободительной борьбе Юга. Однако индустриализация Юга не является уступкой его требованиям. Наоборот, вместо того, чтобы сделать шаг к более равноправному миру, она привела к углублению империалистической зависимости в глобальном масштабе.

Эта новая империалистическая политическая экономия опирается на две основы. Во-первых, развитие новых производительных сил в электронике, связи, транспорте, логистике и управлении: компьютеры, Интернет, мобильные телефоны, контейнерные перевозки и развитие глобальных производственных цепочек с новыми режимами управления. Во-вторых, развитие неолиберализма с устранением национальных барьеров для движения капитала и товаров, приватизация государственной и общественной собственности, создание новых глобальных институтов, таких как Всемирная торговая организация (ВТО), G-встречи и другие формы глобального политического управления, а также новые военные стратегии, направленные на сдерживание и свертывание распространения национального и социалистического развития.

В рамках этого нового режима накопления не только капитал и торговля готовой продукцией стали транснациональными; само производство в производственно-сбытовых цепочках стало глобализованным. Подпроцессы в производственной цепочке расположены в тех местах, где стоимость производства, инфраструктура и налоговое законодательство являются оптимальными для капитала. Автомобиль или компьютер производится с использованием ресурсов и компонентов сотен фирм, расположенных во многих странах, и продукт может быть собран в разных частях мира.

Неолиберализм привел к новому глобальному разделению труда, в котором глобальный Юг стал «мастерской мира». Глобальный капитализм все больше поляризует мир на Южные «экономики производства» и Северные «экономики потребления». Основной движущей силой этого процесса, безусловно, является низкий уровень заработной платы на Юге. Таким образом, структура сегодняшней глобальной экономики была сформирована путем распределения рабочей силы между промышленными секторами в соответствии с различными нормами эксплуатации на международном уровне.

Соблазн для крупного бизнеса проводить аутсорсинг производства или инвестировать в новые проекты на Юге довольно велик. Уровни зарплат Юга и Севера соотносятся не только как один к двум, но часто как один к десяти или пятнадцати [3]. Действительно, в 2010 г. из трех миллиардов рабочих в мире около 942 миллионов были классифицированы Международной организацией труда (МОТ) как «работающие бедные» (почти каждый третий работник во всем мире живет менее чем на 2 доллара в день) [4].

По словам экономиста Всемирного банка Бранко Милановича (Branko Milanović) (см. диаграмму 2), в 1870 г. глобальное неравенство между гражданами мира было значительно меньше, чем сегодня. Еще более поразительно, что если ранее неравенство определялось преимущественно классовой принадлежностью (в немарксистской концепции Милановича, долей национального дохода), то сегодня оно почти полностью зависит от места проживания, последнее определяет 80% глобального неравенства. Он пишет:

«гораздо важнее, грубо говоря, то, достаточно ли вам повезло, чтобы родиться в богатой стране, чем-то, является ли доход класса, к которому вы принадлежите, в богатой стране высоким, средним или низким» [5].

Что не сказано, так это то, что география неравенства является продуктом экономических, правовых, военных и политических структур прошлых столетий колониализма и последних лет неоколониализма. Эти исторические факторы составляют основу классовой борьбы, определяющей то, что Маркс назвал «историческим и моральным» аспектом уровня заработной платы.


Диаграмма 2. Уровень и структура глобального неравенства в 1870 и 2000 гг. (разложение Джини) [6]

Низкий уровень заработной платы в странах Юга создает не только более высокую глобальную норму прибыли, чем она была бы на Севере; он также влияет на цену товаров, производимых в странах Юга. В рыночной экономике формирование рыночной цены на персональный компьютер через производственную цепочку можно охарактеризовать как «улыбающуюся кривую» добавленной стоимости (sic) (см. график 1) [7]. Добавленная стоимость, которая в неоклассической теории просто эквивалентна новому добавленному доходу, измеренному исходя из условных цен, является высокой в первой части цепочки с высокооплачиваемыми исследованиями и разработками, дизайном и финансовым менеджментом, расположенными на Севере, в то время как кривая падает в середине с низкооплачиваемой рабочей силой на Юге, производящей физический продукт. Добавленная стоимость/цена снова растет к концу кривой с брендингом, маркетингом и продажами, происходящими на Севере, несмотря на то, что заработная плата для работников розничной торговли является одной из самых низких в этих странах.


График 1. Заработная плата, стоимость и ценообразование в глобальной производственной цепочке
В логике «улыбающейся кривой» основная часть стоимости продукта добавляется на Севере, в то время как труд на Юге, который производит товары, вносит только минимальную часть. Согласно этой точке зрения, многонациональные корпорации оказывают услугу обществу, снижая цены на потребительские товары. Однако, по правде говоря, низкие рыночные цены на такие товары скрывают тот факт, что рабочие вынуждены жить в тяжелых условиях из-за низкой заработной платы и изнурительных условий труда в южной части производственных цепочек.

В марксистской концепции, напротив, стоимость представляет собой сумму прямого и косвенного общественно необходимого рабочего времени, которое необходимо для производства товара (в виде выполняемого в настоящее время — «живого труда» и капитала — «мертвого труда», соответственно). Как мы увидим, рыночная цена товара регулярно расходится с его стоимостью, хотя в конечном счете она определяется стоимостью. Таким образом, если нарисовать кривую марксистской концепции добавленной стоимости в производственной цепочке для компьютеров, то она примет более или менее противоположную форму «улыбающейся кривой» — своего рода «грустный смайл» (см. график 1). Но если существует корреляция между стоимостью в марксистском смысле и рыночной ценой, как происходит эта трансформация от «грустного смайла» стоимости к «веселому смайлу» рыночной цены?

Преобразование стоимости в цену
Несмотря на разногласия между экономическими теориями, они, как правило, соглашаются с тем, что цена производства товара равна цене материальных затрат плюс вознаграждение тех, кто имеет претензии на часть стоимости указанной продукции. Эта вторая часть делится на начисление заработной платы и на доходы акционеров: прибыль, рента, процент и т. д.

Но какой независимый переменный фактор экономики определяет цены? В неоклассической экономике определяющим фактором является «рынок», то есть субъективные потребности и предпочтения потребителя. Эти потребности и предпочтения определяют цены на конечные товары, а они, в свою очередь, определяют затраты на заработную плату и уровень прибыли. Соответственно, цены выполняют функцию измерения спроса на рынке и возникают через обмен между конкурентоспособными трейдерами.

Марксистская теория стоимости, напротив, отдает определение цен производственной стороне экономики. Издержки производства или себестоимость — это шаг в переходе от стоимости к рыночной цене. Себестоимость продукта состоит из затрат на «постоянный» капитал (сырье, машины, здания и т. д.) и «переменный» капитал (т. е. заработная плата). В дополнение к себестоимости рыночная цена должна покрывать, по крайней мере, среднюю норму прибыли. Это связано с тем, что товары необходимо производить и воспроизводить постоянно, и если капиталисты не восстанавливают себестоимость производства плюс прибыль при их продаже, производство останавливается. Поэтому в марксистской экономике рыночная цена отражает издержки производства.

Как мы измеряем издержки производства, то есть затраты, необходимые для производства товара? Мы не можем использовать цены в целом для измерения затрат, поскольку цены — это то, что в первую очередь мы пытаемся объяснить. Однако одна вещь является общей для любого товара: человеческий труд. Все рыночные цены в капиталистической экономике в конечном итоге связаны с объемом потребления рабочей силы. То, что Маркс называл «живым трудом» или рабочей силой, не является обычным товаром. Его цена — заработная плата — определяется не только издержками воспроизводства (потребностями рабочего: продуктами питания, жильем, образованием и т. д.), но и столкновением политических интересов — классовой борьбой, отражающей соотношение сил между классами и группами в обществе. Таким образом, в то время как спрос и предложение являются надстроечными элементами, базисным фактором, лежащим в основе рыночной цены, является себестоимость производства, а вместе с ней — и цена рабочей силы.

Для Маркса цены на стандартные товары определяются их стоимостью. Соревнуясь с конкурентами в соотношении долей прибыли, фирмы должны сократить рабочее время, необходимое для производства товаров, внедряя новейшие технологии. Конкуренция внутри экономического сектора приводит к формированию стандартных цен на стандартные товары, тогда как конкуренция между секторами приводит к присвоению средней нормы прибыли стандартными производителями в каждом из них. Добавленная к издержкам производства эта средняя норма прибыли порождает цену производства как «модифицированную» рыночную стоимость [8].

Однако цена производства конкретного товара не совпадает с его стоимостью, хотя совокупная цена всех товаров равна их совокупной стоимости. Работники в разных фирмах получают одинаковую заработную плату и работают в одни и те же часы каждый день, создавая одинаковые суммы прибавочной стоимости, то есть разницу между временем, которое работник тратит на воспроизводство своей собственной рабочей силы, и общим временем, которое они заняты. Таким образом, мы могли бы ожидать, что более трудоемкие фирмы создадут наибольшую прибавочную стоимость и, следовательно, получат самые высокие показатели прибыли. Вместе с тем движение капитала между фирмами и промышленными секторами и обусловленные этим изменения в спросе и предложении делают так, что уровни цен в конечном счете определяются в той точке, в которой норма прибыли одинакова во всех отраслях.

Поскольку капитал выводится из отраслей с низкими нормами прибыли и инвестируется в отрасли с более высокими нормами, объем производства (предложение) в первой из них снижается, а цены растут выше фактических сумм стоимости и прибавочной стоимости, производимой конкретной отраслью, и наоборот. Таким образом, капиталы с различным органическим составом (соотношение между постоянным и переменным капиталом) в конечном счете продают товары по средним ценам, а прибавочная стоимость распределяется более или менее равномерно по отраслям производства в соответствии с общим авансированным капиталом (постоянным и переменным) [9]. Средняя норма прибыли формируется за счет непрерывного поиска конкурирующими капиталами более высоких прибылей и бегства капитала из промышленных секторов, которые производят товары с высоким или низким спросом. В целом, когда один товар продается меньше своей стоимости, происходит соответствующая продажа другого товара больше его стоимости.

Именно через их трансформацию в рыночные цены стоимость и прибавочная стоимость распределяются между капиталистами внутри секторов и между ними. Неравномерное распределение стоимости происходит из-за высокого/низкого органического и стоимостного строения капитала, ренты, добываемой как за счет монополии, так и монопсонии, относительно высокой производительности и тенденции к выравниванию норм прибыли. Это происходит между капиталом и трудом через соответствующие доли — прибыль и заработную плату каждый получает в результате расстановки классовых сил в данный момент. Важно отметить, что это же происходит между странами из-за различий между национальной рыночной ценой рабочей силы (заработной платой) и рыночной ценой тех товаров, которые потребляет рабочая сила (продуктовая корзина).

Глобальная система
Сегодня цены на продукцию определяются в глобальном масштабе, поскольку капитал имеет возможность циркулировать транснационально, по всему миру, чтобы обеспечить максимальную прибыль от своих инвестиций. Мобильность капитала между национальными границами и тенденция к выравниванию нормы прибыли, несмотря на сильные расхождения в темпах эксплуатации (соотношение между трудоемкостью, необходимой для производства рабочей силы, и затрачиваемой конкретной рабочей силой), являются предпосылкой для формирования мировых цен на продукцию. Как отметил марксистский экономист Генрик Гроссман (Henryk Grossman):

«По сути, ценообразование на мировом рынке регулируется теми же принципами, которые применяются при концептуально изолированном капитализме. Последнее, так или иначе, является лишь теоретической моделью, а мировой рынок, как единство конкретных национальных экономик, — чем-то реальным и конкретным. Сегодня цены на важнейшее сырье и конечную продукцию определяются на международном, мировом рынке. Мы больше не сталкиваемся с национальным уровнем цен, а с уровнем, определенным на мировом рынке» [10].

Накопление капитала происходит в мировом масштабе в той мере, в какой ему не мешают правовые или политические условия для свободной торговли и инвестиций. По мере дальнейшего развития капиталистических отношений производства, создаваемая трудом стоимость на мировом уровне становится связанной с мировым «средним» уровнем развития производительных сил. По словам Николаса (Nicholas):

«По Марксу, как только товар становится неотъемлемой частью воспроизводства экономической системы, основанной на обмене, труд, затраченный на его производство, становится частью труда, необходимого для воспроизводства всей системы и качественно эквивалентного всему другому труду, затраченному на производство всех других товаров, которые аналогично являются неотъемлемой частью воспроизводства экономической системы» [11].

Это справедливо как для национальной, так и для международной экономики. Однако цена рабочей силы — заработная плата — сильно отличается на глобальном уровне между Севером и Югом.

В мире, где рыночные цены на товары имеют тенденцию быть глобальными, в то время как рыночные цены на рабочую силу варьируются из-за классовой борьбы — как исторической, так и современной — результатом является перераспределение стоимости из стран с низкой рыночной ценой рабочей силы в страны с высокой рыночной ценой. Таким образом, империализм должен быть объяснен в контексте преобразования стоимости в цену. Однако утверждать, что это смещает концепцию эксплуатации со сферы производства на сферу обращения, неуместно.

Человеческий труд создает стоимость, а прибавочный — прибавочную стоимость. Однако прибавочная стоимость не является физическим свойством, которое труд добавляет к товарам, как какая-то молекула, встроенная и хранящаяся в продукте. Стоимость и преобразование стоимости в рыночную цену скорее являются результатом социальных отношений между трудом и капиталом и между различными капиталами. Именно переход от стоимости к рыночной цене обеспечивает продолжение процесса накопления в расширенном масштабе. Этот расширенный круговорот капитала предполагает преобразование стоимости и прибавочной стоимости в прибыль, а также перенос стоимости с Юга на Север в соответствии с низкими ценами, уплачиваемыми за товары, произведенные в конечном счете Югом. Таким образом, эксплуатация не происходит в каком-либо конкретном секторе производства или национальной экономики; она является результатом общего глобального процесса накопления капитала.

Теперь мы можем перейти от этих теоретических соображений к конкретному примеру этого процесса, а именно к глобализированному производству вездесущих айфонов.

В чем суть
На основе подробных исследований, проведенных Кремером (Kraemer), Линденом (Linden) и Дедриком (Dedrich) [12] в производственных цепочках Apple, Дональд Клелланд (Donald A. Clelland) проанализировал размер и передачу стоимости в рамках мировой системы через механизм рыночной цены [13].

IPad выпускается компанией Apple, расположенной в США. В период с середины 2010 г. по середину 2011 г. Apple продала чуть более 100 миллионов штук. Apple — образцовый экземпляр «фаблесс» компании, т. е. компании без производства. Apple делает разработки, проекты, патенты и продает компьютеры и коммуникационное оборудование, в то время как сама проводит аутсорсинг процесса производства товаров. Все IPad собраны в Китае. Apple интегрировала в свою производственную цепочку 748 поставщиков материалов и компонентов, 82% из которых базируются в Азии, 351 из которых — в Китае [14].

На каждом узле производственной цепочки имеются факторы, к которым добавляются заработная плата, управление, накладные расходы и прибыль. Общая монетизированная цена этих факторов во всех узлах цепи равна цене продажи. Это то, что Клелланд называет «светлой стоимостью» (bright value) в товарной цепочке [15].

Рыночная цена iPad в 2010–2011 гг. составляла $ 499, а заводская цена — $ 275. Из заводской цены только $ 33 пошли на заработную плату рабочих на Юге, в то время как целых $ 150 суммарной прибыли Apple пошли на зарплаты в области дизайна, маркетинга и администрирования, а также на научные исследования, разработки и амортизацию, в основном на глобальном Севере [16]. Распределение этой «стоимости» в заработной плате и прибыли хорошо представлено «улыбающейся кривой».

Однако капиталистическая мировая экономика принимает форму айсберга. Наиболее изученная часть — «светлая стоимость», появляющаяся над поверхностью, поддерживается огромной подпирающей структурой, которая находится вне поля зрения. В отличие от айсберга, мировая экономика — это динамичная система, основанная на потоках стоимости снизу вверх, с Юга на Север. Эти потоки включают стоки, которые принимают две формы: видимые монетизированные потоки «светлой стоимости» и скрытые потоки, которые несут «темную стоимость», порожденную неучтенной стоимостью дешевого воспроизводства рабочей силы и неоплаченного труда, а также неоплачиваемыми экологическими экстерналиями. Термин «темная стоимость» вдохновлен открытием физиков, что обычная материя и энергия составляют лишь 5% от известной вселенной, а «темная материя» и «темная энергия» составляют остальную часть. Подобно тому, как неучтенная темная энергия управляет расширением Вселенной, «темная стоимость» скрывает неоплаченный труд, который стимулирует расширение капиталистической мировой системы [17].

Если бы iPad был собран в Соединенных Штатах, себестоимость производства составляла бы не $ 45, а $ 442. И если мы углубимся на один шаг в производственную структуру iPad, в субкомпоненты и сырьевые ресурсы, мы узнаем, что большая часть этих материальных ресурсов также производится на Юге с приблизительными расходами на заработную плату в $ 33 за iPad. Если бы это производство также осуществлялось в Соединенных Штатах, его стоимость составляла бы приблизительно $ 210.

Рабочим в цепочке производства iPad платят меньше не потому, что их производительность ниже, чем у рабочих на Севере. Фактически, они, вероятно, более производительны. Поставщики Apple — мировые лидеры, использующие самые современные технологии. Их управленческий персонал управляет работниками, используя методы Тейлоризма и более длительные рабочие недели, которые запрещены законодательно на Севере. Поставщики составляют графики с ежедневными сменами по 12 часов для повышения производительности труда работников и тщательно следят за соблюдением графика и стараются его перевыполнить. Рабочие недели превышают шестьдесят часов, поскольку работники обязаны работать сверхурочно, превышая установленные законом нормы [18]. Таким образом, неудивительно, что в 2011 г., когда Стиву Джобсу, на тот момент генеральному директору Apple, на ужине в Белом доме президент Обама задал вопрос: «Что потребуется для того, чтобы Apple вернула свое производство домой?», Джобс ответил: «Эти рабочие места не возвращаются» [19].

К тому времени, когда товар прошел через многочисленные узлы глобальной сети, чтобы добраться до порога потребителя, он включает в себя не только труд низкооплачиваемой рабочей силы, но и огромные суммы недоплаченных и неоплаченных трудовых и экологических ресурсов. Капиталисты присваивают скрытые излишки от деятельности домашних хозяйств и теневого сектора экономики. Для создания производственного потенциала и обеспечения выживания каждого наемного работника необходима длинная темная цепочка производителей продовольствия и активность теневого сектора. Этот поток «темной стоимости» снижает затраты на воспроизводство периферийного труда и, соответственно, уровень заработной платы, выплачиваемой капиталистами. Бытовой и теневой секторы не находятся вне капитализма, а являются неотъемлемыми компонентами глобальных товарных цепочек.

Экологическая деградация, загрязнение и истощение ресурсов являются внешними факторами, благодаря которым поставщики Apple извлекают «темную стоимость». Каждый iPad использует почти пятнадцать килограммов полезных ископаемых (некоторые из которых редки и ограничены в поставках), триста пятьдесят пять литров воды и количество электроэнергии, полученной из ископаемого топлива, при сгорании которого выбрасывается тридцать килограммов углекислого газа. Более того, производство айпада создает 105 килограммов парниковых газов [20]. Все эти экологические нагрузки ставятся на плечи Китая и других азиатских стран, в то время как продукт потребляется на Севере. Экологическая деградация — это внешний эффект, который встроен в iPad как «темная стоимость». Глядя только на затраты на загрязнение, Клелланд оценивает, что Apple избегает затрат в размере $ 190 на единицу продукции, которую она должна была бы заплатить в Соединенных Штатах за экологические экстерналии [21]. Капитализм зависит даже от всех этих форм «темной стоимости». Эти факторы никогда не фигурируют в учете себестоимости продукции, они являются невидимыми «подарками» капиталистам и покупателям.

Маркс считал, что стоимость рабочей силы должна снижаться с увеличением производительности труда, и что там, где этого не произошло, тенденция к падению общей нормы прибыли должна усиливаться. Однако при империализме и установившейся таким образом глобальной системе национального угнетения монопольный капитал способен гарантировать низкие цены на потребительские товары рабочих, производимые сверхэксплуатируемой рабочей силой на Юге. Наряду с параллельным удешевлением постоянного капитала за счет импорта недорогих промежуточных и сырьевых товаров, продажа недорогих потребительских товаров сверхоплачиваемым рабочим в империалистических странах снижает стоимость рабочей силы, тем самым увеличивая уровень предполагаемой «прибавочной стоимости», произведенной на местном уровне. Как таковые, северные рабочие кажутся более продуктивными с точки зрения прибыли, которую они генерируют. Однако с точки зрения «производительности», основной мерой «производительности» не является «добавленная стоимость» за час труда — она зависит от цен продажи, завышенных монополией, трансфертным ценообразованием, неравным обменом и от результата вмешательства государства, армии и полиции в снижение затрат на рабочую силу за рубежом. Основной мерой «производительности» являются почасовые затраты на рабочую силу относительно прибыли, полученной на глобальном уровне.

Вопреки утверждениям многих профсоюзных активистов метрополии, не только капиталисты на Севере получают материальную выгоду от сверхэксплуатации низкооплачиваемой Южной рабочей силы.

«В случае с iPad большая часть экспроприированной „темной стоимости“ реализуется не как корпоративная прибыль, а как потребительский излишек в виде более дешевых товаров. Следовательно, гражданин метрополии становится невольным [(?) — прим. авторов] выгодоприобретателем этой эксплуататорской системы, когда он (она) использует один оплаченный час для покупки продукта, который воплощает в себе гораздо более низко или вообще неоплачиваемые часы и многие недооцененные материальные и экологические затраты» [22].

Политическая перспектива
Политическая перспектива, установленная настоящим анализом, заключается в том, что потенциал революционных изменений в XXI в. проистекает из Юга. Там сотни миллионов новых промышленных пролетариев, сосредоточенных на фабриках в тяжелых условиях, получают невероятно низкую заработную плату, оптовая корпоративная приватизация земли лишает миллионы бедных фермеров земли и доходов (они затем вынуждены соглашаться на самую низкооплачиваемую работу), а разница между северными и южными условиями жизни очевидна для всех благодаря глобализации информации и средств массовой информации [23].

Это противоречие должно в конечном итоге проявиться в антикапиталистических движениях к социализму (и за его пределы). В южных странах проживают классы, наделенные объективным интересом и способностью к сопротивлению глобальному неолиберализму. Подобно антиколониальным национально-освободительным движениям, вспыхнувшим в странах Третьего мира в период с 1945 по 1975 г., мы предвидим возможность новой волны антикапиталистических движений в будущем.

Благодаря стратегическому положению нового пролетариата на Юге, его сила в мировой экономике намного больше, чем она была на волне национального освобождения, охватившего мир в 1960-х и 70-х гг. Однако политическая реализация этой силы не произойдет сама собой. Субъективные факторы отсутствуют как на Юге, так и на Севере. Таким образом, задача глобальных левых огромна. В 1970-х гг. миллионы людей боролись и умирали за социализм. Сегодня тех, кто борется за социализм, сравнительно мало. Социализм не является сильным «брендом». Разделение земного шара на Юг и Север отражается в разделении глобального рабочего класса, в том, что часть его получила огромные экономические и политические выгоды, которые помогли обеспечить его лояльность и статус-кво империализма. Эта преданность, конечно, подкрепляется пропагандой государственных и корпоративных медийных монополий (СМИ). Это одна из самых глубоких проблем, стоящих сегодня перед социалистическими силами во всем мире.

Для решения этих проблем мы должны прежде всего взглянуть на борьбу с глобальным капиталом с глобальной точки зрения. Только так мы можем выработать эффективную стратегию и тактику. Пытаться найти выход из нынешнего кризиса с помощью национального протекционизма (социал-демократического,«зеленого» или фашистского) — это не только антисолидарность, но и абсолютно проигрышная стратегия, неизбежный путь на дно.

Примечания
1. Организация Объединенных Наций по Промышленному развитию (ЮНИДО), «Table 8.4. Developing and Developed Countries' Share of Global Manufacturing Value Added by Industry Sector, Selected Years, 1995−2009 (percent)», Industrial Development Report 2011 (New York: United Nations, 2011), unido.org, 146; см. также «Table 8.7. Share of Manufacturing Employment for Developing and Developed Countries, by Industry Sector, Selected Periods Over 1993−2008 (percent),» 151.

2. John Smith, «Imperialism and the Law of Value,» Global Discourse 2, no. 1 (2011): 20. URL: https://globaldiscourse.files.wordpress.com/2011/05/john-smith.pdf. Данные по рабочей силе в промышленности за 2010 г. были экстраполированы по сравнению с 2008 г. в разбивке по отраслевому распределению рабочей силы и взяты из публикации Международной организации труда (МОТ) «Key Indicators of the Labor Market (KILM), 6th edition (ILO, 2010); данные по экономически активному населению (ЭАН) взяты из трудовой базы данных МОТ [http://laborsta.ilo.org/default.html]; а также показатель «более развитые регионы» промышленной рабочей силы, который включает оценку МОТ спада, вызванного рецессией. Категории МОТ «более» и «менее» развитые регионы примерно соответствуют современным категориям «развитых» и «развивающихся» стран, соответственно.

3. Zak Cope, Divided World Divided Class: Global Political Economy and the Stratification of Labor under Capitalism, second edition (Montréal, Quebec: Kersplebedeb, 2015), 378−82.

4. Benjamin Selwyn, «Twenty-First-Century International Political Economy: A Class-Relational Perspective», European Journal of International Relations (December 3, 2014): 1−25, academia.edu.

5. Branko Milanović, «The Haves and Have-Nots: A Brief and Idiosyncratic History of Global Inequality» (New York: Basic Books, 2011), 113.

6. Branko Milanović, The Haves and Have-Nots: A Brief and Idiosyncratic History of Global Inequality (New York: Basic Books, 2011), 112; Francois Bourguignon and Christian Morrison, «The Size Distribution of Income Among World Citizens, 1820−1990,» American Economic Review 92, no. 4 (September 2002): 724−44; Branko Milanović, Worlds Apart: Measuring International and Global Inequality (Princeton: Princeton University Press, 2005), fig. II.3.

7. «Улыбающаяся кривая» была впервые предложена Стэном Ши, основателем Acer, около 1992 г. Согласно наблюдениям Ши, в индустрии персональных компьютеров оба конца цепочки создания стоимости добавляют больше стоимости, чем средняя часть цепочки создания. Если это явление представлено на графике осью Y для добавленной стоимости и осью X для цепочки создания стоимости (стадий производства), результирующая кривая имеет форму улыбки.

8. Howard Nicholas, «Marx's Theory of Price and Its Modern Rivals"(New York: Palgrave Macmillan, 2011), 30, 39−40.

9. Маркс по-разному относится к техническому строению капитала, стоимости или цене и органическому составу капитала. Он пишет: «я называю стоимостное строение капитала, — поскольку оно определяется его техническим строением и отражает в себе изменения технического строения, — органическим строением капитала». Однако, как написал Павел Зарембка стоимость рабочей силы (переменный капитал)" может меняться без каких-либо изменений в техническом составе из-за обстоятельств, в которых сами работники могут получать больше или меньше, производя с той же технологией". См.: Paul Zarembka, «Materialized Composition of Capital and its Stability in the United States: Findings Stimulated by Paitaridis and Tsoulfidis (2012),» Review of Radical Political Economics 47, no. 1 (2015): 106−11. Для Маркса, поскольку капитал (мертвый труд) накапливается и все чаще используется по отношению к живому труду, органическое строение капитала увеличивается, а норма прибыли имеет тенденцию к падению.

10. Henry Grossman, «The Law of Accumulation and Breakdown of the Capitalist System» (London: Pluto Press, 1992; originally 1929), 170.

11. Howard Nicholas, «Marx's Theory of International Price and Money; An Interpretation,» in Immanuel Ness and Zak Cope, eds., Palgrave Encyclopaedia of Imperialism and Anti-Imperialism (New York: Palgrave Macmillan, 2015).

12. Kenneth L. Kraemer, Greg Linden, and Jason Dedrick, «Capturing Value in the Global Networks: Apple´s iPad and Phone,» University of California, July 2011, pcic.merage.uci.edu.

13. Donald A. Clelland, «The Core of the Apple: Dark Value and Degrees of Monopoly in the Commodity Chains,» Journal of World-Systems Research 20, no. 1 (2014): 82−111.

14. Там же, 83.

15. Там же, 86.

16. Там же, 88, с диаграммой, взятой из анализа данных в: Kenneth Kraemer, Greg Linden, and Jason Dedrick, «Capturing Value in Global Networks», Personal Computing Industry Center, University of California-Irvine, 2011, pcic.merage.uci.edu.

17. Clelland, «The Core of the Apple,» 85.

18. Там же, 97.

19. Там же, 98.

20. Там же, 102.

21. Там же, 103.

22. Там же, 105.

23. При обсуждении выводов доклада Международной организации труда о глобальной заработной плате за 2014 г. Патрик Белсер отмечает: «Рост заработной платы в развитых странах почти равен нулю, а мировая заработная плата растет на 2 процента. Если вы выведете Китай из уравнения, глобальный рост заработной платы просто сократится вдвое.» См. Patrick Belser, «Fiscal Redistribution: Yes, but Inequality Starts in the Labor Market: Findings from the ILO Global Wage Report 2014/2015,» Global Labor Column, 2014, column.global-labor-university.org. При таких темпах роста мы можем великодушно предположить, что уровень заработной платы на глобальном Юге будет догонять уровень заработной платы на глобальном Севере, где он, по крайней мере, в десять раз выше в среднем, примерно за 500 лет.

24. Cм. перевод первой главы этой книги на сайте LC: lenincrew.com/divided-world-1/

Зак Коуп, Торкил Лауэсен

Русский Крым

Гитлеровские генералы на американской службе.



У всех на слуху истории о сотрудничестве американцев с нацистскими учеными, с нацистской агентурой, о прямой передаче под американский контроль целых отделов ведомства Йозефа Геббельса (вот, например, замечательное исследование, посвященное одному из представителей этого ведомства и — по необъяснимому совпадению — главному источнику статистических данных, используемых А.И. Солженицыным, И.А. Курганову: https://youtu.be/39Ve0nz19l0). Однако, мало говорится об американском сотрудничестве с работниками непосредственно материальной сферы нацизма — с немецкими военными преступниками. Об одном таком замечательном случае и рассказывается в предлагаемой вашему вниманию статье «Правды».

Гитлеровские генералы на американской службе
Об авторе: Юрий Михайлович Корольков (1906-1981)
— советский писатель и журналист, военный корреспондент,
автор книги «В Германии после войны. Записки корреспондента» (1951)

Генерал-полковник Гальдер — бывший начальник штаба немецко-фашистской армии — выпущен на свободу. Освободили его тихо, без шума, использовав так называемую немецкую комиссию по денацификации. Об этом в западной печати сообщалось очень и очень скупо: слишком уж одиозной является фигура этого преступника — одного из организаторов второй мировой войны. Американские военные власти, руководившие за кулисами работой комиссии, приняли все меры, чтобы при разборе дела Гальдера ничего не говорилось о его преступлениях.

По странной «случайности» председателем денацификационной комиссии в Мюнхене, где разбиралось дело Гальдера, оказался его личный друг, бывший немецкий офицер Оскар фон Дефиц. По такому же принципу подобрали и свидетелей. Среди них были бывшие немецкие генералы, претендующий на баварский «престол» «кронпринц» Рупрехт, военный преступник банкир Шахт, но не было ни одного представителя демократической общественности. Все участники этого «процесса» — сам Гальдер, свидетели, судьи, американские консультанты — действовали в полном единодушии, силясь превратить матерого преступника в непорочного ангела мира.

Правда, главный герой этого юридического водевиля генерал Гальдер несколько переусердствовал в изъявлениях своей любви к Америке и сболтнул лишнее. Он во всеуслышание заявил, что после разгрома гитлеровскими войсками Польши германская армия получила официальное поздравление от американских военных кругов по случаю одержанной победы. Поздравление передал Гальдеру… американский военный атташе в Берлине, полковник Паттон.

Это свидетельство Гальдера вызвало некоторое замешательство, но смущение вскоре рассеялось, «процесс» продолжался по заранее разработанному плану и закончился оправданием Гальдера. Гитлеровский генерал-полковник принял поздравления по поводу своего освобождения, поздравили его и сами судьи, а бывшие немецкие штабные офицеры, сотрудники Гальдера, здесь же в зале заседаний преподнесли своему шефу букет цветов. Это была открытая, наглая демонстрация представителей германских милитаристов, которые нашли себе американских покровителей.

Бульварная печать «западных демократий» усердно распространяет версию о том, что единственное занятие Гальдера — игра с внуками, что он навсегда оставил мечты о военной карьере и предпочитает проводить время дома, в халате. Об этом охотно болтает и сам Гальдер.

Но он лжет. Под полами домашнего халата звенят генеральские шпоры. Подозрительно выглядят «детские забавы» фашистского генерала. Не спроста выпустили его на волю. Не ради «забавы» возглавил он под вымышленной фамилией Шмидта здесь же, под Мюнхеном, так называемый комитет «по надзору за хозяйством». Как утверждают, этот комитет стал центром по ремилитаризации Западной Германии. Из заслуживающих доверия источников передают, что Гальдер получает назначение на должность начальника военно-промышленной полиции, именуемой «черной гвардией», иначе говоря, военных формирований в Бизонии (часть Германии, оккупированная войсками США и Великобритании – Ред.).

Гальдер не единственный фашистский военачальник, которого американские власти привлекли для осуществления своих агрессивных планов в Европе. Гитлеровский генерал Гудериан, долгое время занимавшийся «обобщением опыта» войны на восточном фронте, теперь возглавил центр военного шпионажа. Девять фашистских генералов и десять полковников входят в «штаб» Гудериана. Инициатива создания этой организации принадлежит американскому разведчику Аллену Даллесу.

Гудериану с его «штабом» поручено восстановить сеть немецкой разведки в самой Германии и за границей. В американской инструкции, выработанной для Гудериана, в качестве одной из задач ставится сотрудничество разведывательного штаба с нелегальными фашистскими организациями в Европе.

В лондонских коммюнике западных держав по поводу Рура по меньшей мере десяток раз во всех падежах склоняются слова «безопасность», «разоружение», «демилитаризация» и т. д. Но вряд ли эта фразеология может кого-либо ввести в заблуждение, скрыть, что под дымовой завесой фраз о разоружении на деле происходит тайная возня, направленная на превращение Западной Германии в военно-стратегическую базу американского империализма в Европе.

Не лишне отметить, что сейчас происходит усиленная обработка общественного мнения для подготовки его к тому, что в недалеком будущем Бизония будет и формально включена в агрессивный западный военно-политический союз. Западно-германские газеты за последнее время буквально пестрят всевозможными сообщениями, высказываниями политических деятелей о необходимости создания немецких вооруженных сил и включения их в систему Западного союза. Совсем недавно американская радиостанция в Берлине передавала выступление своего комментатора, который уже совершенно открыто одобрил идею включения Бизонии в «оборонительную» систему Запада. Комментатор твердил о том, что «западные оккупационные державы должны формировать и финансировать немецкие войска».

Вопреки всевозможным опровержениям, уже происходит обучение и подготовка немецких солдат и офицеров на территории Западной Германии. Вербуются безработные немцы в возрасте от 22 до 35 лет. Преимущество отдается лицам, служившим ранее в войсках СС, в парашютных или танковых частях, а также бывшим военнослужащим, награжденным в гитлеровской армии и имеющим справки о том, что они были «примерными солдатами».

Имеются немецкие части и в Индонезии, во французском «иностранном» легионе в Индо-Китае и в других странах.

Не так давно я беседовал с одним американским журналистом. На вопрос об американской политике в Европе он довольно откровенно ответил: «Мы ищем солдата»…

Едва ли можно лаконичнее охарактеризовать эту политику.

Но найти достаточное количество солдат, готовых превратиться в пушечное мясо в интересах американских империалистов, не так-то легко. Сейчас поджигатели новой войны обратили свое внимание на Западную Германию. Однако и здесь, вероятно, немного найдется охотников жертвовать собою ради американских и рурских магнатов капитала. Достаточно сказать, что только в течение 1947 года из военизированных «рабочих команд» в Бизонии дезертировала по меньшей мере половина согнанных сюда немцев. Они отлично знают, что могла бы припасти им война.

Гитлеровский военный преступник и предатель своего народа Гальдер не только нагло мечтает о войне, но даже осмеливается подавать «совет»: в случае военных действий в Европе превратить всю западаю часть Германии до самого Рейна в мертвую, безлюдную «зону пустыни» по уже известным немецко-фашистским образцам. Хорошо, однако, известно, что никакие «зоны пустыни» не помогли гитлеровским воякам уйти от разгрома, от позорного конца.


№ 12 от 12 января 1949 года газеты «Правда»



Комментарий редакции:
Секрет завидного упорства, с которым из-под земли выползают живые трупы в нацистских мундирах, прост и лишен всякой мистики: они никогда не были по-настоящему похоронены. Фашизм есть мобилизованный для тотальной войны – внешней и внутренней – капитализм. Капитализм никуда не делся. А вместе с ним остались и предпосылки для внешней войны — а война после 1945-го в мире ни на минуту не прекращалась. Предпосылки же для войны внутренней, связанные с окончательным прорастанием монополий во все сферы общественной жизни, с каждым годом усиливаются. Причем — по всему миру. Да и что говорить, о предпосылках, если тут и там уже открыто приходят к власти фашистские и профашистские правительства.

Хотя почему уже? В 1945 не было остановлено и шествие фашизма по планете, и мы имеем в послевоенный период испанский, португальский, греческий, чилийский, бразильский и множество более мелких — но не менее тиранических и деспотичных фашизмов. Распад СССР и последующее его разграбление на время смягчили неумолимые противоречия капитализма, фашизация мира на время приостановилась и даже, казалось, повернула вспять. Только вот ни капитализм, ни его потребность в максимуме прибыли, а максимальная прибыль — всегда — есть прибыль военная, ни сама эта тотальная война никуда не делись. Когда мы говорим о приближении фашизма, на нас часто смотрят как на сумасшедших. Но угроза фашизма не возникла сегодня ниоткуда. Она ни на минуту не исчезала ни в одной стране мира.

Как видим, советские люди понимали это уже через 5 лет после войны, несмотря на все искушение признать врага окончательно разбитым. Сегодня окончательно разбито и отброшено на стадию дремучей кружковщины мировое коммунистическое движение, штурмовые же батальоны фашизма гордо шагают по планете. Но в нас пытаются вселить оптимизм, который уже советские люди не могли позволить себе 70 лет назад. Наводит на мысли, не правда ли?

Русский Крым

Проданная целина. Часть 1-1.



Публикуем первую часть материала о социальной ситуации в сельской местности современной России.

Вспоминая «хождение в народ»
Данный репортаж является своеобразным продолжением моего первого очерка 1. Там я выдвигал тезис, что современные российские левые отвратительно ориентируются в той ситуации, которая сложилась в сельском хозяйстве. Впрочем, подробнее об этом поговорим в заключительной части.

Сейчас же просто отметим, что вопрос давно назрел, а никаких подвижек к его разрешению не видно ни у одной из активно действующих групп. Данный материал тоже не без минусов, хотя бы потому, что мы вновь пришли к читателю не с готовой монографией, а с репортажем, пусть даже и объёмным. Небольшая аналитическая часть в конце, безусловно, будет присутствовать, но полноценного исследования она заменить не сможет.

В процессе сбора материала я и один из моих товарищей, сочувствующих делу марксистского кружка в Оренбурге, объехали несколько районов нашей области, беседовали с самыми разными людьми, стараясь зафиксировать основные моменты генезиса нового аграрного строя. Не все интервью вошли в данный материал, некоторые разговоры шли неформально и коротко, без фиксации.

Представлялись мы в качестве молодых историков, собирающих материал по либеральным реформам 1990-х на селе. В принципе, в отношении меня это даже правда, если не считать того, что интерес мой выходил далеко за пределы рассматриваемого периода.Никаких агитационно-пропагандистских целей мы себе, конечно же, не ставили, хотя я почти уверен, что некоторые шальные головы могут поставить мне в упрек, что поехал я «налегке», а не с целой газелью политической макулатуры. Что же сказать? В сельской местности и своих дурачков хватает, вы же, не понимая той массы с которой придётся взаимодействовать, не зная всей специфики и основных нужд, в глазах местных просто пополните их число. О какой работе на селе вообще может идти речь, например, у РРП, когда у нее вообще аграрной программы нет 2? Даже самой плохой, написанной кем-то без отрыва от кабинета с кондиционером. Что вообще можно пропагандировать на селе, не предлагая никакой альтернативы существующему? Хотя о чём я, когда это наших «коммунистов» останавливало незнание страны, в которой приходится работать, незнание социальной базы, которой надо овладеть…

Мне как-то доводилось участвовать в тех редких и спорадических контактах, которые происходили между нашими левыми и селом. Ничего нового не происходит – приезжаешь, разбрасываешь макулатуру по ящикам, а потом какой-нибудь митинг перед уцелевшим памятником Ильичу со всеми признаками типичной городской акции. Все то же самое, но только люди не шарахаются, а наоборот, стягиваются посмотреть и посмеяться с этих чудных «городских»…

Так что мы поехали рассекать бескрайние степи налегке и пока больше с целью послушать, чем что-либо сказать. Надеюсь, наш почин будет подхвачен и в иных регионах, так как несколько подобных репортажей с разных концов страны – уже хорошая источниковая база и хорошее подспорье тому, кто задумает написать большую работу. И только тогда, имея четкую альтернативу, мы сможем вернуться сюда и бороться за преображение жизни в соответствии с ее принципами.

О дивная «Новая Россия»
Новоалександровка находится приблизительно в 6–7 километрах от города Бузулук и фактически превратилась в его спутник и конечную остановку городского транспорта. Данное село резко отличается от образа глубинки, укоренившегося в сознании типичного городского россиянина. Откровенно старых и покосившихся домов немного, брошенных почти нет. Напротив, даже идет строительство. Основательные заборы, рекламные щиты, кафе, обшитые сайдингом домики (хотя бывает, что прямо за ним всё тот же дом времен освоения). Всему виной процесс деурбанизации, который очень медленно, но верно затягивает этот населенный пункт в единую агломерацию.

Речь идёт не о той деурбанизации, о которой так восхищенно пишут в современных книжках: зажиточные семьи, обеспеченные транспортом, могут себе позволить жить в лучших экологических условиях, а благодаря современным средствам обмена информации…

Здесь дело обстоит совсем наоборот.



Тут жить банально дешевле, чем в городе. Плохая социальная инфраструктура и удаленность от работы компенсируются довольно скромными ценами на покупку и аренду жилья, что постепенно превращает село в спальный район. Собственно, по описанию это он уже и есть. В сравнении со спальными районами Оренбурга, на мой взгляд, все весьма печально. Но в сравнении с сёлами – весьма и весьма недурно. Есть и детский сад, и школа, и работающий дом культуры и фельдшерско-акушерский пункт. Аптека, правда, только по будням.

Немногие местные, с кем удалось пообщаться, факт всё более крепкой «сцепки города с деревней» подтверждают. На 500 дворов (приблизительно, конечно же) скотину держат менее десятка. Более мелкую живность, вроде кур или гусей – чуть больше. Все в основном в городе трудятся или вахтовики по контракту, в сельхозпроизводстве мало кто.

Да это все видно и невооруженным взглядом. Достаточно пройтись по селу и заглянуть во дворы, где это позволяет забор: хозяйственные постройки брошены, никаких шумов кроме собачьего лая не слышно, в коровниках же в лучшем случае стоит автомобиль или старый хлам. Разве только птица какая…

Возвращение местного стада с выпаса удручает ещё больше – десятка два голов, не более. А ведь я помню, как в начале 2000-х здесь только одна семья могла держать у себя свиней, двух коров, козу, многочисленных кур… Всё забили, стало невыгодно.



Впрочем, я здесь не ради сантиментов, а для того, чтобы приблизиться к истине о процессах, когда-то сокрушивших колхозный строй в этих краях и готовящих данному месту новую участь городской окраины. А худшую ли, в сравнении с иными вариантами?

К. Геннадий
1955 г.р. Закончил отделение агрономии Оренбургского СХИ. В 1977-1984 работал агрономом в колхозе «Заветы Ильича», затем бригадиром растениеводства в совхозе «Ключевой». С 1988 до середины 90-х трудился в Южнооренбургском Управлении Технического Транспорта, после чего снова вернулся в колхоз «Заветы Ильича». Точнее, в ту структуру, что возникла на его месте. Проработал там до 2004 года, после чего стал законтрактированным рабочим в нефтяной отрасли, работает вахтовым методом. К сожалению, я запамятовал записать его специальность, но нынешнее место работы связано с обеспечением работы электрооборудования.

– Я уверен, что колхозы развалили специально. В начале 90-х сельское хозяйство очень ужали. Цены закупочные со стороны государства остались те же, а на технику и ГСМ взлетели вверх. Да и не только на нее, вообще на промышленные товары. Спички стоили 200 рублей, водка около 3000 рублей. Все пошло вверх. Через диспаритет начался постепенный развал. В советское время было ещё как-то… Год-два был хороший между неурожаями и колхозы/совхозы могли гасить свои долги. Ну, которые сильные колхозы и совхозы. Съезд партии вообще всегда был ожидаемым событием, это означало списание долгов государством в одностороннем порядке. Вообще, я думаю, что диспаритет был всегда искусственным, власть из крестьянства все выжимала в сторону города. Я слышал, что Андропов хотел еще в сельском хозяйстве цены отпустить, но не смог. Затянули с этим. Это бы всё решило.

– Так почему же диспаритет тогда сохранился в рыночных условиях? И притом он только растёт!

(Собеседник оказался несколько растерян, но тут же нашел объяснение в том, что государство у нас вообще крестьянство не любит и ныне диспаритет тоже искусственный, но просто инспирированный властями через рыночные механизмы)

– Мне приходилось встречаться со многими свидетельствами, что колхозное крестьянство крайне негативно восприняло нарождающееся фермерство. Вы помните нечто подобное?

– Это зависело от силы колхоза. Чем мощнее – тем хуже отношение к фермерам. У нас фермеры появились только во второй половине 90-х, когда окончательно производство развалилось, потому не много могу сказать по этому поводу. Колхозы в рыночных условиях брали много долгов, так как за один только урожай даже ГСМ не купишь, какая уж амортизация. И в этом они глубоко увязли. Создавались специальные комиссии, которые описывали за долги хлеб, скот, оборудование и продавали за бесценок. Бралась ссуда, всё это скупалось пока дешево. Так начиналась вторая волна фермерства. Первые были как бы рядом с колхозами, можно сказать паразитировали на них, а это… Тут уже не было особого выбора. А тогда, в самом начале, уход в фермеры был ослаблением колхоза, а на колхозе все тяготы по обязательным поставкам в пользу государства, на кой чёрт он нам, этот нахлебник?

– Замечали ли вы какую-нибудь серьезную разницу между колхозом и совхозом как формами социалистической собственности?

– Никакой существенной разницы не было на деле. Я знаю, что она задумывалась, но на практике не видно было. В совхозах чехарды кадровой не было, больше ничего существенного.

– Известны ли вам те или иные махинации с плановыми заданиями? Приписки например?

– Приписки? Нет, мы по-другому делали. Решали проблемы с планом за счёт запашки сенокосных угодий в обход документов. Это сходило с рук, это нормально было.

– Говорят о том, что колхозы начали растаскивать ещё в доперестроечное время, что были большие масштабы воровства. Сравнимы ли они с 90-ми?

– Воровство было мизерным. Дроблёнка, семечки… Нас район больше обкрадывал, если так можно сказать. Себе брали всё лучшее, нам оставляли второго сорта. Неправда это всё.

– Какова была роль ЛПХ и колхозного рынка? Есть мнение, что колхозники больше старались работать на своё хозяйство, в то время как работа в колхозе виделась чем-то вторичным.

– Да нет, ерунда. Роль колхозного рынка была невелика. ЛПХ давали какую-то избыточную продукцию, которую старались чаще всего продать с рук на руки, вообще в обход большой торговли. Но тут тоже всё по обстоятельствам, смотрели, где денег можно было больше получить.

– Были ли в доперестроечное время конфликты в колхозе? Между колхозниками и председателем, какова была роль низовых структур – партийных первичек, профсоюзов?

– Я сам был парторг какое-то время. Конфликтов не было, но доверие к нам со стороны колхозников было весьма поверхностное.

– Возникали ли у вас или у кого-то из ваших знакомых, до перестройки, идеи о выделении из колхоза, о ведении единоличного хозяйства? Быть может, под влиянием исторической памяти?

– Идея выделения из колхоза никогда не была популярна, до перестройки такого никто не высказывал даже в частных разговорах. Ничего подобного не слышал.

– Как изменилась жизнь с приходом рыночных отношений?

– Колхоз переименовывали часто. Мы были ООО «Уран», ООО «Ильича», ООО «Пригородный». Ну, уходили от налогов так…

– Извините, я вас перебью. ООО… «Ильича»? Кто-то из правления или тот самый…

– Ну да. Заветы Ильича, ООО «Ильича»… Логично в принципе.

(Как и в случае с отцом, который рассказывал мне о переименовании колхоза «Счастливая жизнь» в колхоз «Россия», я так и не смог объяснить, почему так сильно смеялся).

– Что еще сказать? Да ни в чём отличий не было. Дали земельные и имущественные паи, а никто из колхоза уходить не хотел. На собрании сложили их снова и просто переименовались. Я лично не присутствовал, я в другом месте работал тогда. Только в 1995 вернулся, когда УТТ развалилось.

– Ну как это «ни в чём»? Например, председателя колхоза в большинстве случаев «рекомендовали» из райкома партии, собрание фактически только утверждало. Теперь же вы, по сути, сами себе выбирали председателя.

– Ха! А теперь вместо райкома нам его добровольно-принудительно рекомендовало местное управление сельского хозяйства.

– Но они же менялись, вы называли несколько фамилий.

– Они менялись, когда переставали устраивать управление сельского хозяйства по тем или иным причинам.

– Мда, дела… Вернемся ненадолго к деятельности «специальных комиссий», которые вы упомянули. Что это за комиссии были? По описанию похоже на судебных приставов.

– И так, колхоз накапливал долги вследствие попыток поддержать производство. Банк давал деньги, например, на ГСМ. Дотаций от государства уже не дождёшься, настал рынок, все должны были сами выживать. Наступила засуха, урожая нет. Что с ГСМ? А его сожгли в посевную и в попытке спасти урожай. Прибывала комиссия, забирала за долги зерно и скот. Технику они, кстати, не брали. Технику забирали другие люди, с бритыми головами. Председатель и правление имели с этого процент, я точно знаю. Я был в КРК, люди выдвинули. Собственно, меня потому ещё до окончательной ликвидации колхоза и уволили – каждое собрание задавал два больных вопроса: «Где земля?» и «Где деньги»? Почти десять лет задавал, ответа не получил. Кстати, техникой иногда ещё выплачивали долги по зарплате.



– А почему, если было так много техники на руках, она так дорого стоила? По идее, это должно сбивать цену.

– Техника, выводившаяся из производства, как правило, конвертировалась в металлолом, металлолом в деньги, а деньги вкладывались как можно дальше от сельскохозяйственного производства. Техники было мало сколько бы её не распродавалось.

– Почему колхозники не препятствовали этому развалу? Ведь когда ввели эти земельные паи, имущественные паи, они не стали разбегаться – они добровольно сложили их и выразили желание жить как прежде.

– Да, это было добровольно, что хотели… Но надо понимать, что администрация была подсадная и у нее в руках был мощный рычаг в виде зарплаты. А зарплата была натуральной тогда, мы будто бы снова за трудодни работали. Денег никто не видел, давали зерном, ещё чем… Подсобные хозяйства в этот период, кстати, большую роль стали играть. Что вырастишь, то и продашь. С этим связано и возрастание низового воровства – сколько утащишь, столько скотину и сможешь кормить. Администрация могла задерживать зарплату, урезать, а то и прямо запугивать. Люди хотели выжить, не до борьбы, никого было не поднять.

– Что сейчас с этими людьми? Из правления, с председателями…

– Они преимущественно «рантье» (с пренебрежением), владеют землей, но сами на ней не работают. Сдают, имеют доход. Тем же фермерам, например.

– А в целом, что стало с землями колхоза?

– Было у нас… Так, чтобы не соврать… 9 тыс. га. Сейчас обрабатывается 3 тыс. га. Ещё одну тысячу отдали городу. Остальное зарастает дикой травой.

– Как профессиональный агроном, можете ли вы оценить, насколько качественно обрабатываются эти 3 тысячи гектаров, которые сейчас в собственности фермеров?

– Отвратительно обрабатываются. Укороченный севооборот, истощение земли. Подсолнечником много балуются, рыночный спрос на него есть. Но в таких масштабах и так часто сажать его нельзя, что с землей-то будет…

– А что с техническим оснащением?

– У наших, вроде бы, старая техника. У тех, кто начинал с самых ранних времен, с последних советских лет и первые годы после – новый парк. Ранние вообще работают стабильно и с прибылью.

– Можете больше рассказать о земельных паях? Что это и как распределялось?

– Аналог ваучера на селе. Имущественные паи ещё были, но я о земельных. Выдавались они всем работающим в колхозе и пенсионерам колхоза. Пай был большим, только если работающих мало или колхоз крупный. Размер же имущественного пая зависел от успешности колхоза вообще. Смотря по площади, в некоторых хозяйствах паи были по 8 га на человека, в других по 17, а то и 19 гектаров. В нашем колхозе по 11 га на человека вышло. Раньше их можно было продавать, сейчас, вроде бы, уже нельзя. Или наоборот… Они еще бывают… Вот как ведь, забыл… Короче говоря есть конкретный квадрат земли, о котором ты точно можешь сказать что он твой, а есть поле, целиком, которое принадлежит одновременно в равных долях десятку-другому людей. Я по земельным паям не особо, я ведь не в колхозе работал в тот момент, я не получил, родственники получили. В принципе, в сельскохозяйственном производстве сейчас всё на этом держится. Редко кто пашет непосредственно свою землю. Всякая крупная контора с правовой точки зрения пашет землю доброго десятка человек, а то и более. Есть фермеры, которые имеют по тысяче гектаров, из которых непосредственно им принадлежит всего ничего – свой стартовый и то, что сумели скупить. Например, агрохолдинги так живут.

– Можете вспомнить что-то из политических событий тех лет? Выборы, путч, разгон Верховного Совета?

– Я никого не поддерживал и ни за кого не голосовал. На селе настроения были разные, но к старому, к советским временам, всегда тяготели больше. Ельцин если и имел поддержку, то только на фоне Горбачева.

И дым отечества всё больше от пожарищ
Село Погромное Тоцкого района, представляет собой, на мой взгляд, лучший вариант того, как глухая провинция могла выйти из эпохи либеральных реформ с наименьшим ущербом. Сельсовет в целом, конечно же, понёс потери (одно село вымерло полностью, но его трагедия мало связана с 90-ми и началась еще в застойное время), однако в целом ситуация стабильная.

В селе с населением в 700 человек есть школа, амбулатория, почтовое отделение, магазины и даже одно кафе. Правда, больше я ничего не заметил, но и это уже неплохо. По внешнему виду улиц всё несколько хуже, чем в Новоалександровке, но, собственно говоря, кто ждет от российской глубинки аккуратных немецких фахверков среди газонов? Брошенное зарастает, сгоревшее тоже… Но в целом духа запустения нет, те кто еще живут — живут цивильно.

В отличие от соседней Воробьёвки, Погромное не собирается вымирать со дня на день, а значит хотя бы одно моё «родовое» село еще будет живо. Но и его черёд настанет, пусть и не так скоро. Пугает количество брошенных домов, некоторые из которых я помню в своем детстве еще жилыми. Весьма прозрачно намекает на будущее поселения и структура занятости – по уверениям местных, порядка 60% населения в самом Погромном бывают только «наездами». Либо шабашники, либо законтрактованные вахтовики. Где? Да в основном «на нефти». Остальные либо пьют, либо на местном сельхозпроизводстве. Вымирание сел на самом деле начинается не с закрытия социальных объектов, а вот с этого. Когда в Воробьёвке люди просыпались чтобы идти на работу в Погромное или ещё куда дальше, то это и было начало конца. Состояние Тоцкого как райцентра тоже не внушает лишних надежд. Он не потянет сельсоветы – ничто не потянет. А он уже никого никуда не потянет…



Впрочем, пока что село более-менее благополучное. Это, как ни странно, связывают, в том числе, и с деятельностью одного из местных фермеров. Фермер N, по сути, заменил собой колхоз в плане поддержки социальной инфраструктуры. Не в полном объеме конечно, но хотя бы частично. Всё же нужно понимать, что даже если этим человеком движут самые искренние побуждения, для него чисто объективно подобные расходы – социальные издержки, а не одна из основных функций, как это было с советскими сельскими предприятиями.

Отзывы о нём среди местных исключительно положительные (хотя нужно понимать, что и выборка у меня была невелика): платит всем, платит вовремя, даёт сено для подсобных хозяйств, помогает с поездками в райцентр, обращаются даже работники с соседних хозяйств… Только один случай бросает на этого фермера тень: у него есть земельный спор с одной жительницей. Я не имел возможности вникнуть в него целиком, заслушать стороны, но суть заключалась в продаже этой женщиной земельного пая в то время, как там были обнаружены нефтяные месторождения. Не зря все-таки персонажи фильма «Окраина» тоже были с Урала…

Вообще отзывы звучат зачастую весьма странно. По типу: «Он наворовал, но он молодец». При более подробном расспросе оказывается, что покушение на бывшую социалистическую собственность априори рассматривается жителями как воровство независимо от обстоятельств, но никто не смог как-то весомо упрекнуть N за это. Не построил себе хором, живет скромно…

Конечно же, я захотел пообщаться с этим человеком, но, увы, не вышло: N за несколько дней до моего приезда отбыл в райцентр, и я не имел возможности ждать его возвращения. Однако мне удалось взять интервью у одного из местных.

Я должен сразу предупредить, что этот мой респондент был тяжело болен. Я счёл неэтичным спрашивать у родственников, чем именно, но судя по всему — серьёзные последствия инсульта. Александр Б. уже около десяти лет почти не встаёт с кровати, говорит с большим трудом, однако сохраняет ясность ума.

В связи с тем, что ему было тяжело говорить, я не смог выстроить беседу в чёткой вопросно-ответной форме, лишь изредка направляя монолог опрашиваемого в нужное русло. Впрочем, пару важных комментариев мне дали его родственники.Б. Александр. Бывший работник погроминского отделения Ремтехники.

Русский Крым

Проданная целина. Часть 1-2.



Б. Александр. Бывший работник погроминского отделения Ремтехники.
Фермер N в позднесоветское время был управляющим местным отделением Ремтехники. Я работал непосредственно под его руководством. Предприятие базировалось на мощностях бывшей МТС и специализировалось на ремонте техники, принадлежавшей местным сельхозпредприятиям. Воровство было, но угрозой производству никогда не было, в основном тащили мелкие и распространенные запчасти.

Когда тоцкий филиал, старший в иерархии по отношению к погроминскому, перестал функционировать, N решил взять ответственность на себя. Почин поддержали колхозники, даже складывались ему, после чего предприятие было преобразовано в КФХ, которое, имея на руках неплохой технический парк, поглотило то, что осталось от местных колхозов и… само, по сути, заменило колхоз. Во многом такая форма собственности была выбрана для того, чтобы избежать давления со стороны управления сельского хозяйства, да и у единоличного управления есть преимущества.

Стремления стать единоличниками ни у кого не отмечалось, партийным структурам и руководителям доверие было, потому и решились. Техника стала мощнее и современнее, хотя машин стало меньше. Земли обрабатываем почти столько же, сколько в советское время, не местных тоже привлекаем. За пай также натуральная плата, но это как и везде. В любом случае вышло лучше, чем в соседних селах, где бандиты отнимали землю.

Подсобные хозяйства в советское время большой роли не играли, я такого не помню. Только пока развал шёл на них опирались, сейчас их роль снова упала. Вообще, что касается прошлого, то распад колхозного производства вызывает сожаление, хотя сам я голосовал за Ельцина. На контрасте с Горбачевым он выглядел лучше, тем более, что при нем хоть что-то появилось на полках. Но уже в 1993 году сочувствовал Руцкому. Руцкой, как курирующий сельское хозяйство, вызывал симпатии у сельчан.

Как видите, записать удалось немного. В каком-то смысле я даже потерпел фиаско, так как опрашивать кого-то ещё не было времени, а данный разговор дал не так много, как хотелось бы. Александр Б. говорил весьма путано, часто перескакивал с темы на тему, в результате чего даже структурировать его рассказ удалось с большим трудом. Попрощавшись с ним и его близкими, я, благодаря за уделенное мне время, попросил указать, где находится дом N, дабы взглянуть на его жилье. Сельский дом может куда больше сказать о владельце, чем городская квартира. В принципе, кем бы на самом деле не был N, живет он наравне с остальными жителями села. Единственный «шик» его жилища – сайдинговая отделка. В остальном же это весьма банальный сельский домик с двумя окнами. Я бы даже сказал, что не самый большой в этом населенном пункте и вряд ли бы я нашёл его среди прочих без посторонней помощи. Пока все факты указывают на то, что в данном населенном пункте «развод» с колхозно-совхозной системой произошел относительно полюбовно, а добросовестный советский чиновник просто продолжил выполнять свои обязанности.

Впрочем, я прожженный «комми» и не ведусь на сказки о добрых сельских хозяевах. И уже следующий мой собеседник меня не «разочаровал»…

Возродим кулачество как класс…
Вот и другой сельский район. Здесь должна состояться первая моя встреча с представителем фермерства, а точнее с Владимиром К. Среди ангаров и производственных построек, между рядов сельскохозяйственной техники, я замечаю человека, больше похожего на разнорабочего или местного сторожа, чем на одного из воротил района.

В засаленной рубашке, грязных трениках и тапках, в сопровождении игривой дворняги, он больше напоминает своих батраков, чем серьезного бизнесмена, которого я видел на обложках местных изданий в окружении полей. Но нет, это он и есть – один из ветеранов фермерского движения наших краёв.

Я думаю, что за всё время моей поездки К. был самым располагающим к себе собеседником. Ему уже за пятьдесят, но лицо его неожиданно молодо, его озаряет не исчезающая улыбка, а голос необычайно живой… Создается такое ощущение, будто для него двадцать лет так никуда и не ушли.

Владимир К. проявил большой интерес к моему «исследованию», отвечал на все вопросы охотно и обстоятельно, но главное – сохранил в своей памяти много подробностей «лихих 90-х», о которых говорил ничуть не таясь.

К. Владимир. Фермер с 1992 года, окончил 10 классов.
– Разрешите нескромный вопрос – как вам удалось поднять производство, не обладая никакими агрономическими познаниями?

– Да, познаний у меня никаких не было. Чего уж там, 10 классов, но методом проб и ошибок, советы какие-то брал… Вот как-то так, своим трудом.

– В различных источниках я часто встречал упоминания о крайне враждебном отношении колхозников к фермерам. Ощутили ли вы это на себе, когда попытались стать единоличником?

– Нас двое ушло из колхоза. Имущественный пай не дали вовсе, земельные же дали самые дальние. Смотрели на нас как на врагов народа. Сейчас к нам, впрочем, тоже плохое отношение от колхозников, но и колхоза-то их уже нет! (смеется)

– Состояли ли вы в АККОР (Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России)?

– Да. Эта организация помогала нам с кредитами, выступала гарантом, и вообще отстаивала наши интересы.

– В «Независимой газете» за 1992 год я встречал упоминание о том, что АККОР выдавала фермерам Оренбуржья оружие. Помните ли вы что-то об этом?

– Да, было такое. Я не получал, но знаю тех, кто получил.

(Должен отметить, что из моих записей однозначно не ясно – не досталось ли К. ружьё в принципе или же он сам отказался от его получения. Сам я эту деталь уже не помню. Весьма любопытно, что остальные «старые» фермеры вообще заявили, что данного события не помнят).

– А почему не предприняли мер к получению?

– А я охотой не интересуюсь, это не мое.

(Тут я должен сделать пояснение. Есть сомнения в том, что Оренбургское отделение АККОР закупило в 1992 году 3000 ружей на 25,5 миллионов рублей 3 только для того, чтобы устроить массовую охоту на лис с хорошо накрытой «поляной». Особенно на фоне сообщений о поджогах и саботаже в отношении фермеров, которые проскакивали в центральной прессе тех лет. Что весьма странно, никаких серьёзных аграрных волнений в нашей области, которые доходили бы до таких крайностей, я, по воспоминаниям, не зафиксировал, то есть прямых поводов для такого шага не было).

– Сталкивались ли вы с саботажем со стороны колхозников? Порча посевов, быть может, воровство?

– Нет, не сталкивался. Имущественный пай не дали только. По округе тоже не знаю, чтобы у кого-то что-то подобное было. Один, помню, агроном что ли или еще кто, говорил как-то: «Не дам я вам хозяйствовать, так и знайте». Но так это всё, несерьёзно…

– После 1991 года, новые власти продолжали облагать сельхозпроизводителей обязательными поставками хлеба государству по фиксированной цене, в то время как цены на промышленные товары были отпущены. В условиях резко возросшего диспаритета, производители не стремились сдавать хлеб государству. Помните ли вы что-то об этом?

– Диспаритет был действительно большой. Обязательные закупки охватили в том числе и фермерство, облагались хозяйства в процентном отношении к общему количеству урожая. Но было ли отличие в процентном отношении между обложением фермеров и колхозов я не помню. Да и сейчас диспаритет только растёт и растёт.

– Откуда вы взяли технику для начала своего дела? Я читал о том, что фермеры часто вступали с колхозом в арендные отношения.

– Нет, технику я купил сам в кредит. Тогда, в самом начале, новая власть все это очень поддерживала.

(Почти все фермеры и далее будут говорить, что начинали чисто с нуля, и «стартом» для них стал кредит, взятый под залог будущего урожая. В принципе, это возможно, т.к. значительная часть кредитов в то время не была привязана к курсу валюты и разгоняющаяся инфляция превращала выплаты в формальность. Тому подтверждение и то, что большинство фермеров были, до окончательного крушения СССР, рядовыми колхозниками. Бывшие председатели встречаются среди них не часто. В принципе, в версию о целенаправленной политике по разрушению колхозно-совхозного строя такие тепличные условия вписываются. Однако же, меня терзают смутные сомнения…).

– А как скоро вы стали использовать наёмную рабочую силу?

– Найм? Сейчас вспомню… Года с 1996 или 1998 наверное, но только из местных. До того семьёй работали.

– Что, кстати, стало с колхозом, из которого вы вышли? Я так понимаю, что как раз к тому времени, когда вы стали использовать найм, его уже и не стало.

– Ну как, управление сельского хозяйства области назначало председателя. Новый председатель разрешил воровать за откаты, деньги потом вложил где-то в Оренбурге. На место колхоза пыталось прийти ОАО, которое занималось производством из сельскохозяйственного сырья. Они на село пришли, чтобы заиметь себе полный цикл производства, т.к. поставщиков стабильных не было. Организовывали, конечно, своеобразно. По-видимому, большие связи у них были. В качестве работников на полях они использовали зэков с местного ИТЛ. На бесплатной рабочей силе были, ну местных тоже привлекали потом… Это, быть может, было выгодно по деньгам, но на мой взгляд не очень эффективно. Ну как зэк будет работать? У него ни навыков, ни желания особого. Ему там до освобождения ещё сидеть и сидеть, а тут его на природу вывели, ему бы покайфовать, работать он не заинтересован. ОАО свернулось относительно быстро, по-видимому, деньги выводили в другие сферы. У них были долги, но небольшие. Собрали бы металлолом от колхоза по округе и погасили бы легко, но не стали, будто бы добровольно «сдались».

– Были ли какие-то земельные конфликты в округе? При переделе земли?

– Ну, я в округе из земельных конфликтов знаю только историю, когда нефтяная компания взяла себе земли пайщиков одного из совхозов и смогла оформить их в частную собственность.

(И всё-таки сценаристы фильма «Окраина» неплохо раскрыли тему…)

– Какова рыночная цена земельного пая? Их вообще выкупают?

– Порядка 15 тысяч рублей, но никто не покупает, незачем. Аренда выгоднее. У меня сейчас более 1,5 тысячи гектаров (начинал я, кстати, со 128 гектаров) и всего 27 паев купил (напомню, что в среднем по 10 га один земельный пай, плюс-минус 3 га).

– Сталкивались ли вы в 90-е с деятельностью ОПГ?

– Сталкивался, но ворошить не стоит (ухмыляется).

– Ну хорошо, не будем. А можете ли вы опыту кого-то из знакомых сказать о том, какова вообще была функция ОПГ на селе? Мне приходилось читать о том, что ОПГ в принципе выполняли роль посредников в имущественных спорах. Естественное порождение условий, когда государство на это было не способно. В этом, скажем так, их суть.

– Отчасти верно. ОПГ действовали через посредников, о прямом рэкете я не в курсе, по крайней мере, в нашем районе. Эти посредники, перекупщики продукции, могли предоставить кредит на условиях куда более выгодных, чем в банке. И делали это охотнее чем банки, кстати. Вот они давали деньги под залог урожая, без оформления каких-либо бумаг, а бандиты выступали гарантами сделки.

– Что вас, простого колхозника, вообще побудило стать фермером? Ведь, по сути, стартовые условия были не только у вас, но, как вы сказали, ушло вас из колхоза только двое.

– Я… Я даже не знаю как сказать. Черт, ведь и в самом деле вроде как чувствую, а слов не находится чтобы ответить… (смеясь, широко разводит руками) Не знаю в общем. Чувство того, что могу стать хозяином, что моя жизнь будет в моих руках что ли.

– Как вообще возникла эта мысль? Вы до перестройки думали о том, чтобы стать единоличником?

– Нет, не думал… Я даже не помню, как эта мысль возникла. В 80-х я точно об этом не думал. Наверное, свою роль сыграла пропаганда фермерства, что это поощрялось, что это нечто передовое.

– Кстати, о взаимоотношениях с властью. Помните что-то из политических событий тех лет? К примеру, выборы…

– Ой, выборы 1991 года мне запомнились, когда Ельцина еще Президентом РСФСР выбирали. В сёлах все были за коммунистов, поголовно. Рыжков, кандидат от КПСС, любимец был их… Хотя агитации тогда никакой не было (с раздражением). Я был за Ельцина, чуть ли не единственный. Люди даже жаловались, представляешь себе: «Он же, — то есть я, — против КПСС! Как его в избирательную комиссию пустили?». А я тогда действительно в избирательной комиссии сидел. Представляешь, какое сознание было у людей?

– Да, я видел статистику тех выборов. В нашей области победу Ельцину дали крупные города, в то время как в селах был полный провал. Там у него голоса в районе статистической погрешности.

– Я в 1991 году голосовал за Ельцина, в 1996 тоже за Ельцина был. Лишь бы не коммунисты. Никогда не голосовал и не проголосую за коммунистов, чтобы они не говорили ни тогда, ни сейчас. Воры. Помню, еще в перестройку мне один сказал: «Вот я ворую, я партийный, стало быть, если меня поймают, то просто из партии выгонят. А тебя, как беспартийного, сразу в тюрьму».

– Что после распада колхоза стало с социальной инфраструктурой? Больницы, дороги, школы, клубы…

– По идее, всё это на себя взял сельсовет, но ему на самом деле до лампочки. Даже чистка дорог зимой – что я на тракторе почищу, то и вообще почищено. Так, беру на себя мало-помалу.

– В 90-е фермеров в противовес колхозам активно поддерживало государство. Сейчас есть помощь?

– Ничего нам не перепадает теперь. Я вот на комбайн кредит брал под 15 — 16%, разве дело? Возмещают эти кредиты так себе. Тяжеловато. Перераспределение бюджетных средств сейчас идет в пользу крупных агрохолдингов. Вот смотри, ввели общую для всех погектарную дотацию. Вроде бы, все в среднем получали по 700 рублей за гектар. Сейчас её привязали к применению удобрений, наличию животноводства в хозяйстве, наличию озимых и так далее… Все эти условия разом может выполнить только крупное хозяйство, никак не фермерское. А за отсутствие одного из них – минус из дотации, другого – тоже минус из дотации и так далее. По итогу у меня сейчас дотация составляет 70 рублей за гектар. Остальные 630 в бюджете разве остались? Нет, ушли в агрохолдинги.

– Вот об агрохолдингах… Что они собой представляют? «Иволга», например. Они просто собирают в своих руках землю и раздают ее кому-то, или это «реальное производство»?

– Есть ряд во всем разнообразных сельскохозяйственных предприятий (ИП, уцелевшие колхозы\совхозы, КФХ), которые втягиваются в единую систему производства. Они продолжают использовать паи населения, также хозяйствуют, но лишаются самостоятельности. Техника, ГСМ, семена, все это теперь распределяется централизованно и производство идет по плану, который приходит из центра. Ну, технику ту же взять. Там все устроено как на МТС в свое время – техника сосредотачивается в нескольких точках и перебрасывается по мере надобности на разные участки, она принадлежит «центру» целиком и полностью. Предприятиям в составе этой структуры остается только труд – ни средствами, ни результатами они не распоряжаются.

– И как, успешно развивается такое производство?

– Загибается. Не понимаю, чего им вообще дотации дают. Понаберут пьянь всякую, они им все комбайны и бьют. По тридцать машин… Куда им столько, тут на весь район больше не надо. Даже не пытаются ремонтировать, избавляются и все. Мне кажется, что через них просто кто-то деньги отмывает…

(Хочу добавить, что мнения об успешности и роли холдингов сильно разнятся, от аналогичного «они нам не соперники», до «это серьезная угроза в будущем»).

– Вы упоминали о том, что диспаритет между ценами на сельскохозяйственные товары и товары промышленности только растет. Можно конкретнее?

– А куда конкретнее? Сейчас закупочная цена на пшеницу 5 тысяч рублей за тонну, топливо 49 тысяч рублей за тонну. О технике умолчу.

– Как вы вообще выходите в плюс при таком диспаритете?

– За счёт площадей. Ну и приходится землю губить семечкой, на неё спрос есть. Выгоднее чем зерно, цена выше, но севооборот летит ко всем чертям. Нет, управление сельского хозяйства нам, конечно, вежливо рекомендует так не делать, но куда ему с рекомендациями когда конъюнктура такая…

– Все ли площади бывшего колхоза ныне задействованы в производстве?

– Почти все, два-три поля пустует.

Подводя итогу разговору с Владимиром К. не могу не заметить два любопытных случая. Первый касается внезапного телефонного звонка – фермер жаловался, что мужики бухают, ленивы, и не сильно торопятся заготавливать сено для скотины. «Передай мужикам, что в следующем году я только 3 дня дам на заготовку сена, больше пусть не просят!». Не знаю точно, в чем суть да дело, но воистину – время идет вперед, но стрелки ходят по кругу…

Второй же случай связан с мнением об иных окрестных фермерах. Произошел этот разговор во время обсуждения агрохолдингов, когда мой собеседник расписывал преимущество фермерского хозяйства и упомянул знакомую мне фамилию. Используя реальные факты, я максимально корректно выразил некорректную мысль о том, что условия работы там крайне скверные, и люди от него бегут, сверкая пятками.

К., не убирая своей преисполненной дружелюбия улыбки, пояснил мне, что гражданин Y просто поднялся высоко, немного возгордился и постарался перевести тему разговора. Я всё же продолжал донимать его расспросами на эту тему, получая весьма вялые ответы, пока на одном из них К. не замолчал окончательно. Глядя на него исподлобья и для вида водя ручкой по тетради, я заметил, что его улыбка стала еще хитрее и вместе с прищуром приняла даже какой-то зловещий оттенок. Так мы смотрели друг на друга несколько секунд – социальный потомок кулака и выучившийся сын селян. Скорее всего, в этот момент моя легенда была разрушена, что повлияло на скоротечность последующего разговора и его искренность. Не берусь предположить, что именно он подумал, но вряд ли ему пришло в голову, что я здесь ради «политики».

В любом случае это был очень короткий момент, после которого я сам ушёл в другую тему, и интервью закончилось в прежнем режиме. Попрощались со мной также максимально дружелюбно, а моему другу даже разрешили сделать фотографии.

Спустя день мне удалось узнать, что К. вместе с другими фермерами района, оказывается, давно уже заключил неформальный «пакт» против местных батраков: если кто-то начинает жаловаться, искать правды или просто решает сменить место работы, то последней он не найдет не только у того, от кого ушел, но и по всему району в принципе.

Так в наши сёла вернулись эти замечательные экспонаты прошлого: ряженые в простые одежды, но с той же идеальной улыбкой врага.



Продолжение следует…

Владимир Прибой

Русский Крым

Проданная целина. Часть 2-1.

Последний из крестьян.



Публикуем вторую часть материала Владимира Прибоя о современном российском селе.

Б. Сергей, де-юре, фермер, как и К., запись беседы с которым я приводил в предыдущей части 1. Однако Б. имеет в своём распоряжении всего 240 гектаров, большую часть из которых арендует у односельчан, «своих» у него порядка 50. Все остальные средства производства находятся в его частной собственности.

Коренным образом от иных фермеров Сергея Б. отличает один существенный момент — он не использует наёмную рабочую силу в принципе. Работают только силами семьи, найм — непозволительная роскошь. Хотя, под современными крестьянами чаще всего имеют ввиду совершенно иные категории населения.

Речь о «подсобниках», то есть о сельских жителях, ведущих подсобное хозяйство на приусадебных участках. Часто можно встретить утверждение, что эти люди считаться полноценными крестьянами не могут, т.к. доход с такого хозяйства для них чисто вспомогательный, и они, так или иначе, являются полупролетариями. Или напротив, что они самые настоящие крестьяне и есть. Опишу ситуацию, как я её увидел в ходе своей поездки.

Слой «подсобников» неоднороден. В связи с этим официальная статистика сельских поселений, где определённая часть населения записана в графу «занятые в личном подсобном хозяйстве» дает мало информации об их реальном положении. Мне даже неизвестно, соблюдаются ли вообще на местах какие-то методологические критерии при подсчёте этой категории населения. Прямых улик нет, но внутреннее чутьё подсказывает, что в сельсовете на 300 человек никто особо не беспокоится о тонкостях.

Судите сами — за время поездки я так или иначе собрал сведения о ряде таких хозяйств. Разнятся они довольно сильно. Есть случаи, когда в подсобничестве занято старшее поколение, еще не дотянувшее до пенсии, но уже безработное, в то время как молодёжь работает по найму. Есть случаи, когда семейное хозяйство имеет 20 соток под огородные культуры и 10 голов скота. В таких семьях молодёжь также занята его поддержанием, если, конечно же, не учится или завершила обучение.

Стандартный рынок первого типа хозяйств и близких к ним — односельчане, целиком занятые по найму и неспособные сами поддерживать свое хозяйство. Бывает, что и жители соседних сёл. Хозяйства второго типа имеют возможность выступать по отношению к первым скупщиками и выходить на рынок вплоть до райцентра (благодаря чему многие «фермерские рынки» скорее подсобнические).

К слову, такую категорию сельских жителей как подсобники земельный вопрос вовсе не волнует. По собственным уверениям, дай им 20 гектаров земли, и они откажутся, так как использовать их под огородные культуры нерационально, а переход к производству зерновых совершенно невозможен в связи с отсутствием и рабочих рук, и навыков самих хозяев, и техники и тому подобное

Вообще, при изучении именно этой категории сельского населения есть смысл использовать не только статистику, но и наблюдения с мест. Оренбуржье — не Дальний Восток и не Краснодарский край, и в этом плане люди, желающие сделать то или иное замечание в пику написанному здесь, возможно будут правы. Конечно, нельзя мерить всю Россию по одному региону. Надеюсь, что будут ещё на наших страницах материалы, которые разберут этот вопрос полностью.

Но вернёмся к нашему герою, Сергею Б. Своей земли совсем немного, вынужден арендовать землю у односельчан-пайщиков с односельчанами-пайщиками. Техника изношенная, но ещё справляется (забавно — прошёл век, а фраза «мало лошадей» всё ещё актуальна). Через сеть перекупщиков Сергей связан с всероссийским зерновым рынком и, возможно, даже с мировым. После того как продаст урожай, расплатится с арендодателями и заплатит налоги, он понимает, что не “поднимется” не только в новый сезон, но и вообще никогда. У Сергея нет средств для того чтобы нанять работников. Трудятся семьей. Малоземельный крестьянин в современной российской деревне. Вы его искали — вы его нашли.

Одна только проблема: он живой анахронизм, но не столетней давности, а скорее первой половины 90-х. Судя по опросам, которые я провел в ходе поездки, основная волна перехода на наём рабочей силы и укрупнения хозяйств произошла в районе 1998 года. Ничего удивительного, так как именно в этот период грянул дефолт и произошла резкая девальвация рубля. В связи с этим ввозить зерно из Канады стало невыгодно и пришлось вспомнить о том, что какие-то сельхозпроизводители ещё остались внутри страны.

Найти Сергея Б. я смог в глухом селе, которое входит в состав небольшого сельского округа, который в свою очередь из одного села и состоит. На мой взгляд, это хорошее свидетельство низкой распространённости данного типа хозяйствования. В данном районе таких хозяйств точно больше нет, и я не думаю, что по области ситуация тоже сильно отличается.

По разным источникам, в Васильевке живёт от 400 до 600 человек. Мне же во время посещения показалось, что здесь вообще никто не живёт: настолько это поселение выглядит опустевшим. Потерянное в степях и разбитое село, где самый надёжный способ связи с внешним миром — проводной телефон, потому что для появления «палочек» на мобильнике нужно искать достаточно высокий курган, под которым, возможно, лежит не одно поколение древних кочевников. Особый колорит добавлял тот факт, что именно по дороге в Васильевку пошёл жестокий ливень, размывший все дороги. Да, это та самая глубинка, какой её себе представляет среднестатистический «городской».

Именно здесь, на руинах старых хозяйственных корпусов, организовал своё хозяйство наш респондент. Как только мы заявили, что собираем материалы о реформах 90-х, то тут же услышали в ответ возмущение: «Какие это реформы?! Это было преступление!».

Б. Сергей, 1956 года рождения, фермер с 1998 года.

Я. Когда вы начали фермерствовать?

Б.С. В 1998 году, если не ошибаюсь. Посеял, растил. Засуха, дефолт. Уже тогда подумал, что начало “многообещающее”. Начинало нас пятеро в тот год, а уже через год я остался один. Эх, надо было уходить раньше, ещё когда КПСС на это дело звала. Те, кто с самого начала, они всё получили — технику, кредиты. Правда, большинство всё потом распродало и деньги в иные сферы вложило, но оставшиеся единицы — они на плаву. Хотя всё это фермерство в целом было обманом. Все думали, что теперь хозяева будут, будут жить в шоколаде… Идиоты (смеется).

Я. Часто встречал упоминания о крайне негативном отношении колхозников к фермерам. Помните ли вы нечто подобное?

Б.С. Это к первым фермерам, когда колхозы были. Когда я начинал, уже все по-другому было. Я ведь в фермеры пошел не от жадности, у меня уже выхода не было.

Я. Что произошло с колхозом?

Б.С. Я потому и пошел в фермеры, что колхоз, он это, всё… От начальства многое зависело. Кто прогнулся под управление сельского хозяйства, кто под их дудку председателей утверждал, тот и на дне оказался. Вон, колхоз «Калинино» в Новосергиевском районе. Они не стали, и всё у них сохранилось. И сила собрания колхозного и производство. Я не был там давно, но в 2000-е там всё ещё был обычный колхоз. А у нас… Бардак был, причём шёл он от руководителей. Производством не интересовались, председатели и бригадиры пьянствовали, тащили. Наша ещё дурная голова, что мы, когда стоял вопрос о том, как зарплату будут выплачивать, проголосовали за денежный вариант, а не за натуральный. Вот дураки-то, а? По итогу денег никто и никогда не видел, в то время как зерно было, а уходило мимо. А нам в правлении: «зерно мы продали, но денег у нас всё равно нет». Само собой долго так не могло продолжаться.

Я. Можно подробнее?

Б.С. Да куда подробнее…

Я. Расскажите о воровстве. Очень распространено мнение, что колхозники сами свои колхозы и растаскивали, стремясь усилить своё личное хозяйство.

Б.С. Это… Как тебе объяснить-то… Это не от того что люди были такие плохие, а потому что выбора не было. Вот смотри, я в 90-е годы зарплаты почти никогда не видел. Деньги в доме мы держали только для чрезвычайных ситуаций. Когда можно было бартером — я бартером брал. А что менять? Что на подсобном хозяйстве вырастил. До этих реформ оно мне особо и нужно-то не было. А это, в свою очередь, зависит от того, сколько своровал в колхозе. Открыто имущественный пай забрать боялись, вдруг какое ржавое колесо дадут и на этом всё. Я потому в фермеры и подался — от безысходности. У меня два года даже сигарет не было, самосад курил. Просто купить не мог, берёг те деньги, что ещё лежали. Решил в один момент, что так дальше нельзя — заработаю, или ложись и помирай.


Я. А что стало с этими людьми, что развалили производство? С председателем, например?

Б.С. Сейчас он инспектор Россельхознадзора! Русское село-о-о подымает (с издевкой). Ха! Ты что думал? Оно не тонет!

Я. Почему этому никто не воспротивился, не сопротивлялся?

Б.С. Колхоз — структура не самостоятельная, это не частное предприятие, хотя там ООО делали… Ерунда всё. Государство давало нам материалы, в те годы уже мало, но давало. А это что значит? Значит, обязательства. Не так же просто дают. План обязательной сдачи был. Так ещё было в первой половине 90-х. Ну взбрыкнули бы, скинули «посаженного» председателя, а вокруг рынок. Кто нам что даст? Куда мы что сдадим? Что там за ней, за этой победой? Ничего. Люди не видели перспективы и плыли по течению.

Я. Сталкивались ли в с деятельностью ОПГ?

Б.С. Да, было. На второй год. Вечером как-то двое молодых парней подъехали к дому, постучались, зовут поговорить. Я их напротив, в дом позвал, чайник поставил… Говорю — не вырастил ничего, а они все равно — надо платить. Доводилось слышать, что местный авторитет потом сходняк провел, чтобы сельских не трогали. То ли потому что он сам сельский, то ли потому, что бывший глава района к нему на поклон ездил, не знаю. Но больше не трогали.

Я. Было ли такое, что через ОПГ шли кредиты?

Б.С. Было. Но лично я не использовал, хотя слышал в районе про печальный случай, когда все по такому «договору» забрали из-за невыплаты.

Я. Не кажется ли вам, что колхозы ликвидировали «сверху» из-за их неэффективности?

Б.С. Ага, конечно. То-то я сейчас смотрю, все средства на агрохолдинги бросают! Агрохолдинги всё дают… Мелочь вроде нас государству не нужна.

Я. Я беседовал с человеком, у которого около 1,5 тысячи гектаров…

Б.С. А 15 тысяч не хочешь? Вон, X. Я ещё основателей знал. 15 тысяч, а мелочью так и остались в глазах государства.

Я. Мне еще приходилось слышать, что агрохолдинги «загибаются». «Иволга-холдинг», например.

Б.С. Ага! В мечтах! Каждый год загибается, да никак не сдохнет.

Я. Приходилось слышать, что там отвратительные условия труда.

Б.С. Здесь везде работать не сахар. Да, по сравнению с наймом у фермеров там всё жёстче намного. Там ГЛОНАСС стоит, без штрафа лишний раз не зевнешь, штрафуют мощно, охраны труда нет. Но ты вдумайся! Там люди получают зарплату без задержек, а если ты ещё и специалист, комбайнер, например, то зарплата вообще заоблачная. Там сотни тысяч за год можно поднять, не считая тринадцатой зарплаты. Туда работать, люди в очереди стоят, сняв шапки. По крайней мере, из наших мест точно. Что туда, что в «Неву». Ваше поколение просто не знало такой жестокой безработицы, вам не понять.

Здесь я сделаю лирическое отступление, дабы подробнее поговорить об агрохолдингах. Обозначать его курсивом не стану, т.к. внутри данного отрывка будет много цитирования. Остановлюсь отдельно на «Иволга-холдинг».

Начнём с того, что «Иволга», которую я уже упоминал в предыдущей части очерка, является самой большой транснациональной аграрной корпорацией в мире, по крайней мере, по количеству земли в собственности. Это казахская фирма, которая в 2000-е начала свою экспансию на российский южный Урал, а оттуда и в остальную Россию. Предприятие с замкнутым циклом производства, в собственности которого как в России, так и в Казахстане находится более 1 миллиона (!!!) гектаров плодородной земли, и только на территории РФ оно объединяет около 50 бывших колхозов 2.

По своим земельным фондам, этой казахской корпорации не годятся в подметки никакие российские аналоги. Шутка ли, у самого крупного агрохолдинга РФ, «Газпрома» (да-да, «Газпром» ещё и агрохолдинг), обрабатываемой земли всего на 500 тыс. гектаров. У «Иволги» на данный момент есть финансовые проблемы, но я так думаю, что они сулят не распад этого механизма, а его скорое поглощение или как минимум смену собственника.

Отличительная черта холдинга в том, что он представляет собой интегрированное объединение сельскохозяйственных и промышленных предприятий, то есть они не противопоставлены друг другу. Чтобы проиллюстрировать данное утверждение предоставим слово экономистам:

«В практике работы российских агрохолдингов цены между их структурными подразделениями перестали быть свободными, их заменил внутренний хозрасчет между отдельными звеньями производственных комплексов холдингов. Главную роль в настоящее время играют уже не рыночные, а административно регулируемые, передаточные, или, как их принято называть, трансфертные цены.

<…>

Таким образом, диспаритет в ценах на продукцию промышленности и сельского хозяйства, который носит практически неустранимый характер при автономных и самостоятельных сделках, преодолим в рамках агрохолдинга» 3.

Пожалуй, нужно пояснить. Агрохолдингу безразлично, какова рыночная цена на зерно или семена подсолнуха. У него в структуре есть предприятия, которые «продадут» за столько, сколько назначит головной офис. Агрохолдингу, особенно такому как «Газпром», безразлично, какова цена на ГСМ, запчасти и прочее, т.к. у него есть структурные подразделения, которые продадут эти товары за столько, сколько назначит головной офис. Они не торгуют ни зерном, ни товарами промышленности на внешнем рынке и аналогично не покупают их извне, а потому им всё равно, какой в рыночном море вокруг них установился паритет-диспаритет. За пределами производственного цикла остаются лишь незначительные операции.

В недавнем прошлом было рассказано очень много сказок о том, что все проблемы диспаритета цен между городом и деревней решит не реформирование плановой системы, а её полная ликвидация и переход к свободному рынку. Причем обязательно с разделом всех крупных хозяйств и раздачей всех фондов, в том числе и земельного. Якобы, для устранения проблемы диспаритета, не хватает только “крепкого хозяина” и рыночных отношений. Именно это и есть путь к тому, что российское село станет рентабельным и благополучным. По итогу же диспаритет растет семимильными шагами, социальная инфраструктура рухнула, а “крепкие хозяева” предпочли землю бросить или сдать в аренду. Хотя все это имело под собой объективные причины, мнения о том, что всему виной “рабская психология бывшего колхозника” по-прежнему в ходу.

Вот именно поэтому я считаю, что реформы 1990-х годов на селе были самым страшным обманом деревенских жителей со времён 1861 года. Ведь в крупных агрохолдингах, как по классикам марксизма, чисто плановые механизмы регулирования успешно решают проблему! Только теперь эта монополия не та, что в советское время: «…социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией». Напротив, это монополия в интересах крупного капитала и для выжимания последних соков из как из конечного потребителя, так и из сельского пролетариата.Относительно положения наемных работников “Иволги”, сошлюсь просто на одну, как ни странно, казахскую статью. Она описывает гибель транспортерщика Ольги Калёбиной вследствие отвратительных условий труда и нарушения техники безопасности. По ходу повествования затрагиваются и другие случаи, вскрывающие крупные нарушения трудового законодательства, которые на предприятии данного холдинга встречаются неоднократно. Можно возразить, что речь о другой стране и в России всё может обстоять не так, но я ссылаюсь на данную статью лишь потому, что не смог взять свидетельств российских работников под запись. 4.

Теперь же, вернёмся к интервью:

Я. Что с землёй бывшего колхоза?

Б.С. Обрабатывается почти вся, но былой урожайности нет. Осталось мало грамотных агрономов, губят землю подсолнухом.

Я. Помните что-то из политических событий в 90-х? Не знаю… Личность Стародубцева вам, например, знакома? Когда он стал «красным губернатором», то доброй памяти о себе не оставил, но в 90-х он, вроде бы, был популярен.

Б.С. Да, я помню его марш на Москву, когда он пытался привлечь внимание к проблемам села. Его уважали. Казалось, это человек, который знает, что нужно делать. Сам не участвовал в этом марше, но знаю тех, кто участвовал.

Я. А выборы?

Б.С. Я всегда голосовал за коммунистов, вплоть до середины 2000-х. Потом потерял всякий интерес к выборам вообще, нет им уже доверия.

Я. Странно это слышать от собственника.

Б.С. Да они в любом случае меня бы не обидели. Они такую мелочь оставили бы в частных руках, перекупов бы убрали, промышленность бы национализировали. Да и собственник я скорее поневоле. Вообще не люблю выражение «работаю на себя». Я ведь работаю на государство, для государства по сути.

Я. Беспокоит ли вас диспаритет?

Б.С.(Смеется).

Я. Я всё понимаю (тоже смеюсь), но я должен спросить.

Б.С. Беспокоит… Душит! Если цена на ГСМ также будет расти, в то время как закупочные цены на зерно будут прежние, или также будут еле-еле плестись, то крах будет полнейший, как в 90-е. Я не знаю, бунт наверное какой-то будет. Собственники потеряют собственность, рабочие — рабочие места.

Я. Есть мнение, что в позднесоветское время колхозники больше интереса проявляли к ЛПХ (личному пособному хозяйству), чем к работе в колхозе. Что вообще с подсобным хозяйством было? Торговали?

Б.С. Ерунда. Зачем морочится? Тяжело это, подсобничать, когда работаешь. Мы излишки сдавали в колхоз по хорошей цене, редко кто приторговывал.

Последний комментарий, который я сделал во время нашей беседы, звучал так: «Вы не выглядите человеком, которого собственность сделала счастливым». Мой собеседник немного помолчал, после чего перевёл тему и повел нас в ближайшие корпуса — показать, что ему удалось восстановить за эти годы. Очень немного. Из некогда огромного комплекса построек он отремонтировал и поддерживает только несколько корпусов. Все остальное представляет интерес только для городских «сталкеров» с их меланхоличной тягой к запустению.

Прежде чем мы уехали, Сергей как-то невзначай вернулся к теме разговора:

Б.С. Знаешь, вот нет сейчас интереса к работе, который раньше был. Мотивация вроде бы есть, как ей не быть, когда выживать надо, а интереса нет. Разговаривал давеча с приятелем — тот того же мнения. Не хватает в работе чего-то. Чего-то важного, что раньше было, никак не пойму…


Цех в степях
Мы снова среди ангаров и хозяйственных построек, больше напоминающих промышленный комплекс. Добрый десяток человек тоже занят отнюдь не жатвой — ремонтируют технику. Посреди ангара стоит огромный двигатель. Я даже затрудняюсь определить, какому именно виду техники он принадлежит. В принципе, отдаленно похож на движок КамАЗа, который мне когда-то доводилось перебирать вместе с отцом. Но по габаритам — больше. Трудятся молодые и старые, трудятся молча и сосредоточено. Особое внимание привлекает совсем молодой сельский рабочий, который через каждые две минуты заглядывает в смартфон, ожидая, по-видимому, какого-то сообщения. Кто знает, если бы мои родители не перебрались в большой город, я вполне мог бы быть на его месте… Над цехами из чьих-то динамиков разносится хриплый голос солиста группы «Бутырка».

Наконец, мне дают знак, что с нами готовы говорить. Мы с товарищем проходим в небольшой ангар, где на стуле возле двигателя восседает тучный хозяин производства. Узнав о наших целях, он несколько насторожился и сразу попросил об анонимности. Впрочем, внимание ему явно льстило.

Требование анонимности здесь мы выполняем без особых сожалений, так как беседа была не самой информативной. Разговор откровенно не клеился, и собеседник был явно не настроен на диалог.

Аноним. Фермерствую я где-то с февраля 1993 года. Отношение со стороны колхозников к нам было крайне враждебное по началу, а сейчас что? Больше идти некуда! (не без удовольствия в голосе).

Я. Состояли ли вы в АККОР (Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России)? Оказывалась ли вам реальная помощь со стороны этой организации?

Аноним. Да, состоял, но какой-то особой помощи припомнить не могу. Кредиты, к примеру, шли особо приближенным к руководству. Там тоже нужно было по-особому двигаться…

Я. Уже тогда?

Аноним. Уже тогда.

В это время один из рабочих подходит к слесарному станку, чтобы обработать деталь. Звук механизмов заглушает речь. «Обожди!», — кричит хозяин. Обернувшись, работник выключает станок и уходит. «Потом обточишь…», — говорит мой собеседник, усаживаясь поудобнее.

Я. Сталкивались ли вы с деятельностью ОПГ?

Аноним. А то! По 3 бригады за день… Но рэкет обычный, ничего особенного.

Я. Шли ли через ОПГ кредиты?

Аноним. Да, но я в это не ввязывался.

Я. Что именно произошло с колхозом, в котором вы раньше работали. К слову, кем вы были?

Аноним. Сначала водителем, потом зав. гаражом. Да сверху его правление развалило, ничего особенного с ним не случилось.

Я. Сейчас диспаритет сильнее чем в 90-е?

Аноним. Сейчас крах приходит. По всем пунктам крах. Если в этом году зерно останется по той же цене — много народу побросает. Но главное чего нет — это рабочих квалифицированных. Вон, с кем работать приходится… (кивает в сторону молча выполняющих свою работу людей и я, честно говоря, так и не понял, что в их внешнем виде сразу должно было говорить об их «некондиции»).

Я. Вы этому не рады? Вроде бы, это устранение конкурентов.

Аноним. Да какая тут конкуренция… Наоборот, я бы сказал. АККОР — бюрократия, прошлый день — у нас своё братство. Делимся безвозмездно запчастями, новостями (совместно принимаем меры против рабочей силы, мысленно добавляю я, потому что в курсе, что данный человек состоит с К., которого я упомянул в прошлой части, в сговоре), контактами. Нам больше агрохолдинги досаждают.

Я. Давят?

Аноним. Да, но скорее площадями, чем качеством.

Я. Какие ещё проблемы в сельхозпроизводстве вы видите?

Аноним. Будущее туманно… Уйдет наше поколение, а кто землю пахать будет? Новые люди редко приходят. Да и засуха в этом году. Только если бог даст, будет хороший урожай. Да ведь?

Последняя фраза была обращена к уже немолодому мужчине, перебирающему двигатель. Тот рассеяно отозвался: «Да, если бог даст…».

Русский Крым

Проданная целина. Часть 2-2.



Пришедшие после
По-видимому, ближе к концу моего путешествия фортуна повернулась ко мне как-то в профиль, так как следующее интервью нельзя однозначно назвать ни успехом, ни провалом. С одной стороны, респондент на все мои вопросы с ходу же заявил, что фермерствовать начал вначале 2000-х, чем автоматически отправил мой готовый опросник в мусор. Пришлось импровизировать и вышло нескладно, благодаря чему чёткой вопросно-ответной формы при изложении можно не ждать. С другой стороны, подобного собеседника я ещё не встречал, что представляло определенный интерес.

Карим С., фермер с 2003 года.

Карим сам родом из города и переехал в село из-за своего дела. Он — самый молодой из всех фермеров, что мне встречались, хотя спросить его по поводу возраста я запамятовал. До того, как начать работать непосредственно на земле, у него уже было предприятие по переработке подсолнечных семян. Земля — это и полный цикл производства и мечта детства. Сажает подсолнух и только его. В отличие от старых фермеров с зерном даже не связывается.

Честно говоря, если что-то за время своей поездки я и возненавидел — так это подсолнухи. Маркс когда-то писал о политике огораживаний в Англии: «Овцы съели людей». По-видимому, в наших краях трапезничать готовятся растения. Пусть даже и по другому поводу. Судя по отзывам людей с агрономическим образованием — земля под подобными посевами быстро деградирует. Учитывая массовость их выращивания в угоду рыночной конъюнктуре — конец где-то близко. Не с сегодня на завтра конечно же, но если спроецировать текущую ситуацию на отдалённое будущее, то по мере деградации почв капиталы отсюда просто уйдут, что приведёт к масштабному спаду производства и наделает немало социальных бед. Сельсоветы сильно укрупнятся в силу гибели многих деревень. Но всё же продолжим.

Карим не имеет никакого специального агрономического образования, и длительное время вёл своё дело с помощью советов от многочисленных знакомых и интернета. Вообще, как непрофессионал ничего не могу сказать по поводу подобного способа хозяйствования, но тот факт, что не раз ему приходилось начинать с нуля о чём-то да говорит. Скорее всего, в годы такого бессистемного освоения агрономической науки земля страдала.

Одной из своих самых насущных проблем Карим считает перекупщиков. Они закабаляют производителей, в то время как сами, по его словам, совершенно не заинтересованы даже в их существовании. Перекупщики не пытаются подчинить фермеров, чтобы собрать полный цикл производства, вовсе нет. Они просто выжимают соки до полного уничтожения хозяйства и хорошо «греются» на махинациях с НДС.

Стандартная схема — выдача кредита (более доступного в сравнении с официальными банками) с условием полной продажи урожая данному перекупщику по назначенной им цене. Нужно ли говорить, что цены эти занижены и крайне невыгодны производителю? Самое большое возмущение у фермера вызывает тот факт, что даже государство предпочитает закупать продукцию именно у перекупщиков, втридорога, а не у непосредственного производителя. С централизованной системой закупки со стороны государства Карим не успел столкнуться в силу возраста и места проживания, но находит её необходимой.

Дотации в пользу агрохолдингов Карим С. считает порождением кумовства их владельцев с кем-то во властных структурах. Тем не менее, агрохолдинги безусловно представляют угрозу в будущем. Им компенсируют все неурожаи, у них есть выход на широкий экспорт, они никак не связаны с перекупщиками. Эти фирмы занимают транспортные мощности, в связи с чем взвинчивают общий уровень цен по грузоперевозкам.

Их довольно гибкая структура позволяет им обходить и антимонопольное законодательство. Они как бы не владельцы распахиваемой ими земли, по крайней мере, в России, и их структурные подразделения сохраняют юридическую квазинезависимость.

По отношению к властям Карим С. настроен крайне радикально, и не исключает возможность перемен, которые, скажем так, выйдут за пределы правового поля. Я говорю столь обтекаемо в связи с тем, что данный человек в беседе прямо говорит об их крайней желательности, но не был настроен оставлять свои конкретные «пожелания» в сторону российского государства для публикации.

Правда, перестройка общественной жизни беспокоит его только с точки зрения обеспечения честных условий для бизнеса, устранения кумовства, коррупции и прочих сопутствующих нашей общественной системе пороков, которые он мыслит случайными, а не внутренне присущими этой системе. Сами капиталистические отношения, при которых он имеет свои прибыли, его совершенно устраивают.

На этом часть, связанная с изложением собранного нами материала, завершается. Я опубликовал здесь не все записанные мною беседы. Только лишь те, которые показались мне наиболее интересными (пусть и не всегда удачными).

Можно, кстати, возразить, что я общался, в основном, только с фермерами. В моём материале почти нет рабочих, а сельских батраков нет вовсе. Отмечу, что к таким людям надо иметь доступ. Просто так ломиться в чужие ворота — самая проигрышная стратегия. Мой отец, как грузоперевозчик, имел контакты в основном с фермерским сообществом, чем я и воспользовался. Общение с более бедными слоями деревни тоже происходило, но коротко и неформально, от случая к случаю. С незнакомым человеком эти люди говорить отказываются, тем более под запись. Тем более — о работодателе! Социальная мобильность на селе куда ниже, чем в городе, им вполне есть что терять. Ну кто знает, если читающий это — большой энтузиаст, то ни одно КФХ или сельхозкооператив не откажется от рабочих рук. Изнутри, пусть и в локальных масштабах, вы, возможно, увидите то, что я упустил.

Является ли мой репортаж в связи с подобной выборкой менее содержательным? Думаю, что нет. По выражению Лабриолы: «Тот, кто описывает происхождение и различные фазы роста буржуазии <…>, тот пишет, в то же самое время, историю пролетариата» 5.

Перейдём же к аналитической части.

Программы российских левых в свете увиденного
В прошлом очерке я писал о том, что РРП не имеет своей аграрной программы. Справедливости ради дополню — не они одни. РСД, Левый Блок, Социалистическая Альтернатива — КРИ… Современные левые активнее пишут про экологию, чем про деревню. Деревня им не интересна. Ну, или, как минимум, это один я не знаю, что нам с российским селом делать. А все остальные околокоммунистические силы — знают, и это для них само собой разумеется. Но даже те немногие варианты преобразований, что будут представлены ниже, на мой взгляд, выглядят крайне скверно.

Вот, например, аграрная программа Левого фронта: «2.1.3. Частная собственность на землю ликвидируется. Земельные участки должны предоставляться организациям и гражданам во владение и пользование, в том числе пожизненное и наследуемое, при условии и до тех пор, пока землепользователь (его семья) ведут обработку данного участка. Необработанные земельные участки (свыше размера, определённого для дачного отдыха), изымаются и передаются другим владельцам без всякого выкупа» 6.


Начнём с того, что это слегка переработанный Декрет о земле. Мышление методом аналогий: делай как большевики, и успех придет. Но так ли это оправдано на наши времена?

Итак, если частная собственность на землю ликвидируется через изъятие права распоряжения — ни продать, ни подарить, ни поменять, ни сдать в аренду, — все, от мелких фермеров, до больших агрохолдингов, теряют право обрабатывать всё то, что они обрабатывают согласно арендным договорам. У них останутся только небольшие участки земли, которые до того были их частной собственностью, а теперь же стали участками только с правом пользования. В свою очередь у пайщиков останутся их совершенно нерентабельные 10 гектаров, которые они даже не станут пахать.

Можно предположить, что вся земля окажется в едином государственном фонде и единственным собственником станет государство. Сколько оно даст отдельным структурам в распоряжение — вопрос отдельный. В принципе, всё это не критично, если предприятия эти всё равно будут национализированы. Но проблема в том, что Левый фронт не выступает за тотальную национализацию, в программе высказана уверенность, что в «соревновании» социалистические предприятия победят частные, а потому экономика будет функционировать «при сохранении значительной доли частной собственности на средства производства». Короче говоря, кулак на деревне останется, только теперь будет пахать не арендованную землю, а отданную ему в пользование.

Условие отъёма земли в случае необработки, с последующей передачей иным землепользователям и организациям — рай для кулака. Раньше он арендовал у сельчан и вынужден был им платить (но частной собственности на селе больше нет — аренда запрещена), теперь земля ему сама в руки придёт от государства. Даром. Потому что только он имеет мощности и отлаженное производство, чтобы её обрабатывать. Подавляющее большинство сельских жителей землю просто не возьмут, им с ней нечего делать в текущих условиях. И она автоматически перейдет к мелким частникам, благодаря чему они только укрепятся.

Одновременно с этим рядовые пайщики лишатся регулярных выплат по своим паям. Ведь земля им больше не принадлежит, они не могут сдавать в аренду государственную собственность. Не думаю, что это будет самый популярный шаг даже среди тех, для кого деревня только место жительства. Эти люди не настолько богаты.

Что же дальше с землёй? Читаем: «Земельные участки должны предоставляться организациям и гражданам во владение и пользование, в том числе пожизненное и наследуемое, при условии и до тех пор, пока землепользователь (его семья) ведут обработку данного участка».

Каким организациям? Отделению почты или местной кассе Сбербанка? Без утрирования — между различными формами собственности на селе есть существенная разница. Идёт ли речь, например, о том, что вы оставите КФХ какими они есть, просто земля под ними будет теперь государственная, а агрохолдинги национализируете полностью? Нет никакой конкретики, какую именно часть средств производства вы хотите оставить в частных руках на селе.

Но какой смех вызывает вот это: «…во владение и пользование, в том числе пожизненное и наследуемое, при условии и до тех пор, пока землепользователь (его семья) ведут обработку данного участка».

То есть автор программы, всерьёз думает, что где-то сидят по хатам крестьянские семьи и ждут земли, чтобы своим трудом ее обрабатывать? На чём? На лошадях? Или как в гайдаровское время — разнесём весь машинный парк всех крупных структур по дворам? Мне сдаётся, что автор данной программы пребывает в убеждении, что трактор и комбайн — такая же неотъемлемая часть сельского двора, как и «кутный угол» с иконостасом — часть самой большой комнаты в избе.

Довольно забавно, что они вообще предлагают кого-то чем-то наделять в условиях, когда ещё при Ельцине было сделано, по сути, то же самое в виде паёв. Статистики по паевым собственникам на сегодняшний день мне найти не удалось, но если пайщиков по России осталось достаточно много, то изъятие паев превратится в проблему для гипотетического левого правительства. По сути, логика программы Левого Фронта такова: «мы отнимаем у вас паи, потом выдаем их вам же, но без права собственности, а если вы не можете обрабатывать — отдадим в крупные организации». Но всё это уже было осуществлено правительством Гайдара, с той лишь разницей, что пай всё же был собственностью с правом распоряжения, и главным критерием сохранения этого права было то, что его обязательно кто-то должен обрабатывать, пусть даже не владелец.

Мало того, всегда поражало убеждение, что на селе все обязательно рождаются с дипломом агронома. Значительная часть сельских жителей давно уже не умеет возделывать культуры вроде пшеницы или ячменя, тем более на больших площадях. Очередная деградация методов ведения хозяйства за эти неполные полвека. Прежде чем такой землепользователь выучится, пусть даже с помощью интернета и массового просвещения, зерно придется импортировать.

Подсобничество — это потолок современной сельской семьи. Но подсобникам «большая» земля не нужна: 20 соток под огородные культуры и менее десяти коров. Им приусадебного участка хватает. И рынок сбыта их — в масштабах односельчан и нескольких соседних деревень — те, кто работают по найму и не имеют возможности вести свое подсобное хозяйство, но хотят ассортимента большего, чем дает местный магазин. И то не всегда «подсобники» могут полностью обеспечивать семью за счет доходов с хозяйства — доход большой, но нестабильный. То они детям помогут, то дети им подкинут. Деревню уже не вернуть к мелкой семейной собственности.

А сельские пролетарии? Им земля нужна только как дополнительный источник дохода, не более. В аренду её сдавать. Программа Левого Фронта им вообще ничего не даёт, так как вопрос об устройстве, формах и существовании больших сельскохозяйственных организаций повисает в воздухе. Напротив, такая программа только отнимает земельный пай.

Есть там ещё в программе целый «раздел» (из двух подпунктов), «Государственная программы возрождения села» (на 21.07.2018 так и написано с опечаткой), где сказано, что ГОСТы надо возродить, а за плодородие земли нужно бороться. Но это настолько общие фразы, что под ними любая политическая сила на территории РФ подпишется.

Одним словом — землю мы национализируем, но что делать с ней дальше — не знаем. Наверное, крестьянам отдать надо. Звучит очень справедливо, а потому так и запишем. Самое удивительное, что Константин Сёмин, в беседе с Олегом Двуреченским (Программа «По-живому» от 22 февраля 2018), передает такие слова Удальцова: «Пока вы всё-таки рассуждаете, народ деградировал уже настолько, что он уже читать и писать не умеет. А вы тут со своим марксизмом-ленинизмом…». Нет, Сергей, народ вас не понимает не из-за своего низкого интеллектуального уровня, а потому что ваша партия предлагает меры, которые даже на самый поверхностный взгляд неадекватны действительности. В отношении сельского хозяйства — уж точно.

Программа РКРП тоже не обещает ничего выдающегося: « — прекратить политику деколлективизации сельскохозяйственного производства, способствовать установлению эквивалентных экономических отношений между городом и деревней, оказывать государственную помощь селу в получении беспроцентных кредитов под урожай, в строительстве баз хранения и переработки сельскохозяйственной продукции, развитии социальной инфраструктуры» 7

В принципе, много ругаться тут не получится, по той причине, что это предложение вернуть всё «как было». Государственная помощь и кредиты найдут одобрение у сельхозпроизводителей и рядовых жителей. Жаль только, нет осознания, что если оно всё так было хорошо, оно бы не развалилось. Такая программа — возврат к смягченному, советскому варианту диспаритета, который будет гаситься огромными дотациями и списанием долгов. Она будет популярна у людей старшего возраста, которые ещё помнят, о чем говорят подобные строки и которым не нужно ничего объяснять. Более молодому поколению РКРП ещё придётся доказать, что сворачивание политики «деколлективизации» вообще нужно.

Не хватает здесь и конкретики. Я вообще заметил, что все программы «коммунистических» партий в России — это обязательно «программы-минимум». Такое ощущение, что за программу-максимум даже не берутся, так как есть молчаливое осознание, что никогда она им и не пригодится.

Например, как именно деколлективизация будет «прекращаться»? Что делать с земельными паями? Просто отнять одним росчерком пера? Как поступить с фермерами? Нужно ли делать различие между фермером, который имеет 200 с лишним гектар и не нанимает работников, и фермером,который имеет 1500 гектар, и использует наемный труд? Что будет с агрохолдингами? Воспользоваться ли их решением проблемы диспаритета, или же напротив, «разрезать» аграрную и промышленную части, снова разведя их как противопоставленных контрагентов и начать старую песнь заново? Может, есть ещё варианты? Состоится ли возвращение в сельхозпроизводство сельских «контрактников», или их предпочтительнее оставить в прежнем положении? Большинство этих вопросов можно адресовать и Левому фронту.

Где искать выход?
Критиковать всегда легко, а что же можно предложить? Я не любитель давать точные рецепты там, где не обладаю всей полнотой информации. Тема нуждается в глубоких исторических, социологических и статистических исследованиях. Этой огромной работы еще никто не провел. В данной статье я не претендую на поспешные выводы по поводу проекта аграрной программы в обход исследований. Я могу только дать несколько советов человеку, который хотел бы заняться этим делом: дать российским коммунистам аграрную программу, основанную на изучении действительного состояния дел в российском селе, а не на старательном копировании прошлого опыта без оглядки на новую ситуацию.

Единственное, в чём я уверен безусловно: правильное объяснение диспаритета (о чем ниже), пропаганда воссоздания централизованной государственной системы обеспечения материалами, закупки по твердым ценам (о чем ностальгируют все — даже опрошенный Владимир К., «ельцинист» со стажем, находил в этом единственный плюс советской власти) могут стать мощными пропагандистскими козырями уже сейчас. Остальное пока на уровне предположений.

Первой и главной проблемой деревни, причем не только современной, является отсутствие паритета между ценами на продукцию промышленности и продукцию сельского хозяйства. Вопрос требует рассмотрения еще со времени, предшествовавшего коллективизации 1930-х и до наших дней. В этом вопросе много разных недомолвок и откровенных фальсификаций. Решительным образом и в доступной форме надо донести до деревенских жителей, что диспаритет — не заговор, не плод деятельности перекупщиков, а глубокая объективная экономическая проблема, что её разрешение в рыночных условиях невозможно. Именно рыночная экономика сама по себе способствует всё большему и большему возрастанию разрыва, а не конкретное наследие Ельцина, политика Путина и тому подобное. Решение же этой проблемы в Советском Союзе, было также не идеальным, но куда более прогрессивным.

Вполне возможно, что возникающие при капитализме агрохолдинги создают почву для верного решения этого вопроса, в силу отсутствия в их рамках противопоставления сельского и промышленного производителя. Поставленное на социалистическую основу, это достижение, быть может, способно не только решить наболевший вопрос, но и создать ту самую реальную предпосылку уничтожения разницы между городом и деревней, о которой так много говорили в прошлом веке.

Не нужно думать, что проблемы паритета актуальны только для сельских собственников, и рядовому жителю села неведомы. Всякий наёмный рабочий, занятый в сельском хозяйстве, прекрасно понимает, что оплата его труда зависит, в том числе, и от того, какой у «хозяина» будет урожай и за сколько этот урожай возьмут. Владельцы земельных паёв также связаны с проблемой диспаритета. Для деревни она довольно животрепещущая и потому не удивительно, что в рассуждениях о ней ярче всего выявляются те или иные политические предпочтения собеседника. И пока собственники будут искать ее корни во внешних причинах — будь то деятельность отдельных правительственных лиц или «заговор перекупщиков», они успешно будут так или иначе объединять на своей платформе широкие слои сельского населения. Только объяснив её с точки зрения господства частной собственности и дав свою программу решения мы сможем это влияние подорвать и получить симпатии низов. Но нужно понимать, что схватка эта не будет легкой, так как наше решение так или иначе будет лежать в области плана и упразднения этой самой частной собственности.

Следующее направление исследований — это паевая земельная собственность. Этому вопросу почему-то уделяется слишком мало внимания. У нас принято потрясать статистикой и говорить: «Вот доля крупных предприятий, вот доля работников, занятых на этих предприятиях. Ну очевидно же! В деревнях та же ситуация, что и в городах! Пролетарии и буржуа, все четко разделено. Нужны те же самые меры по национализации и передаче средств производства в руки непосредственного производителя всех благ…». Стоп! Земля. Ключевой компонент аграрного производства. С ней всё не так просто.

Требуются подробные статистические исследования, чтобы выявить ситуацию по России в целом и по отдельным регионам в частности. В случае если паевая собственность еще сохраняет свое значение, наши представления о поземельных отношениях должны быть существенно скорректированы.

Люди, которые работают в сельскохозяйственном производстве или в городе или вахтовым методом в других регионах — они вполне могут быть паевыми собственниками, передающими этот пай по наследству. Оказывается, не такое уж прям и предельно четкое идет разделение. Собственность-то у рабочих есть! И отъём этих паев в условиях социальной нестабильности (а смена общественного строя, как показывает история, время не самое спокойное) может сыграть против коммунистических сил.

Главное, на что я хотел обратить внимание — нельзя писать аграрную программу упуская вопрос о текущем состоянии земельной собственности. Даже если мои опасения совершенно напрасны, и концентрация идет. а то и вовсе уже произошла, то изучение эволюции паевой собственности всё равно представляет первостепенный интерес для понимания того, как именно сложились текущие земельные порядки.

Тем не менее, на данный момент я убеждён в том, что проблемы, связанные с диспаритетом и эволюции паевой земельной собственности — вот то, что может помочь вернуть целину её жителям.

1.Проданная целина. Часть 1. // Lenin Crew. Марксистский интернет-журнал. Режим доступа: http://lenincrew.com/sold-land/ (дата обращения: 04.09.2018) ↩
2.Бойко В. А. Экономические отношения в агрохолдингах. // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2015. №1. С. 202 ↩
3.Девяткина Л. Н., Абдрахманов Х. Х. Внешнее и трансфертное ценообразование в агрохолдингах // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия экономика и финансы. 2005. №1. С. 693-694 ↩
4.Ковальская Надежда. Маленькие люди против зернового гиганта. // Наша газета. 2017. 24 августа. URL: http://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=579&storyid=23641
5.Лабриола А. Памяти «Манифеста Коммунистической Партии» // Лабриола А. Исторический материализм: очерки материалистического понимания истории. Пер. с итал. и фр. / Предисл. Э. Э. Эссена. Изд. 3-е. М.: Издательство ЛКИ, 2010. С. 22 ↩
6.«Левые у власти». Программа-минимум Левого Фронта. // Официальный сайт Левого фронта. URL: https://www.leftfront.org/?page_id=2413 (дата обращения: 21.07.2018) ↩
7.Программа РКРП-КПСС. Первоочередные задачи Советской власти. // Официальный сайт РКРП-КПСС. URL: http://rkrp-rpk.ru/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D0%B0-%D1%80%D0%BA%D1%80%D0%BF-%D0%BA%D0%BF%D1%81%D1%81/ (дата обращения: 16.08.2019) ↩

Русский Крым

О попытках закрыть школу в Ленинских Горках.



30 октября в средней общеобразовательной школе «Горки» в городском поселении Горки Ленинские состоялось скандальное собрание. На нем присутствовали представители Министерства просвещения РФ, администрации Ленинского района, новый исполняющий обязанности директора школы, директора соседних школ, представители Министерства образования Московской области и многочисленные родители учащихся школы.

На мероприятии жителям объявили, что образовательное учреждение закрывается из-за того, что здание школы не соответствует санитарно-эпидемиологическим требованиям к общеобразовательным учреждениям. Учащихся этой школы, около 500 детей, переведут в образовательные учреждения городского округа Домодедово и Ленинского района. Предполагается, что учеников, прописанных в Ленинском районе, будут возить на автобусе в микрорайон Купелинка, в Видновскую школу №11, которая находится в 14 километрах от школы «Горки».

Приказ о приостановке осуществления образовательной деятельности школы «Горки» 26 октября 2018 года подписала заместитель Министра просвещения Российской Федерации Синюгина Татьяна Юрьевна. Также на прошедшем собрании родителям учеников представили нового исполняющего обязанности директора школы — депутата Удмуртской Республики Логинова Сергея Леонидовича. Логинов пообещал отремонтировать, реконструировать школу и вновь открыть ее, но сколько на это уйдет времени, он не знает. Родители детей школы не поверили обещаниям властей о ремонте школы, так как о проблемах школы известно уже много лет, но до этих пор нет никаких документов по планируемому ремонту. Таким образом, собрание прошло очень громко, со скандалом. После того как представители власти удалились, родители организовались и, согласно уставу образовательного учреждения, создали Совет школы.

Отметим, что нарушения, которые официально стали причиной закрытия школы, были выявлены Роспотребнадзором еще в 2017 году и подтверждены в апреле 2018 года. В связи с этим родители учащихся опасались, что школа «Горки» не откроет свои двери в новом учебном году 1 сентября 2018 года. Весной 2018-го они стали бить тревогу, проводить митинги, требовать проведения ремонта школы в летний период, но власти всех уровней бездействовали. 1 сентября 2018 года, несмотря на нарушения, выявленные Роспотребнадзором, в школе начался новый учебный год. На торжественной линейке представители властей поздравляли учащихся с новым учебным годом, а теперь, спустя 2 месяца, они решили закрыть школу. Вероятно, такой расклад связан с выборами губернатора Московской области, которые прошли 9 сентября.

Многие жители Горок Ленинских предполагают, что власти намеренно разваливают школу «Горки», чтобы получить и застроить лакомый участок земли. Отметим, что школа расположена на зеленом участке с лесом площадью 16 гектаров, который граничит с музеем-усадьбой «Горки Ленинские».



Добавим, что школа «Горки» — уникальная, ее открывал лично Владимир Ленин в 1920 году, а его супруга Надежда Крупская в 1920-е и 1930-е годы была главным организатором и попечителем школы. В советские годы эта школа была одной из лучших в СССР. В ней применялись экспериментальные программы, преподавали педагоги с кандидатскими и докторскими степенями, в этой школе появился один из первых компьютерных классов.

Видеозапись скандального собрания в школе «Горки». Видео:







Русский Крым

Белая книга "Действия по ликвидации бедности и прогресс в сфере прав человека Китая".Ч.1.

Ликвидация бедности -- заветная мечта человечества, основное право народов всех стран на счастливую жизнь. Многие годы Коммунистическая партия Китая (КПК) и китайское правительство, исходя из основных реалий страны, ставят во главу угла право народа на существование и развитие, прилагают усилия к сокращению и ликвидации бедности, стремятся улучшать жизнь народа и развивать различные социальные сферы, дают всему народу возможность на равных началах пользоваться плодами развития, гарантируют народу право на равное участие и равное развитие. После 18-го Всекитайского съезда КПК, проходившего в 2012 г., в ходе всестороннего строительства среднезажиточного общества и осуществления китайской мечты о великом возрождении китайской нации, Центральный комитет КПК, ядром которого является тов. Си Цзиньпин, твердо придерживается концепции развития, ставящей народ на центральное место, осуществляет главную стратегию по оказанию разумной и точечной помощи нуждающемуся населению и ликвидации нищеты. В результате действия Китая по сокращению бедности стали еще более основательными и эффективными, внесли весомый вклад в мировое дело сокращения бедности и сотворили новые чудеса в глобальном деле развития прав человека.

I. СОКРАЩЕНИЕ БЕДНОСТИ СОДЕЙСТВОВАЛО РАЗВИТИЮ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В КИТАЕ

Повсеместное наличие бедности серьезно мешает всестороннему осуществлению прав человека и их полноценному пользованию. Сокращение и ликвидация бедности составляют важное содержание гарантии прав человека. На протяжении многих лет китайское правительство прилагает упорные усилия к ликвидации бедности и улучшению жизни народа, к постепенному достижению всеобщей зажиточности населения, продолжительно принимает действия по сокращению бедности, центральным звеном которых является оказание помощи в развитии бедных сельских районов. В Китае действия по сокращению нищеты охватывают весьма широкие сферы, сюда входят как строительство инфраструктурных объектов в деревне и повышение уровня доходов у бедных людей, так и предоставление социального обеспечения и общественных услуг в области здравоохранения, образования и культуры. Эти меры не только позволяют обеспечивать нуждающемуся населению экономические, социальные и культурные права, но и создают условия для дальнейшей гарантии других категорий прав человека.

В конце 70-х годов XX века в Китае стала проводиться политика реформ и открытости. С тех пор китайское правительство все усиливает динамику борьбы с бедностью: учреждаются специальные органы по этой работе, определяются приоритетные бедствующие районы и категории людей, выделяются целевые финансовые средства, разрабатываются нормативы определения бедности, соответствующие нынешним реалиям страны, вырабатываются специальные льготные госустановки, устанавливается курс на оказание помощи бедным районам путем содействия их развитию. Китайское правительство развернуло в масштабе всей страны планомерные и организованные действия по претворению в жизнь этого курса, были выполнены такие средне- и долгосрочные программы, как "Государственный план избавления от бедности 80 млн человек за 7 лет (1994-2000 гг.)", "Китайская программа оказания помощи бедным сельским районам и их развития (2001- 2010 гг.)", "Китайская программа оказания помощи бедным сельским районам и их развития (2011-2020 гг.)". Сокращение бедности стало важной составной частью государственной стратегии.

После XVIII Всекитайского съезда КПК Центральный комитет партии поставил оказание помощи бедным районам и их развитие на важное место в государственном управлении, связал эту работу с всесторонним построением среднезажиточного общества и осуществлением целей борьбы к 100-летию со дня создания КПК, включил ее в общую пятиаспектную схему экономического, политического, культурного, социального и экоцивилизационного строительства, а также в стратегическую концепцию полного построения среднезажиточного общества, всестороннего углубления реформ, всестороннего создания правового государства и полного осуществления строгого внутрипартийного управления. На 5-м пленуме ЦК КПК 18-го созыва была поставлена задача избавить всех нуждающихся граждан от бедности и снять со всех бедных уездов этот ярлык. ЦК партии созвал специальное совещание по этой работе, ЦК КПК и Госсовет КНР совместно разработали и разослали по всей стране постановление о развертывании решительной борьбы за ликвидацию бедности, в котором дано всеобъемлющее планирование этой борьбы за период 13-й пятилетки. В этой пятилетке план Центра о решительной борьбе за искоренение бедности стал государственной волей и выполнимой программой. Впервые решительная борьба за ликвидацию бедности стала важным содержанием пятилетнего плана, впервые избавление нуждающихся людей от бедности стало обязательным показателем в пятилетнем плане, впервые главные руководители провинций, автономных районов и городов центрального подчинения подписали перед Центром "Акт об ответственности за решительную борьбу с бедностью", руководящие кадры всех ступеней тоже написали обязательства подобного характера.

Действия по сокращению бедности в Китае служат самым ярким признаком прогресса Китая в сфере прав человека. За 30 с лишним лет после начала проведения политики реформ и открытости свыше 700 млн нуждающихся граждан избавились от бедности, число бедных людей в деревне сократилось до 55,75 млн человек в 2015 г., коэффициент возникновения бедности снизился до 5,7%. Заметно улучшились инфраструктурные объекты, повышен уровень обеспечения основными общественными услугами,

сделаны важные шаги в обновлении механизма оказания помощи нуждающемуся населению. Все это содействовало осуществлению основных прав нуждающегося населения, заложило прочный фундамент для всестороннего построения среднезажиточного общества. Как явствует из подготовленного ООН "Доклада о целях развития тысячелетия на 2015-й год", в Китае доля крайне бедных людей сократилась с 61% в 1990 г. до менее чем 30% в 2002 г., т.е. Китай первым в мире осуществил сокращение вдвое этого показателя, а в 2014 г. эта доля снизилась до 4,2%. Вклад Китая в глобальное сокращение бедности превысил 70%. Таким образом Китай стал страной, избавившей наибольшее в мире количество людей от бедности, а также страной, выполнившей раньше всех других стран мира Цели развития тысячелетия ООН. Китай внес огромный вклад в мировое дело уменьшения нищеты, что завоевало всеобщее одобрение международного сообщества. Это достижение достойно того, чтобы вписать его в историю развития человеческого общества, оно также убедительно доказывает о преимуществах руководства Компартии Китая и социалистического строя с китайской спецификой.

Стремясь ликвидировать бедность в своей стране, Китай одновременно с этим активно поддерживает и помогает многочисленным развивающимся странам в этом деле. За 60 с лишним лет после образования КНР Китай предоставил 166 странам и международным организациям финансовую помощь в общей сложности приблизительно 400 млрд юаней, направлял более 600 тыс. работников, 7 раз объявил о безусловном освобождении стран с тяжелой задолженностью и наименее развитых стран от выплат правительственных беспроцентных кредитов, подошедших к сроку погашения, оказал 69 странам медицинскую помощь, оказал 120 с лишним развивающимся странам помощь в реализации Целей развития тысячелетия.

На основе многолетних поисков и практики Китай накопил успешный опыт содействия развитию сферы прав человека за счет сокращения бедности, проторив путь оказания помощи бедным районам и их развития с китайской спецификой.

-- Исходя из основных реалий собственной страны, полностью выявлять преимущества системы. Имея более чем 1,3-миллиардное население, Китай является самой крупной в мире развивающейся страной. Развитие является первейшей задачей КПК в управлении государством, ключом к решению всех проблем в Китае. Китай выявляет

свои политические и институциональные преимущества, устанавливает рабочий механизм "опираться на руководство партии, ведущую роль правительства и участие всего общества", и тем самым сформировал межрегиональную, межведомственную и межотраслевую общественную систему ликвидации бедности с диверсифицированными субъектами и с участием всего общества.

-- Ускоренными темпами развивать экономику, основательно продвигать дело сокращения бедности. Рассматривать сокращение бедности как один из важных аспектов экономического развития, способствовать сокращению бедности за счет развития экономики. Добиваться, чтобы борьба с бедностью и социально-экономическое развитие содействовали друг другу, ставить оказание помощи бедным районам и их развитие на главное место в плане социально-экономического развития, стимулировать согласованное развитие работы по сокращению бедности и работы по обеспечению прав человека. Добиваться совместного органического продвижения плана борьбы с бедностью, государственного плана социально-экономического развития и государственной программы действий в сфере прав человека./следует/

-- Применять многообразные формы работы по ликвидации бедности, уделять повышенное внимание достижению ее практических результатов. Рассматривать развитие как коренной путь к искоренению нищеты, придерживаться курса на оказание помощи нуждающемуся населению за счет развития. При оказании помощи бедным людям обращать приоритетное внимание на повышение их интеллектуального уровня, чтобы укреплять их способности саморазвития, остановить продолжение бедности из поколения в поколение. Сочетать выгодные для всех госустановки со специальными льготными госустановками, т.е., осуществляя госустановки, выгодные для всех сельских районов, всего сельского хозяйства и всего крестьянства, осуществлять специальные льготные госустановки в отношении нуждающегося населения. Поставить разумную и точечную работу по ликвидации бедности на место основной стратегии, проводить целенаправленные политические установки, чтобы охватить помощью всех, кто в ней нуждается.

-- Обеспечивать социальную беспристрастность и справедливость, добиваться совместного пользования благами и всеобщей зажиточности. Уделять особое внимание обеспечению и улучшению благосостояния народа, обновлять режимы и порядки, содействовать социальной беспристрастности и справедливости. Формировать систему обеспечения социальной справедливости, главным содержанием которой является справедливость прав, шансов и правил, с помощью правопорядка обеспечивать народу право на равноправное участие и развитие, чтобы весь народ мог совместно пользоваться плодами реформ и развития и добиться всеобщей зажиточности.

II. ОБЕСПЕЧИВАТЬ БЕДНОМУ НАСЕЛЕНИЮ ПРАВО НА СУЩЕСТВОВАНИЕ

Китайское правительство обновляет модели ликвидации нищеты, осуществляет основную стратегию разумной и точечной работы по ликвидации бедности. В последние годы путем заведения архивных данных и карточек выясняется число бедных людей, анализируются причины бедности и потребности в развитии, даются указания и советы по категориям, осуществляются целенаправленные госустановки, и на этой основе уточняются нуждающиеся в помощи категории людей, планирование проектов, использование финансовых средств, меры помощи применительно к конкретным семьям, направление работников в конкретно определенные села, а также результаты борьбы с бедностью, чтобы реально повышать эффективность этой борьбы, ускорять избавление нуждающегося населения от бедности, обеспечивать бедствующим людям право на существование.

Поддерживать ликвидацию бедности за счет развития специфических производств. Государство вырабатывает ряд планов и политических установок по развитию специфических производств, предоставляя бедным районам возможности развития. Были разработаны и реализованы Руководящие соображения по ликвидации бедности за счет развития сельскохозяйственных отраслей и "Всекитайская программа ликвидации бедности в лесном хозяйстве (2013- 2020 гг.)", в которой указывается необходимость всемер но развивать специфические отрасли сельского хозяйства и животноводства как приоритетная работа по ликвидации бедности. Была составлена "Программа развития отраслей сельского хозяйства для ликвидации бедности (2011-2020 гг.)", разработаны "Проект осуществления работы по увеличению доходов от специфических отраслей производства" и "Всекитайская программа развития и размещения лидирующих и специфических видов технических лесов (2013- 2020 гг.)", в которой дана научная компоновка специфических отраслей сельского и лесного хозяйства и животноводства в обширных, особо бедных районах, указаны главные направления развития. Была обнародована "Программа размещения районов специфической сельскохозяйственной продукции (2013-2020 гг.)", согласно которой 96 видов и сортов специфической сельхозпродукции включены в рамки данной программы, чтобы привлекать больше вложений. За период 12-й пятилетки (2011-2015 гг.) для обширных бедных районов были вложены денежные средства в капитальное сельскохозяйственное строительство и выделены целевые финансовые средства на общую сумму 122 млрд юаней, для капитального лесохозяйственного строительства были выделены денежные средства и целевые финансовые средства на общую сумму более 116 млрд юаней. Благодаря развитию специфических отраслей производства улучшились условия развития в бедных районах, повысился уровень доходов крестьян.

Стабильно осуществлять ликвидацию бедности путем переселения. Начиная с 2012 г., государство выделило из центрального бюджета в общей сложности 40,4 млрд юаней, мобилизовало различного рода вложения на общую сумму 141,2 млрд юаней, и на эти средства переселило 5,91 млн бедных крестьян; местные администрации всех уровней сконцентрировали средства из центрального и местных бюджетов на сумму 38 млрд юаней, и на эти деньги переселили более 5,8 млн бедных жителей. Все это позволило расширить пространство для развития бедных районов. В ходе переселения проводилось планирование на научной основе, рациональный выбор мест для заселения, строительство инфраструктурных объектов и объектов общественных услуг на местах заселения, улучшение условий производства и быта, в результате заметно поднялся уровень производства и жизни переселенцев. Благодаря оказанию помощи в развитии растениеводства и животноводства и направлению крестьян в города на заработки значительно ускорились шаги избавления переселенцев от бедности. В 2016 г. китайское правительство приступило к осуществлению нового плана ликвидации нищеты путем переселения, для этого были намного увеличены ассигнования из центрального бюджета, повышены нормы правительственных дотаций, вовлечены специальные финансовые средства, значительно расширены каналы аккумуляции денежных средств, усилена последующая работа по искоренению нищеты, чтобы каждая переселенная семья могла избавиться от бедности.

Устойчиво продвигать ликвидацию бедности за счет защиты экологии. В бедных районах активно продвигать такие крупные проекты, как защита природных лесных ресурсов, восстановление лесов и лугов на бывших пахотных землях и пастбищах, устранение источников песчаных бурь в зоне Пекин-Тяньцзинь, комплексная борьба с петрификацией, защита биологического многообразия. Ускорять шаги защиты и восстановления экологии в бедных районах, улучшать их экологическую среду, непрерывно расширять пространство для существования бедного населения. Все это создает благоприятные условия для развития местных специфических отраслей производства, трудоустройства бедных людей и увеличения их доходов, обеспечения среды для развития. Создавать и совершенствовать механизм экологической компенсации, активно продвигать эту работу в бедных районах, повышать нормы компенсации за повышение экологической эффективности лесов, совершенствовать механизм поощрения экологической защиты лугов, продвигать в бедных районах переход от традиционных способов животноводства к современным способам. Расширять каналы увеличения доходов нуждающегося населения, поощрять бедных людей, живущих в зоне важнейших строительных объектов, трудоустроиться на эти объекты. Улучшать условия существования бедного населения, усиливать динамику комплексного оздоровления экологической среды в бедных уездах, стимулировать выращивание деревянистых хлебных и масличных культур, специфических фруктовых лесов, разведение лесов древесного и бамбукового сырья, развитие хозяйства под лесами, разведение травоядных животных, развитие экологического туризма и др.

Непрерывно усиливать динамику ликвидации бедности за счет развития образования. За период 12-й пятилетки избавление от бедности за счет развития образования выступает как важный аспект борьбы с нищетой. Продвигать равномерное развитие обязательного образования, прилагать особые усилия к сокращению разницы между городом и деревней в деле образования, улучшать условия работы учебных заведений в бедных районах, осуществлять план трехлетних действий по обеспечению дошкольного воспитания и план выдачи дотаций сельским учителям, освобождать учащихся средних профессиональных училищ от платы за обучение, выдавать им дотации на бытовые расходы, принимать в такие училища новых учащихся из бедных районов и реально гарантировать право на образование бедных слоев населения. За период 2012-2015 гг. из центрального бюджета были выделены финансовые средства на общую сумму 83,1 млрд юаней для преобразования слабых школ обязательного образования; были выделены около 14 млрд юаней на строительство 244 тыс. оборотных квартир для сельских учителей в окраинных районах и районах с тяжелыми природными условиями, и эти квартиры могут размещать 300 тыс. учителей. Продолжительно осуществлять план трехлетних действий по обеспечению дошкольного воспитания, по всей стране процент поступивших в детсады детей, достигших установленного возраста в данном году и ранее, повысился с 62,3% в 2011 г. до 75% в 2015 г.; в центральных и западных частях страны число находящихся в детсадах детей выросло с 21,53 млн человек в 2011 г. до 27,89 млн человек в 2015 г., прирост - 30%. В ноябре 2014 г. соответственные ведомства совместно разработали "Циркуляр об унификации норм штата учителей и служащих средних и начальных школ в городе и деревне", согласно которому нормы штата учителей и служащих в уездных, поселковых и сельских школах были повышены до уровня в городских школах, при этом особое внимание было уделено школам в окраинных и бедных районах. За период 2013-2015 гг. из центрального бюджета были выделены средства в общей сложности 4,4 млрд юаней на дотации сельским учителям в обширных, особо бедных районах, от этого свыше миллиона сельских учителей из 600 уездов получили денежную помощь. За период 2012-2015 гг. из центрального бюджета были ассигнованы 41,7 млрд юаней на дотации по освобождению части учащихся средних профессиональных училищ от платы за обучение, таким образом в средних профессиональных училищах с полным учебным днем, созданных на государственные средства, все учащиеся из сельской местности (а также из уездов и поселков), городские учащиеся сельскохозяйственных специальностей и учащиеся из бедных семей освобождены от платы за учебу (за исключением учащихся художественных специальностей). В средних профессиональных училищах, созданных на средства населения, с санкции управленческих ведомств по профессиональному образованию учащиеся вышеперечисленных категорий тоже могут освободиться от платы за обучение. В профессиональных училищах с полным учебным днем, ученикам 1-го и 2-го классов сельскохозяйственных специальностей, а также ученикам этих классов не сельскохозяйственных специальностей, но из бедных семей выдаются государственные стипендии, в 2012-2014 гг. каждому ученику 1500 юаней в год, а с начала 2015 г. - 2000 юаней в год, и такие стипендии получают 40% учащихся. Осуществляется целевой план по приему новых учеников из бедных районов, за 4 года из 832 бедных уездов были приняты 183 тыс. человек. Число сельских школьников из бедных районов, поступивших в ведущие вузы страны, три года подряд (2013-2015 гг.) ежегодно росло более чем на 10%.

Всесторонне реализовывать ликвидацию бедности за счет обеспечения медицинского обслуживания. Китайское правительство постоянно усиливает динамику работы по избавлению от бедности за счет укрепления здоровья народа, облегчает нуждающимся крестьянам бремя медицинских расходов, укрепляет способности бедных районов в предоставлении медицинского обслуживания, повышает уровень здоровья населения этих районов, старается предотвращать обеднение крестьян из-за болезни, тем самым надежно гарантирует право бедного населения на здоровье. Постепенно совершенствуется сельская кооперативная система медобслуживания, которая охватывает свыше 97% сельского населения. В 2016 г. средняя норма дотаций на каждого человека в рамках этой системы поднялась до 420 юаней в год; в пределах госустановок 50% расходов на амбулаторное лечение и 75% расходов на стационарное лечение покрываются за счет кооперативной системы. Повсеместно внедряется страхование городских и сельских жителей на случай тяжелых болезней, которое охватывает свыше одного миллиарда человек, участвующих в таком страховании, и для них не менее чем 50% расходов на медобслуживание покрываются за счет этого страхования. Повсеместно устанавливается режим оказания помощи на случай сильных и тяжелых заболеваний, система всенародного медицинского страхования играет большую роль в предотвращении тяжелых болезней и полного обеспечения особо бедных людей медобслуживанием. Таким образом для сельского населения значительно облегчилось бре- мя расходов на медобслуживание. С 2012 г. из центрального бюджета были ассигнованы 79,4 млрд юаней специально для строительства инфраструктурных объектов в 110 тыс. медицинских учреждений бедных районов. Осуществляется бесплатная подготовка сельских врачей "по заказу" и для определенных районов, а также создание специальных постов врачей широкого профиля. Продвигается оказание городскими больницами шефской помощи сельским больницам, организуется по всей стране оказание больницами высшего класса шефской помощи уездным больницам бедных районов. В 2015 г. были осуществлены все 45 видов 12 категорий основных общественных медицинских услуг, и на каждого человека в среднем пришлись расходы на сумму 40 юаней вместо 15 юаней в 2011 г. Осуществлены дополнительное применение сельскими женщинами фолиевой кислоты для профилактики дефектов нервной трубки и улучшение питания для детей бедных районов, усилена работа по предотвращению и локализации болезней и укреплению здоровья, благодаря чему постепенно улучшается состояние здоровья населения бедных районов. В 2016 г. Госкомитет по здравоохранению и плановому деторождению, Канцелярия по оказанию помощи бедным районам при Госсовете и другие 13 ведомств совместно запустили программу оказания помощи бедным районам за счет укрепления здоровья, чтобы сельское бедное население могло вместе с народом всей страны достичь средней зажиточности.

Постепенно осуществлять в деревне полный охват самых бедных людей работой по ликвидации бедности.Государство разработало проект сопряжения сельской системы обеспечения прожиточного минимума с оказанием помощи бедным районам путем его развития. Местные администрации всех ступеней, преследуя эти цели, совершенствуют политические установки и практические меры, оздоровляют рабочие механизмы, стремятся охватить всех бедных людей системой обеспечения прожиточного минимума. Тем семьям, на которые заведены архивные карточки и которые включены в категорию прожиточного минимума, в зависимости от размера их среднедушевого дохода выдаются соответствующие суммы денежных дотаций. Тем сельским семьям с прожиточным минимумом, которые соответствуют установленным условиям и на которые заведены архивные карточки, в зависимости от причины обеднения оказывается разумная и точечная помощь. Те семьи, избавившиеся было от бедности, но опять обедневшие, включаются в категорию семей, которым оказывается временная помощь, медобслуживание, прожиточный минимум или на которые заводятся карточки. В 2015 г. по всей стране сельской системой обеспечения прожиточного минимума были охвачены 49,036 млн человек, нормы минимума поднялись до 265 юаней на каждого человека в месяц вместо 143 юаней в 2011 г. Среднедушевые годовые нормы содержания особо бедных крестьян, живущих коллективно или разрозненно, достигли соответственно 6026 юаней и 4490 юаней, увеличившись соответственно на 48,4% и 49,3%, чем в 2012 г.

Искать пути избавления от бедности за счет доходов от имущества. Для тех бедствующих людей, которые не могут избавиться от бедности за счет развития своих трудоспособностей, в последние годы ряд местных властей ищут пути ликвидации бедности за счет доходов от имущества, а именно: выделенные из правительственных бюджетов целевые финансовые средства и другие денежные средства, направленные на сельское хозяйство, вложить в строительство инфраструктурных объектов в бедных районах и развитие отраслей производства, от этого складывается имущество, затем часть этого имущества в виде паев передать бедным семьям, полностью или частично лишившимся трудовых способностей, чтобы те могли получать доходы от этого имущества. В этой работе местные администрации обычно опираются на лидирующие или специфические отрасли производства данного места, выявляют ведущую роль крестьянских специализированных кооперативов и других новых форм хозяйствования, чтобы нуждающиеся крестьяне могли не только получать минимальные доходы и дивиденды, но и зарабатывать деньги за счет уступки права на использование земли и участия в трудовой деятельности. В конце 2014 г. государство запустило в провинциях Аньхой, Хэбэй, Шаньси, Ганьсу, Цинхай и в Нинся-Хуэйском АР эксперимент по ликвидации бедности за счет развития индустрии фотовольтажа, чтобы нуждающиеся районы могли самостоятельно выйти из бедности за счет доходов от имущества. В 2016 г. государство усиленно продвинуло эту работу и планирует к 2020 г. в 471 уезде 16 провинций и автономных районов организовать 35 тыс. деревень, на которые заведены карточки, на развитие индустрии фотовольтажа, чтобы 2 млн бедствующих семей, включая инвалидов, могли увеличить доходы в среднем более чем на 3000 юаней в год.

Предоставлять все больше услуг по трудоустройству и основанию дела. В последние годы китайское правительство осуществляет стратегию приоритетного обеспечения трудоустройства и проводит более активную политику в сфере трудоустройства, организует профессионально-техническую подготовку, предоставляет больше услуг по трудоустройству и основанию дела, гарантируя нуждающемуся населению право на работу. Осуществлять план повышения профессионально-технических навыков для рабочих-мигрантов с сельской пропиской - программу "Весенний прилив", организовать курсы повышения навыков для трудоустройства, для работы на посту и для основания дела, нацеленные на бедных трудоспособных крестьян, а также претворять в жизнь политику выдачи пособий для прохождения курсов. Реализовать "Соображения относительно выполнения программы "Дождь и роса" и оказания поддержки подрастающим трудоспособным крестьянам из бедных семей в получении профессионального образования", согласно этому документу детям из бедных сельских семей, проходящим профессиональное образование, выдавать пособия в размере около 3000 юаней на каждого человека в год. Далее оздоровлять и совершенствовать систему общественных услуг по трудоустройству, интенсифицировать строительство низовых платформ обслуживания по трудоустройству и социальному обеспечению, развертывать программу "Весенний ветер" и другие целевые программы по трудоустройству, укреплять связь между местом вывоза трудовых ресурсов и местом приема этих ресурсов. Бесплатно предоставлять бедным крестьянам советы по выбору профессий, сведения о различных профессиях, информацию занятости, консалтинг о соответственных политических установках и правилах. Стимулировать выход избыточных сельских трудовых сил из деревни в город на заработки и их стабильное перемещение. В период 2011-2014 гг. ежегодно в среднем 7,93 млн таких крестьян устроились на работу в городе. Активно реализовать политику по оказанию поддержки в предпринимательстве. Для тех трудящихся, которые собираются основать новое дело, желают пройти подготовку или нуждаются в услугах этого профиля, организовать "конвейерную форму" обслуживания, включающую курсы подготовки, предоставление информации, ориентирование по открытию дела, последующие консультации и др., чтобы повышать процент удачи их предпринимательства.

Русский Крым

Белая книга "Действия по ликвидации бедности и прогресс в сфере прав человека Китая".Ч.2.

III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ ОСОБЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ

Бедное население среди женщин, детей, престарелых, инвалидов, нацменьшинств и других особых социальных групп находится в центре внимания работы по сокращению бедности. С 2012 года китайское правительство усиливает адресность такого рода поддержки, чтобы надлежащим образом защищать права этих групп на социальное обеспечение, здоровье, образование и т.д.

Уровень защиты прав нуждающихся женщин непрерывно повышается. В стране реализуется Программа развития женщин в Китае на 2011-2020 гг., установлены и претворяются в жизнь политики и меры по защите прав нуждающихся женщин. Интенсифицированы образование и профессиональная подготовка женщин в бедных районах, обучение прошли более 2 миллионов сельских жительниц в центральном и западном регионах страны. Осуществляется проект предоставления гарантий по микрозаймам для женщин, проводится финансовая политика дисконта, оказывается содействие в трудоустройстве и предпринимательстве женщинам в городах и селах. Организуются медицинские осмотры женщин в селах с целью диагностики рака шейки матки и молочной железы. Ежегодно 10 млн сельских жительниц соответствующей возрастной категории проходят бесплатное обследование на рак шейки матки, 1,2 млн женщин - на рак молочной железы. Этой программой охвачено 532 бедных уездов. В период с 2011 по 2015 гг. Центральный фонд общественного благосостояния выделил 400 млн юаней и провел ряд мероприятий, направленных на оказание помощи нуждающимся матерям в борьбе с раком шейки матки и раком молочной железы. Реализованы социальные проекты "Программа жилищного строительства для малообеспеченных матерей", "Скорый поезд здоровья матери" и др. Оказана помощь нуждающимся матерям-одиночкам и больным женщинам в улучшении качества жизни и развитии. Создана система социальной помощи нового типа, активизирована работа по защите нуждающихся женщин. В 2015 г. минимальное социальное обеспечение для горожан и социальную поддержку остро нуждающимся получили 71 млн 215 тыс. жителей страны, среди них около 26 млн 94 тыс. женщин, что составляет 36,6% от общего числа. В целом осуществлен принцип "По возможности защитить каждого, кто нуждается в защите".

Наращиваются усилия по защите прав нуждающихся детей. В стране разработана и реализуется Программа развития детей в Китае на 2011-2020 гг., План развития детей в бедных районах страны на 2014-2020 гг., укрепляются и совершенствуются система заботы о детях, оставленных родителями в деревнях на попечение родственникам, механизм адресных гарантий детям, находящимся в трудной жизненной ситуации, их поддержки и защиты. Претворяются в жизнь "Соображения Госсовета КНР об усилении заботы и защиты детей, оставленных родителями в деревнях на попечение родственникам", продвигается создание центров комплексной помощи детям, оставшимся без родительской опеки, на уровне сообществ в городах и деревнях, на базе таких центров по всей стране проведено 158 тыс. акций заботы и обслуживания в отношении детей, оставленных родителями в деревнях на попечение родственникам. Дети, оставшиеся без родительской опеки в селах, этой деятельностью охватывались 13 млн 129 тыс. человеко-раз. Осуществляются "Соображения Госсовета КНР об усилении социального обеспечения детей, попавших в трудную жизненную ситуацию", повсеместно разрабатываются методы распределительного управления, в соответствии с особенностями потребностей различных групп детей устанавливаются стандарты, в соответствии со стандартами осуществляются гарантии, повышается уровень защиты детей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Реализуются "Соображения Госсовета КНР об обеспечении детей-сирот", создаются система обеспечения основных жизненных потребностей детей-сирот и система обеспечения жизненных потребностей ВИЧ- инфицированных детей. Центральные финансовые органы ежегодно выделяют 2 млрд юаней, чтобы обеспечить основные жизненные потребности более 500 тыс. детей-сирот и ВИЧ-инфицированных детей, для них созданы институциональные механизмы в области медицины, образования, реабилитации, занятости после совершеннолетия и обеспечения жильем. Претворяется в жизнь общенациональная программа хирургического лечения и реабилитации детей-сирот "Завтра". Совокупный объем вложений - 860 миллионов юаней. Благодаря программе более 90 тыс. детей-сирот, брошенных и нуждающихся детей бесплатно получили хирургическую помощь и ортопедическое лечение, прошли реабилитацию. Последовательно осуществляются "Соображения Канцелярии Госсовета по усилению социальной помощи и защиты бездомных несовершеннолетних", проводятся специальные акции по возвращению беспризорников в семью и школу, в целом положен конец принуждению, введению в заблуждение несовершеннолетних и использованию их для занятия попрошайничеством. Развернута система благосостояния и защиты детей в области всеобщих преференций, ведется экспериментальная работа в сфере социальной защиты несовершеннолетних, стимулируется создание трехуровневой - уезд, волость, деревня - сети благосостояния и защиты детей. С 2011 года в более половине уездов страны осуществляется программа улучшения питания сельских учащихся в рамках обязательного образования. На эти цели государство выделяет по 4 юаня в день на ребенка. Всего потрачено 67 млрд юаней. Программой охвачены 33 млн 600 тыс. сельских школьников. С 2012 года проводится проект улучшения питания детей в бедных районах. В его рамках детей в возрасте от 6 до 24 месяцев бесплатно обеспечивают питательными смесями для прикорма, повышается информированность опекунов в области научного вскармливания, уровень домашнего воспитания, оказывается помощь в здоровом развитии новорожденных и малолетних детей.

В 2015 году центральные финансовые органы страны выделили на реализацию этого проекта 500 млн юаней, была оказана помощь нуждающимся в 14 бедных районах государственного значения из 341 уезда 21 провинции. Проект охватил 2 млн 110 тыс. детей.

Постоянно совершенствуется система социальной защиты прав пожилых людей. Активно продвигается реформа национальной системы пенсионного страхования, укрепляется формирование рынка пенсионных услуг в сельской местности, вырабатывается и совершенствуется порядок пенсионного субсидирования. С 2009 года в тестовом режиме работает система пенсионного страхования сельских жителей нового типа. С 2011 года в тестовом режиме работает система пенсионного страхования городских жителей. В 2014 году в стране была создана единая системы пенсионного страхования для городских и сельских жителей. В 2015 году центральные и местные органы власти произвели выплату субсидий в размере 204 млрд 400 млн юаней, что позволило повысить уровень жизни значительного количества городских и сельских престарелых жителей. На конец 2015 года общее количество людей, принявших участие в программе страхования, достигло 505 млн, соответствующими услугами воспользовались около 148 млн человек, из них 95% - сельские жители. В Китае насчитывается 27248 сельских домов престарелых, рассчитанных на 2 млн 493 тыс. койко-мест. Пункты дневного обслуживания функционируют более чем в 50% от общего количества сельских общин; в 20 провинциях (районах, городах) выплачиваются пенсионные субсидии пожилым людям с финансовыми затруднениями, в 17 провинциях (районах, городах) создана система выплат компенсаций по уходу за недееспособными пожилыми людьми.

Основательно продвигается дело защиты прав инвалидов. В 2012 году Канцелярия Госсовета КНР выпустила Программу развития инвалидов села на 2011-2020 гг., центральное место в ней отведено поддержке нуждающихся инвалидов. В 2015 году Госсовет КНР выпустил "Соображения об ускорении повышения жизненного уровня инвалидов до среднезажиточного". Выдвинут ряд важных инициатив в трех ключевых областях: базовые жизненные гарантии, занятость, предпринимательство и увеличение доходов, социальное обслуживание. В 2015 году официально начали претворяться в жизнь "Соображения Госсовета КНР о всестороннем строительстве системы субсидирования для обеспечения жизненных потребностей нуждающихся инвалидов и ухода за лицами с тяжелыми формами инвалидности", впервые на государственном уровне основана система субсидирования инвалидов. Посредством специально проведенного исследования получены данные о более чем 26 млн 600 тыс. официально зарегистрированных инвалидов, свыше 700 тыс. общественных мест обеспечили информацией о предоставляемых инвалидам общественных услугах, что стало надежной статистической опорой для оказания адресной помощи инвалидам. С 2012 года центральные органы власти направили 3 млрд 740 млн на льготные кредиты в рамках поддержки нуждающихся и на восстановление здоровья. Помощь получили 219 тыс. нуждающихся инвалидов, 1 млн 452 тыс. человек прошли профессиональную подготовку, прирост трудоустроившихся в городах и поселках инвалидов составил 1 млн 239 тыс. человек, в 2015 году начала работу общенациональная служба трудоустройства в Интернете для людей с ограниченными возможностями; государственные дотации на улучшение жилищных условий по причине проживания в аварийных домах в селах получили 1 млн 175 тыс. семей нуждающихся инвалидов, 3 млн 170 тыс. таких инвалидов прошли техническую подготовку, которую применяют на практике. 4 млн 962 тыс. сельских нуждающихся инвалидов избавились от нищеты, что заметно сократило масштабы бедности по причине инвалидности. К концу 2015 года в общей сложности 10 млн 885 тыс. городских и сельских инвалидов охвачены системой обеспечения прожиточного минимума. Около 22 млн 300 тыс. инвалидов были включены в систему социального страхования по старости в городе и на селе, 3 млн 23 тыс. - в систему основного медицинского страхования городских жителей.

Ускоряются темпы ликвидации нищеты среди нацменьшинств. В стране разработан ряд специальных мер поддержки, чтобы ускорить ликвидацию бедности среди нацменьшинств, а также в районах компактного проживания одной или нескольких национальностей. Программа Китая по борьбе с бедностью в сельской местности на 2011-2020 гг. установила 14 "районов сосредоточения крайней нужды", 11 из них расположены в национальных автономных районах. Ключевыми пунктами работы по поддержке нуждающихся стали 592 уезда, 263 из них расположены в национальных автономных районах; помощь бедным оказывается в 30 тыс. деревнях, установленных "12-й пятилеткой", 13158 из них расположены в национальных автономных районах. С 2012 по 2015 гг. центральные финансовые органы выделили на развитие нацменьшинств 14 млрд 590 млн юаней. Эти средства были направлены на поддержку движения по возрождению приграничных регионов и обогащению их населения, помощь в развитии малочисленных этнических групп, развитие деревень проживания нац- меньшинств, защиту и развитие их традиционных ремесел. В центральный бюджет страны было заложено 5,5 млрд юаней, чтобы помочь в строительстве инфраструктуры в приграничных регионах и малонаселенных регионах компактного проживания нацменьшинств, в улучшении условий жизни и производства народных масс, в развитии социальной сферы. В период "12-й пятилетки" в 5 автономных районах (во Внутренней Монголии, в Гуанси-Чжуанском, Тибетском, Нинся-Хуэйском и Синьцзян-Уйгурском автономных районах), а также в 3 провинциях компактного проживания нацменьшинств (Гуйчжоу, Юньнань и Цинхай) численность нуждающегося населения с 39 млн 170 тыс. в 2011 году снизилось до 18 млн 130 тыс., сократившись на 21 млн 40 тыс., то есть 53,7%, коэффициент бедности снизился на 14,8 процентного пункта с 27,2% до 12,4%.

IV. УЛУЧШЕНИЕ УСЛОВИЙ РАЗВИТИЯ БЕДНЫХ РАЙОНОВ

Строительство инфраструктуры, устранение факторов ограничения развития являются определяющими в вопросе предоставления права на существование и развитие жителей бедных регионов. С 2012 года китайское правительство продолжает поддерживать инфраструктурное строительство в бедных районах, увеличивает объем инвестиций, благодаря чему базовые производственные и жизненные условия в бедных районах заметно улучшились.

Ускоряется модернизация телекоммуникационной инфраструктуры в бедных районах. Китайское правительство обнародовало стратегию и план реализации "Широкополосный Китай", увеличена господдержка строительства объектов связи в бедных районах, поощряется социальная ответственность предприятий, усердно ликвидируются различия в использовании современных средств информации, сдерживающие развитие бедных районов. Основательно продвигается информатизация в бедных деревнях, последовательно и углубленно расширяется доступ в Интернет в сельской местности, широкополосный доступ в Сеть в селах, информатизация в деревнях, эффективно повышается уровень инфраструктуры связи в сельских и бедных районах. К концу 2015 года проведена телефонизация 100% сел. 100% поселков обеспечены широкополосным доступом в Интернет, количество портов широкополосного доступа в Интернет в сельской местности превысило более 130 млн, что значительно увеличило коэффициент распространения широкополосной сети в бедных районах, заметно улучшило местные условия жизни и производства, обеспечило мощную поддержку производственному развитию в бедных районах. 9 млрд 223 млн юаней потрачено на организацию радио- и телевещания в электрифицированных деревнях с населением менее 20 семей в каждой.

Активизировалось строительство водного хозяйства в бедных районах. В Китае приняты и реализуются "Государственный специальный план помощи бедным в области водного хозяйства" и более 10 других аналогичных планов или проектов. Строительство водного хозяйства в бедных районах заметно ускорилось. В 2011-2015 гг. бюджетные расходы в водном хозяйстве на 84% использовались в центральных и западных регионах страны, на 70% - в сфере водопользования населения. В период "12-й пятилетки" из центрального бюджета на развитие водного хозяйства в бедных районах выделено 237 млрд 500 млн юаней, решен вопрос безопасности питьевой воды в отношении 115 миллионов сельских жителей, школьных учителей и учеников в бедных районах. Охват сел централизованным водоснабжением превышает 75%. Из 85 претворяемых в жизнь крупных водосберегающих проектов 60 охватывают бедные районы, общий объем капиталовложений составил 560 млрд юаней. В бедных районах завершены восстано- вительные работы в отношении более 7700 водохранилищ, крупных и средних шлюзов, находившихся в аварийном состоянии, построены или укреплены береговые защитные дамбы протяженностью более 3900 километров, русловыправительные работы дополнительно проведены на средних и малых реках общей протяженностью 14,5 тыс. км. В деревнях произошел прирост числа гидроэлектрических установок, совокупная мощность которых достигла 7,5 млн киловатт, что решило проблему обеспечения энергоресурсами для бытовых нужд 440 тыс. семей крестьян.

Электроэнергетическое строительство в бедных районах идет с заметными успехами. С 2013 по 2015 гг. государство направило 24 млрд 800 млн юаней на реализацию проектов по подключению к электроснабжению районов без электричества и использованию возобновляемых источников в энергоснабжении, что полностью решило проблему доступа к электроэнергии жителей по все стране. Реализуется проект по реконструкции и модернизации электросетей в сельской местности. Центральные и местные власти увеличили инвестиционную поддержку электроэнергетического строительства в бедных районах, особенно в Тибетском АР и СУАР, а также в районах компактного проживания тибетцев в провинциях Сычуань, Юньнань, Цинхай и Ганьсу и в деревнях отдаленных районов проживания нацменьшинств на западе страны. На эти цели в общей сложности направлено 180 млрд 200 млн юаней, что значительно увеличило возможности обеспечения электричеством бедных районов и уровень обслуживания всеобщего доступа к источникам электроснабжения. В 2016 году началась реализация нового раунда проекта по реконструкции и модернизации электросетей в сельской местности.

Ускоряется транспортное строительство в бедных районах. Разработана и претворяется в жизнь Программа помощи бедным в области транспортного строительства в районах сосредоточения крайней нужды на 2011-2020 гг., в период "12-й пятилетки" вложено более 550 млрд юаней, полученных за счет взимания налога на приобретение транспорта, в автодорожное строительство привлечено около 2 трлн юаней общественных инвестиций, всесторонне ускоряются темпы строительства государственных скоростных автомагистралей в районах сосредоточения крайней нужды, трасс государственного и провинциального значения, сельских дорог и пассажирских станций, канатных мостов, построено 330 тыс. км сельских дорог, 654 села и 48 тыс. деревень, основанных с санкции правительства, получили помощь в строительстве дорог с твердым покрытием. К концу 2015 г. дороги с твердым покрытием подведены к 96,1% сел в районах сосредоточения крайней нужды и 86,2% деревень, основанных с санкции правительства. В 95,5% поселков и 83,1% деревень, основанных с санкции местного правительства, запущены рейсовые автобусы. Улучшение условий транспортировки способствовало эффективному развитию и использованию полезных ископаемых, энергоресурсов, туризма в бедных районах, что ускорило темпы сокращения масштабов нищеты. В 2016 году Китай приступил к реализации проекта "Две сотни", наращивая усилия по сокращению бедности посредством развития транспортной инфраструктуры.

Значительно улучшены жилищные условия населения в бедных районах. Китайское правительство приступило к проведению жилищной реформы, направленной на улучшение жилищных условий жителей ветхого и аварийного жилья, основную часть средств для этого жители сел собирают собственными силами, оставшуюся часть средств выделяет государство, при этом размер правительственной субсидии был увеличен с 5000 до 7500 юаней в среднем на семью. Жителям бедных районов дополнительно выделяется еще 1000 юаней, это позволило обеспечить безопасность проживания жителей ветхого и аварийного жилья в бедных районах страны. На конец 2015 года была выделена материальная помощь в размере 155 млрд 670 млн юаней для улучшения жилищных условий 19 млн 974 тыс. семей - жителей ветхого фонда в бедных районах страны. Главным фактором улучшения жилищных условий населения бедных районов китайское правительство считает обеспечение удовлетворительного санитарного состояния жилых помещений сельчан. В вопросах защиты традиций села, вывоза мусора и утилизации жидких бытовых отходов наибольшее внимание уделяется бедным районам. С 2012 года 1194 деревень бедных районов были внесены в список древних традиционных деревень Китая, каждая из которых получила от государства по 3 млн юаней на защиту традиций села и улучшение жилищных условий их населения. Приняты меры по решению проблемы утилизации мусора в деревнях, организованы пункты сбора бытового мусора, вышеперечисленные вопросы синхронно решаются в бедных районах наряду с остальными регионами.

Русский Крым

Белая книга "Действия по ликвидации бедности и прогресс в сфере прав человека Китая".Ч.3.

V. ПРОДВИЖЕНИЕ ЛИКВИДАЦИИ НИЩЕТЫ СОВМЕСТНЫМИ СИЛАМИ

Ликвидация нищеты - это системный процесс, который требует поддержки в виде ряда политических механизмов, а также активного участия со стороны всего общества. Поэтому, начиная с 2012 г., китайское правительство увеличило размеры ассигнований на борьбу с бедностью и на поддержку малообеспеченного населения, реформируя и обновляя при этом механизмы работ по борьбе с бедностью. Также была разработана система поощрений различных слоев населения для участия в ликвидации нищеты и поддержки борьбы с ней и усовершенствован механизм демократического контроля над указанными процессами, благодаря чему эффективность борьбы с бедностью действительно повысилась.

Рост правительственных ассигнований на борьбу с бедностью. Начиная с 2012 г., китайское правительство активно упорядочивало структуру расходов государственного бюджета, постоянно увеличивая размеры ассигнований на борьбу с бедностью и совершенствуя систему административных методов поддержки малоимущего населения бюджетными средствами. В 2011-2015 гг. из доходов бюджета Центрального правительства на такую поддержку было предусмотрено 189,84 млрд юаней, что соответствует росту на 14,5 % в среднем за год. Кроме того, на преодоление бедности в районах революционной славы были предусмотрены специальные средства от благотворительных лотерей в размере 5,025 млрд юаней. В указанный период также активно проводились обновления механизмов поддержки малообеспеченного населения из бюджета и укреплялись механизмы управления средствами из данной статьи бюджета. Например, бюджетные ассигнования сыграли роль рычага, который привел в действие рыночные механизмы для получения средств на реализацию проектов отселения граждан из бедных районов.

Инновационные формы финансовой помощи малообеспеченным слоям населения. В процессе борьбы с бедностью планы развития бедных районов должны точно соотноситься с финансовыми потребностями, удовлетворять требованиям развития специфических отраслей регионов в борьбе с бедностью, отселения граждан из бедных районов, обучения и трудоустройства малообеспеченных слоев населения. При этом развиваются и обновляются механизмы мелкого кредитования проектов, направленных на борьбу с бедностью, гражданам, официально получившим статус "малообеспеченных", предоставляются кредиты "до 50 тыс. юаней со сроком погашения в течение 3-х лет, без поручителей и залога, с базовой процентной ставкой, со скидкой из бюджетных средств на борьбу с бедностью, для которых местные (уездные) органы власти создают фонды возмещения рисков". Данные кредиты создают поддержку малоимущего населения в плане развития промышленности и увеличения доходов. К концу 2015 г малообеспеченным гражданам было выдано 120 млрд юаней. Значительные усилия направляются на развитие бедных районов путем инклюзивного финансирования, на улучшение условий доступа сельского населения к финансовым услугам и на внедрение соответствующих услуг в сельской местности. Кроме того, уточняются меры по поддержке и обеспечению финансирования малоимущего населения, вводится рефинансирование кредитов на поддержку малоимущих граждан, внедряются более выгодные, чем при рефинансировании кредитов на поддержку сельского хозяйства, процентные ставки, задействуются различные инструменты денежно-кредитной политики, благодаря чему финансовые средства направляются в бедные районы и распределяются между малообеспеченным населением. Также исследуются пути страхования деятельности по поддержке малообеспеченного населения.

Доработка административных мер по освоению земель в рамках борьбы с бедностью. В процессе внесения поправок и усовершенствований в генеральный план использования земель, в полной мере учитываются потребности государства в освоении земель и отселении жителей из бедных районов, централизованно определяются масштаб, структура и конфигурация земель, выделяемых под строительство, в первую очередь решаются вопросы использования тех земель, которые включены в программы борьбы с бедностью. К настоящему времени уже был опубликован ряд более гибких административных мер управления государственными земельными ресурсами. В соответствии с требованием оповещать обо всех своих нуждах службы социальной защиты была поддержана индек- сация увеличения площади земель под застройку в городе и уменьшения - в селе в районах освоения земель в рамках борьбы с бедностью и отселения граждан из бедных районов. Сэкономленные площади, соответствующие условиям, могут быть выпущены в оборот в рамках города или провинции. Согласно требованию, по которому про- мышленность "возвращает свой долг" сельскому хозяйству и город поддерживает деревню, все доходы, полученные от индексации сокращения земель под строительство в деревне и увеличения их в городе, своевременно и в полном объеме возвращаются в бедные районы. Что касается районов проживания национальных меньшинств на западе и в центральной части страны, и мест концентрации особо бедных районов, то при индексации земель, выделяемых здесь под застройку, отдается приоритет развитию зеленого туризма на неосвоенных территориях, как то дикие горы, овраги, холмы или берега.

Эффективная реализация административных программ борьбы с бедностью вахтенным методом. В стране насчитывается 320 учреждений центрального подчинения, которые вахтенным методом выполняют задачи по борьбе с бедностью, при этом уже была оказана помощь 592 уездам, в которых государство целенаправленно проводит борьбу с бедностью. В рамках усовершенствования механизма связей между ведущими организациями, 9 учреждений центрального подчинения были определены в качестве ведущих структур, выполняющих работу по борьбе с бедностью вахтенным методом. Кроме того, 68 предприятий центрального подчинения развернули мероприятия под девизом "100 уездов и 10000 деревень" в 108 бедных районах революционной славы, которые включены в программы борьбы с бедностью вахтенным способом, при этом были решены проблемы электро- и водоснабжения более чем 10 тыс. бедных деревень. За период 12-й пятилетки организации центрального подчинения направляли своих служащих 1670 чел. в подшефные уезды, охватив при этом 592 таких уезда, и выделили на борьбу с бедностью 11,86 млрд юаней (включая и грузы вместо денежных средств), а также помогли привлечь различные средства в размере 69,58 млрд юаней, организовав экспорт трудовых услуг 310 тыс. чел. Народно-освободительная армия Китая и отряды вооруженной милиции последовательно организовали более 26 тыс. пунктов связи с малообеспеченным населением и вахтенным методом оказали помощь в преодолении бедности 35 уездам, 401 поселку и 3618 деревням.

Взаимодействие восточных и западных районов в оказании помощи малоимущим категориям населения. 9 восточных городов и провинций (или городов центрального подчинения) установили побратимские отношения в целях поддержки с 207 подшефными уездами из 10 про- винций (или автономных районов, городов центрального подчинения) на западе страны. В пяти городах и провинциях - Пекине, Шанхае, Тяньцзине, пров. Ляонин и Шаньдун - были учреждены механизмы стабильного роста финансов, предназначенных в помощь районам-побратимам на западе, причем темпы роста финансовых вливаний в указанные механизмы составили 8%-10% в год. За период 12-й пятилетки восточные города и провинции предоставили бедным районам на западе страны финансовую помощь в размере 5,69 млрд юаней, а мобилизация общественных сил принесла еще 380 млн юаней денежных пожертвований, также были привлечены реальные инвестиции предприятий на сумму 1,2 трлн юаней. Насчитывалось 684 выезда партийных кадров из восточных районов в западные на борьбу с бедностью; что касается кадров из западных районов, то 1150 чел. приезжали на восток. Были организованы учебные курсы для 778 тыс жителей Западного Китая и трудоустроены в других районах 2,403 млн жителей Западного Китая.

Широкое участие частных предприятий, общественных организаций и отдельных граждан в борьбе с бедностью. В 2014 г. на государственном уровне было принято ежегодно отмечать 17 октября как День борьбы с бедностью и приурочить к этому дню проведение целого ряда мероприятий. В 2014 и 2015 гг. благодаря этому было собрано около 15 млрд юаней пожертвований. Кроме того, один за другим были проведены такие мероприятия с торжественными награждениями, как Всекитайский конкурс прогрессивных личностей и передовых коллективов по борьбе с бедностью в обществе и Конкурс "Награда за ликвидацию бедности в Китае". Среди частных предприятий стартовал проект целенаправленной борьбы с бедностью "10 000 предприятий помогают 10 000 деревень", при этом концерны Ваньда (Wanda Group) и Хэнда (Evergrande Group) одними из первых взяли шефство над некоторыми уездами, помогая им бороться с бедностью. Кроме того, активное участие в работе по борьбе с бедностью приняли и предприятия сферы электронной коммерции, такие, как Сунин (Suning), Цзиндун (Jingdong) и др. На целенаправленную борьбу с бедностью пошли и довольно значительные средства, собранные общественными организациями, например Китайским фондом борьбы с бедностью. Более того, в Китае были учреждены Служба волонтеров по борьбе с бедностью и Портал (электронная сеть) социального участия в борьбе с бедностью, а также создаются в настоящее время различные платформы, позволяющие обществу активно участвовать в соответствующих процессах.

Оптимизация механизмов борьбы с бедностью. В Китае в настоящее время осуществляется такой механизм распределения обязанностей руководства, при котором центральные органы власти планируют, власти провинций, автономных районов и городов центрального подчинения принимают на себя ответственность за исполнение, а власти городов и уездов претворяют в жизнь запланированное. В рамках этого механизма четко прописано распределение труда, ясны обязанности, определены исполнители и проверен результат. Парткомы и правительственные структуры различных уровней подписывают Протокол об ответственности за ликвидацию нищеты, при этом результаты выполнения соответствующих задач рассматриваются как главный показатель при оценке работ указанных органов в бедных районах. Также учреждены механизмы мониторинга и ежегодных докладов о результатах борьбы с бедностью, механизм подотчетности вышестоящим инстанциям в административной иерархии (провинция - город - уезд - поселок - деревня), а также механизм строгого преследования тех районов и структур, которые халатно относятся к исполнению своих обязанностей. В целях борьбы с бедностью был усовершенствован механизм поселения партработников в селах, при этом на должности первых секретарей в села были направлены 188 тыс. образцовых партийных кадров, расселены в селах 128 тыс. рабочих отрядов и 530 тыс. партработников. Данный механизм действует во всех бедных деревнях. В рамках специального механизма отзыва статуса бедных были разработаны строгие, четкие и прозрачные критерии, процедуры и способы оценки данного статуса, при этом для деревень и уездов статус бедных определяется в основном по частоте проявления случаев бедности. Для центральных районов страны отзыв статуса бедных возможен при снижении количества таких случаев до 2%, а для западных районов - до 3% и ниже.

Совершенствование механизмов демократического контроля в сфере борьбы с бедностью. В Китае была учреждена Всекитайская электронно-информационная система в поддержку борьбы с бедностью, на платформе которой каждая отдельная бедная деревня или бедная семья может официально зарегистрировать свой статус посредством таких процедур, как подача заявления, его демократическое рассмотрение, публикация для всеобщего доступа и прохождение по инстанциям нескольких уровней. Таким образом гарантируется право населения на доступ к информации и на участие, а также оказывается поддержка демократичным решениям, опирающимся на науку, и проявляется уважение к стремлению бедного населения развиваться, а также принимать участие во всем процессе реализации проектов -- от принятия соответствующих решений, до их осуществления, управления ими и проверки результатов. Финансы, выделяемые под каждый проект, а также обстоятельства его реализации публикуются для всеобщего доступа, благодаря чему достигается прозрачность функционирования, а гласность становится обычным явлением. Для оценки правильности предоставления статуса бедного населения и отзыва этого статуса, а также удовлетворенности населения проделанной работой в каждом случае приглашаются независимые и незаинтересованные лица из научно-исследовательских структур и общественных организаций. Также осуществляется поддержка различных демократических сил в осуществлении демократического контроля над процессами борьбы с бедностью, при этом центральные органы восьми демократических партий были закреплены за 8-ю провинциями и районами центральной и западной части страны, для которых актуальна задача борьбы с бедностью, с целью осуществления демократического контроля над обстоятельствами целенаправленного определения бедного населения и целенаправленной борьбы с бедностью. К настоящему времени отмечается усиление дисциплинарных проверок в сферы борьбы с бедностью, проводятся специальные работы по предупреждению служебных нарушений в данной сфере и по централизованному наведению порядка. Кроме того, совершенствуются механизмы расширения доступа к информации, в связи с чем следует отметить учреждение горячей линии "12317" для обращения по вопросам контроля над деятельностью по борьбе с бедностью. Благодаря этому механизмы общественного контроля задействуются в полной мере.

VI. БОРЬБА С БЕДНОСТЬЮ ПРИНЯЛА ФОРМЫ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННЫХ АТАК

Хотя в деле ликвидации бедности в Китае были достигнуты значительные успехи, привлекшие внимание всего мира, и была вписана блестящая страница в историю борьбы человечества с бедностью, однако китайское правительство хорошо осознает при этом, что ситуация с бедностью в Китае все еще остается весьма серьезной: количество бедного населения велико, а степень бедности высока, в связи с чем борьба с бедностью требует больших затрат и связана с большими сложностями. Описанная ситуация составляет главную проблему для ликвидации нищеты в Китае, поэтому страна бросила на борьбу с ней все силы.

В настоящее время Китаю приходится решать очень трудную задачу по ликвидации нищеты среди беднейших из бедных слоев населения. Следует учитывать следующие факторы. Во-первых, количество такого населения весьма велико. К концу 2015 г. в стране насчитывалось 14 мест концентрации особо бедных районов, 832 бедных уезда, 128 тыс. официально зарегистрированных бедных деревень и 55,75 млн чел. бедного населения - это приравнивается к общему количеству населения среднего по размерам государства. Во-вторых, существуют сложности. Население, которое еще не избавилось от нищеты, в основном принадлежит к категории очень бедных и практически не имеет возможностей развиваться самостоятельно, поэтому затраты на ликвидацию такой степени бедности должны быть выше и работать с ней сложнее. В-третьих, на преодоление бедности отводится мало времени, поэтому Китай уже выдвинул намерение начиная с 2016 г. избавлять ежегодно от бедности не менее 10 млн чел. В-четвертых, бедность легко отвоевывает свои позиции. Есть немало случаев, когда население, которому помогли преодолеть бедность, оказывается не в силах удержать это достижение и опять скатывается в нищету из-за несчастных случаев, болезней, необходимости оплачивать учебу, организовывать свадьбу или покупать жилье. Кроме того, есть случаи появления новых бедняков.

Ликвидировать нищету, улучшить условия жизни народа, достичь всеобщего благополучия - это основоположные требования социализма, а также главная миссия КПК. После XVIII съезда партии, ЦК КПК, ядром которого является товарищ Си Цзиньпин, стремится окончательно разрешить проблему бедности и надежно обеспечить населению бедных районов право на существование и право на развитие. Для этого политбюро придерживается новых концепций развития, учитывающих такие параметры, как инновации, координация, дружественность к окружающей среде, открытость и широкая доступность, максимально выявляя при этом политические и институциональные преимущества, исходя из основной тактики целенаправленной ликвидации бедности и целенаправленной поддержки малоимущего населения. Также руководящие органы партии стремятся эффективно увязать следующие процессы и программы - социально-экономическое развитие и поддержку малоимущего населения, освоение мест концентрации особо неблагополучных районов и целенаправленную помощь малоимущим, охрану окружающей среды и борьбу с бедностью, предоставление социальных гарантий и поддержку малоимущих, при этом на решительную борьбу с бедностью и победу в ней поднимаются все силы партии и общества. К концу 2015 года ЦК КПК и Госсовет КНР опубликовали решение об атаке на бедность и победу в ней, выдвинув следующую общую цель в плане ликвидации нищеты на 13-ю пятилетку (2016-2020): к 2020 г. накормить и одеть бедное население деревень, а также гарантировать им обязательное образование, базовые медицинские услуги и безопасность жилья; добиться того, чтобы темпы роста средних доходов сельского населения из бедных районов превышали средние темпы роста по стране, а показатели основных общественных услуг в главных сферах приближались к средним показателям по стране; гарантировать ликвидацию нищеты в селах (согласно ныне действующим критериям), полностью снять статус бедных со всех уездов и решить проблему бедности на уровне целых регионов. Стратегические распоряжения относительно реализации общей цели по борьбе с бедностью содержатся в опубликованной в марте 2016 года "13-й пятилетной Программе народнохозяйственного и социального развития КНР".

Для того, чтобы осуществить вышеуказанную цель, китайское правительство, опираясь на статистические данные по бедному населению конца 2014 г., разработало несколько различных проектов ликвидации нищеты.

1. Со стороны промышленности будет оказана помощь в ликвидации нищеты 30 млн чел. работоспособного населения, имеющего навыки работы на производстве.

2. 10 млн чел. сможет избавиться от нищеты благодаря переквалификации.

3. Около 10 млн чел. будет отселены из районов, где "земли не в силах прокормить свое население", и таким образом смогли преодолеть бедность.

4. Внедрение минимальных социальных гарантий во все сферы занятости создает возможность более тщательной реализации социальных гарантий.

Китайское правительство пообещало, что на базе достижения 2015 г., когда от бедности были избавлены 14,42 млн чел., будет осуществлена задача по избавлению от бедности ежегодно 10 млн чел., начиная с 2016 г.

Рассматривая ликвидацию нищеты как главный пункт своей работы, китайское правительство составило планы борьбы с бедностью по всей стране на период 13-й пятилетки, а также планы ежегодного уменьшения количества бедных, при этом различные департаменты центрального правительства разработали конкретные проекты и предложения в поддержку борьбы с бедностью. Решение ЦК о борьбе с бедностью взялись в полном объеме выполнять все провинции, автономные районы и города центрального подчинения, для чего был составлен план борьбы с бедностью на 13-ю пятилетку для провинциального уровня, а также издана серия документов, связанных с целенаправленной борьбой с бедностью, в частности серия "1+N"-- т.е. один документ, продвигающий борьбу с бедностью по всем направлениям, и несколько сопутствующих ему документов. Поддержка малоимущего населения также была включена отдельными пунктами, рассчитанными на приоритетное выполнение, в специальные планы на 13-ю пятилетку по различным отраслям.

Для того, чтобы одержать победу в борьбе с бедностью, китайское правительство выделяет необходимую финансовую помощь, при этом гарантируется, что в последующие 5 лет размеры ассигнований на поддержку малоимущего населения со стороны правительства будут гарантировать удовлетворение потребностей в сфере борьбы с бедностью соответственно поставленным задачам. Центральные финансовые органы будут продолжать увеличивать размеры трансфертных платежей, а фонды этих органов, специально предназначенные для поддержки малоимущего населения, существенно увеличатся, при этом средства на обычные трансфертные выплаты, на специальные трансфертные выплаты, касающиеся жизни народа, и на инвестиции в рамках центрального бюджета будут распределяться в пользу бедных районов и бедного населения.

Китай всегда выступает активным инициатором в деле борьбы с бедностью в мире, искренне и всеми силами способствует реализации на практике международного права в области прав человека. Китай пообещал полностью ликвидировать нищету среди сельского населения к 2020 г. Это, с одной стороны, является необходимым условием всестороннего построения среднезажиточного общества, а с другой стороны, рассматривается как важный шаг на пути реализации Повестки дня ООН в области устойчивого развития до 2030 г. Кроме того, данное обещание свидетельствует, что Китай не отказывается от своей исторической ответственности в качестве крупного государства. Китай будет исполнять взятые на себя международные обязательства, соответствующие его уровню развития и этапу саморазвития, укреплять сотрудничество в сфере прав человека и ликвидации нищеты с развивающимися странами и международными структурами посредством оказания помощи зарубежным странам, развивая проекты сотрудничества, распространяя технологии и взаимодействуя на уровне "мозговых центров", а также содействовать ликвидации бедности в мире и здоровому развитию международного дела защиты прав человека, разделяя со всеми передовые концепции и опыт.