March 19th, 2019

Русский Крым

Парагвай: взлёт и падение Альфредо Стресснера.



Парагвай: взлёт и падение Альфредо Стресснера

Недавно, 3 февраля, исполнилось 30 лет, как пала одна из самых жестоких и продолжительных по времени своего существования диктатур в Латинской Америке — диктатура генерала Альфредо Стресснера в Парагвае. Это была весьма интересная личность, которой удавалось несколько десятилетий удерживать власть в стране. Но конец правления Стресснера всё равно в итоге оказался бесславным — причём, что примечательно, к падению тирана приложили руку его покровители — американцы.

Альфредо Стресснер родился в 1912 году в городе Энкарнасьон. Отец его был иммигрантом из Баварии — по-настоящему, на немецкий манер, фамилия его звучит как «Штрёснер»; мать — из местной зажиточной семьи с крайне правыми взглядами.
Альфредо выбрал себе военную карьеру; он отлично проявил себя в военном училище и уже в юном возрасте принял участие в Чакской войне 1932-35 годов, которую Парагвай вёл против Боливии из-за спорного пустынного региона Чако, где предполагались большие запасы нефти. Нефть там, правда, так и не нашли, но войну таки выиграл Парагвай, и это очень подняло патриотические чувства парагвайцев.

Здесь надо отметить, что в Парагвае армия традиционно пользуется большим уважением народа — это пошло со времён Парагвайской войны 1865-70 годов, когда парагвайские армия и население героически сражались против полчищ коалиции Аргентины, Бразилии и Уругвая, за которыми стояли Великобритания, Франция и США. До той войны Парагвай являлся промышленно наиболее передовой страной Южной Америки — там сами плавили сталь и строили пароходы. Собственно говоря, западные державы и устроили войну, дабы пресечь быстрое развитие независимого государства — и закабалить его, захватив его рынок. Дело всё в том, что стоявший у истоков парагвайской государственности диктатор Франсиа, прекрасно понимая натуру «западной демократии» и пытаясь предотвратить вмешательство в дела его страны, взял курс на автаркию и полную самодостаточность, запретив внешнюю торговлю и въезд иностранцев в Парагвай. Эта антилиберальная политика изоляции как раз и позволила стране неплохо развиваться — пока не нагрянули интервенты.

И врагам удалось добиться своих целей: Парагвай в результате поражения потерял половину территории, была истреблена едва ли не бóльшая часть мужского населения страны. Она была опустошена и отброшена в развитии, более чем на столетие став самой отсталой и бедной страной Южной Америки, в которой почти отсутствовала промышленность. Главной статьёй экспорта Парагвая был дубильный экстракт из знаменитого дерева квебрахо (правильнее — «кебрачо», по-испански — «ломает топор»: благодаря высокому содержанию дубильных веществ его древесина исключительна тверда), да ещё обожаемый аргентинцами парагвайский чай матэ.
Тем не менее, героизм парагвайских солдат остался в легендах, и образ soldado paraguayo в шляпе, с ружьём и мачете в руках чрезвычайно в народе популярен — он, в частности, распространён на парагвайских монетах. Победа над Боливией в 30-е годы хоть отчасти, но подсластила горечь от того давнего поражения, и военные, отличившиеся в Чакской войне, получили возможность делать быструю военную — а следом за ней и гражданскую — карьеру. В их числе был и генштабист Стресснер, который в конце 40-х годов стал самым молодым генералом в Южной Америке.

Зверства диктатуры при видимости демократии

В 1947 году в Парагвае вспыхнуло народное восстание против очередной диктатуры, переросшее в гражданскую войну. Генерал Стресснер преуспел в том, что в чехарде смен диктаторов поддерживал наиболее перспективных претендентов на президентское кресло, и в награду от очередного победителя он в 1954 году получил пост главнокомандующего вооружёнными силами. А далее Стресснер в том же 1954 году — в начале мая — сам совершил военный переворот и объявил себя президентом. Чтобы легитимизовать свою власть, узурпатор провёл президентские выборы — которые проводились под полным контролем военных и на которые была выставлена одна-единственная кандидатура. Естественно, она и победила.

На протяжении 35-ти лет вся власть в стране находилась в руках Альфредо Стресснера во главе партии «Колорадо». Хотя внешние атрибуты демократии были сохранены: действовала конституция со всеми гарантиями демократических свобод, сам Стресснер семь раз переизбирался на выборах (каждые пять лет — чётко по конституции!). Помимо правящей партии, где состояло большинство взрослого населения Парагвая (без членства в ней нельзя было даже получить хоть какую-то пристойную работу), существовали ещё две партии, которым на выборах регулярно «рисовали» порядка 10 % голосов, — и депутатам от этой бутафорской оппозиции даже позволяли обсуждать действия правительства, аккуратненько критиковать его.

Зато жестоко и безжалостно подавлялась вся реальная оппозиция, а особенно — коммунисты. Тысячи людей были посажены в тюрьмы и концлагеря, многие были казнены самыми изощрёнными способами: людей разрубали на части, сбрасывали с самолёта. Среди разнообразных пыток «популярностью» у палачей пользовались истязание электротоком и погружение жертвы в корыто с нечистотами — до тех пор пока человек не начнёт захлёбываться. Добрая треть населения Парагвая, спасаясь от преследований, эмигрировала в соседние страны. И там, как и в самом Парагвае, орудовала густая сеть сексотов — или, как их называли парагвайцы, «мбареты». Нация постоянно жила в атмосфере страха, боязни сказать «хоть что-то не то».

Крупная волна репрессий накрыла страну в 1975 году, когда были арестованы 2 тысячи оппозиционеров. В числе их оказались генеральный секретарь компартии Мигель Анхель Солер и комсомольский лидер Дерлис Вильягра, объявившие голодовку протеста против бесчеловечных условий содержания в тюрьме и пыток. Солер погиб под пытками — сказывали, что его живьём разрезали пилой. Вильягра и до того неоднократно бывал в тюрьмах и концлагерях — а про лагерь Такумбу он рассказывал, что это «ад на земле», откуда «мало кто возвращается живым». Дата и обстоятельства его убийства неизвестны — останки его нашлись только в 1980 году.


Родственники жертв диктатуры Альфредо Стресснера во время протеста

В 1976 году спецслужбы Парагвая присоединились к операции «Кондор» — суть её состояла в систематических похищениях и убийствах руководителей левого движения в государствах региона, осуществлявшихся местными спецслужбами при активном содействии ЦРУ. 27 августа 1980 года в Буэнос-Айресе «исчез» новый генсек Компартии Парагвая Антонио Майдана. Лишь через какое-то время стало известно, что политик был вывезен в Парагвай и брошен там в подземную камеру без возможности коммуникации с внешним миром. Позднее Майдана содержался в зловещей тюрьме в пустыне Чако. Однако стресснеровский режим категорически отрицал факт нахождения Майданы в стране — в том числе и на официальный запрос 1982 года от Комитета ООН по правам человека. Антонио Майдана — уроженец того же города Энкарнасьон, где родился Стресснер, — 19 лет, или треть жизни провёл в заключении, его 15 раз арестовывали, трижды похищали и неоднократно подвергали пыткам. Его и его товарищей в Парагвае недаром так и прозвали: «квебрахо».

Судьба Майданы тоже остаётся неизвестной. Брат его Анания Майдана дожил до свержения хунты, в 1989-2007 годах он возглавлял партию и умер в 2010-м.
Примечательно, что вскоре после похищения Антонио Майданы — а этот инцидент получил большой международный резонанс, и советская пропаганда его неплохо отработала! — Парагвай посетил помощник госсекретаря США Итон, и он назвал Парагвай образцом «истинно демократического устройства», где якобы «улучшается положение в области прав человека»! Да уж, легко узреть «прогресс демократии» и «неукоснительное соблюдение прав человека» в государстве, если оно проводит отвечающую твоим интересам внутреннюю и внешнюю политику!

Диктатура и экономика

Справедливости ради следует отметить, что у Стресснера имелись кое-какие экономические успехи — а иначе бы, на одном голом насилии, он вряд ли бы 35 лет удержался; да и жёсткое авторитарное правление обычно даёт в странах Третьего мира лучшие экономические результаты, чем «образцовая демократия». Именно при Стресснере началась индустриализация на базе уникальных гидроэнергетических ресурсов Парагвая. На пограничной — могучей и полноводной — реке Парана Парагвай и Бразилия построили крупнейшую на тот момент в мире ГЭС «Итайпу». А ещё при Стресснере в Парагвае начали выращивать сою, и эта культура вскоре сделалась одним из главных экспортных продуктов тамошнего сельского хозяйства. Была проведена аграрная реформа — безземельные крестьяне таки получили участки в малообжитых районах страны (Парагвай при площади в 2/3 Украины по населению уступает ей раз в семь), что чуть ослабило социальную напряжённость.
Особняком стояла программа раздачи солидных участков земли (по 20 га) ветеранам армии (этой программой воспользовались 10 тыс. военнослужащих) — и это дополнительно усиливало поддержку генерала-диктатора в силовых структурах.

Важным инфраструктурным проектом стресснеровских времён стал Мост Дружбы, связавший через Парану парагвайский город Сьюдад-дель-Эсте (до 1989 года, до свержения Стресснера — Пуэрте-Президенте-Стресснер) и бразильский Фос-де-Игуасу. Через эту коммуникацию проходит большая часть внешней торговли Парагвая. Связи соседей укрепились, развилась трансграничная миграция: так, сотня тысяч бразильцев, привлечённых дешевизной земли, перебралась в Парагвай — они стали, как их называют, «бразильвайцами». Хотя больше народу всё-таки бежало от отнюдь не устранённой нищеты и от репрессий в противоположном направлении.
«Дружба» Парагвая и Бразилии имеет и другую сторону: на границе двух этих стран буйно развилась контрабанда самых разнообразных товаров: от ворованных автомобилей и полуподпольно изготовленной электроники до наркотиков и оружия. А ещё при Стресснере в Парагвае процветал «чёрный рынок» иностранной валюты...

Стресснеровский Парагвай — рай для фашистов

Альфредо Стресснер, всячески раздувавший культ своей личности (повсюду висели его плакаты и портреты, множество объектов получили имя Стресснера; на языке гуарани его велено было именовать «мубурувичи» — «великий вождь»!), был человеком не робкого десятка — он, в отличие от других деспотов, не боялся народа, мог общаться с народом непосредственно, а не в кольце телохранителей и при свозе тщательно отфильтрованной массовки. Генерал очень любил выезжать в город в одиночку на автомобиле, чтобы послушать и разузнать, что же люди говорят о нём.

Парагвай при нём поддерживал самые тесные связи с наиболее одиозными режимами того времени — с пиночетовским Чили (Пиночет прибыл в Асунсьон с дружественным визитом уже в 1974 году и получил из рук Стресснера орден), с расистской ЮАР. В 1965-м его войска приняли участие в интервенции коалиции во главе с США в Доминиканскую Республику, чтобы подавить народное восстание.

В стране нашли прибежище и чувствовали себя вольготно многие нацистские преступники, включая печально знаменитого врача-изувера из Освенцима Йозефа Менгеле, получившего местное гражданство. В начале 80-х канадский журналист Майкл Кренфорд попытался было пробраться в немецкую колонию, где обитал Менгеле, но... вскоре было обнаружено его растерзанное тело со следами от прижигания сигаретами. Никакого расследования парагвайская полиция не провела — она заявила, что, мол, Кренфорд был пьяницей и стал жертвой наркоторговцев.

Немецкие нацисты пользовались у Стресснера — этнического немца и человека с профашистскими взглядами — особенной симпатией, и они ответно помогали ему, тренируя, в частности, спецслужбы и личную охрану диктатора. В клубе «Алеман» («Немец») в центре Асунсьона беглые нацисты открыто красовались в гитлеровских мундирах со всеми регалиями и хором исполняли гимн НСДАП «Хорст Вессель».

Долгое время — вплоть до прихода Эво Моралеса в Боливии — Парагвай оставался единственной страной Латинской Америки, где язык коренного населения получил статус второго государственного, наравне с испанским. Но с положением индейцев там не всё было так радужно. Равные права и возможности получили лишь «цивилизованные» индейцы — те, что перешли к «нормальному» частному ведению хозяйства, те, которые приняли христианскую веру, европейский образ жизни и испанские имена-фамилии. А те, что продолжали жить по первобытным нормам их предков и не признавали институт частной собственности на землю (они привычно занимали приглянувшиеся участки, даже не понимая, что у них имеется конкретный частный владелец, — ну, что с «дикарей» возьмёшь?!), при Стресснере подвергались самому настоящему геноциду. Их целыми племенами выселяли с насиженных мест и депортировали в пустынные районы, где они были обречены на вымирание.
Причём рептильная пресса восхваляла «гуманизм» властей — в конце концов, мол, никого ж из индейцев не расстреляли! Геноцид коренных жителей, начатый в XVII - XVIII веках поработителями-иезуитами, продолжился и при Стресснере.

От поддержки до свержения — один шаг

На все безобразия, на все нарушения прав человека, творившиеся в Парагвае, Запад во главе со США закрывал глаза — поскольку Стресснер был убеждённым антикоммунистом и всячески демонстрировал свои симпатии к Вашингтону. Едва он пришёл к власти, Стресснер получил от США заём в 7,5 млн. долларов. При Рональде Рейгане поддержка ещё усилилась, но к концу 1980-х годов отношения между Стресснером и его североамериканскими покровителями немного охладели. По-видимому, окружение диктатора попросту обнаглело — оно организовало каналы поставки наркотиков в Штаты (состояние коррумпированной семейки почти достигло миллиарда долларов!). Так или иначе, США лишили Парагвай торговых преференций и приказали МВФ и Всемирному Банку свернуть программы помощи. Прекращена была и поддержка Парагвая Штатами по военно-технической линии.

К внешним неприятностям у Стресснера добавились и внутренние — раскол внутри его партии, где наиболее рьяным сторонникам генерала противостояли «умеренные», выступавшие за монопольное правление партии «Колорадо», но не одного человека — диктатора. Немалый ропот вызывало и «просочившееся наружу» намерение Стресснера назначить своим преемником собственного сына — офицера.

Ещё в 1986 году в Парагвае вспыхнули беспорядки — самые массовые за всё время правления Стресснера. Он даже стал искать пути получения убежища где-нибудь на Тайване, а семья принялась срочно распродавать недвижимость. Однако сильна была поддержка диктатуры со стороны армии и полиции, и продлившиеся несколько недель демонстрации были в итоге разогнаны — кстати, с применением спецтехники, поставленной из Штатов. Впрочем, главной-то причиной поражения поднявшегося народа была крайняя беззубость легальной оппозиции, неспособность и боязнь её организовать и повести за собою народ. После силового подавления бунтов власть принялась с новой силой «закручивать гайки», закрыв, в частности, последнюю в стране оппозиционную радиостанцию «Няндути» (этим словом из языка гуарани, означающим «паутина», называются традиционные парагвайские кружева). Но мыслящим людям стало уже ясно: диктатуре Стресснера скоро конец — особенно это стало очевидно после того, как Америка перестала поддерживать престарелого тирана, подав этим соответствующий сигнал внутренним силам.

Свергнут Альфредо Стресснер был по отработанной латиноамериканской схеме: в результате военного переворота, который, кстати, возглавил зять диктатора генерал Андрес Родригес, и завладевший властью в итоге мятежа. Стресснер бежал в Бразилию, где и скончался тихо в 2006 году. Он и похоронен там — не на родине.


Альфредо Стресснер в Бразилии в эмиграции.

Зато он избежал наказания за совершённые преступления, а самое главное: в ходе «транзита власти» сохранилась партия «Колорадо» — она и сегодня остаётся у власти, тесно связанная с компрадорами, помещиками и наркомафией. Наследники Стресснера проводят неолиберальные реформы, подавляя протестные выступления. Как это обычно бывает в ходе «демократических революций», сменились лишь внешние формы государственной и общественной организации - но не сущность порядков. А все эти диктаторы, президенты — всего лишь разменные фигуры на шахматной доске глобальной борьбы за экономическое и политическое господство.

Проамериканские правители склонны верить, что полная лояльность их к Дяде Сэму и готовность всячески выслуживаться перед хозяином даёт им абсолютную и вечную гарантию их поддержки Вашингтоном. Однако это вовсе не так, о чём свидетельствует громадный исторический опыт. Рано или поздно наступает момент, когда верноподданническая диктатура начинает тяготить «Вашингтонский обком», поскольку она своей коррумпированностью и откровенными нарушениями норм демократии компрометирует весь «свободный мир», диктатуру поддерживающий.

Вот тогда и возникает потребность в том, чтобы совершить в данной стране «триумф демократии», убрать одиозного правителя (обычно — обеспечив ему и его «семье» гарантии неприкосновенности) и провести показательные демократические реформы. В качестве примера чаще всего приводят экс-президента Египта Хосни Мубарака, свергнутого в ходе «Арабской весны», хотя, на мой взгляд, наиболее ярок пример филиппинского президента-диктатора, ненасытного казнокрада Фердинанда Маркоса, ставшего «жертвой» одной из первых «цветных революций» в 1986 году.

Но это уже, как говорится, совсем другая история...

Дмитрий Королев

Русский Крым

Из доклада Фрунзе на общегарнизонном собрании Ленинграда в честь 7-й годовщины Красной Армии.



Темой моего доклада я беру вопрос о тех задачах, которые лежат перед Рабоче-Крестьянской Красной Армией и Красным Флотом в связи с современной внутренней и международной обстановкой СССР. Вы знаете, что за последнее время в выступлениях ответственных представителей Советской власти и Коммунистической партии слышались нотки, указывающие на возрастание внешней военной опасности для нашего Советского Союза. Вы слышали также и указания на причины, которые порождают увеличение этой опасности. В общем и целом этих основных причин две. Первая — внутреннее укрепление нашего Союза, укрепление нашего хозяйственного положения и на этой почве — подъем нашего международного авторитета как в глазах наших противников — правительств капиталистических стран, так и в глазах сотен миллионов угнетенных и порабощенных западноевропейскими, азиатскими и американскими империалистами. Наряду с этой причиной действует и другая — расширение и укрепление классово-пролетарского движения крупнейших капиталистических стран и параллельно этому расширение и углубление движения колониальных и полуколониальных народов.

Совокупность этих двух причин — наш хозяйственный и политический рост, с одной стороны, и движение колониальных народов, с другой стороны, — создает величайшее беспокойство в среде правящих буржуазных групп. Они чувствуют, что почва под ногами капитализма начинает шататься, и шататься основательно. Они только-только успели успокоиться после первого напора революционной волны, которая возникла в результате окончания империалистической бойни народов. Этот подъем революционной волны не окончился крушением буржуазного мира, не окончился тогда же, в той же схватке, победой трудящихся. Окончательная схватка, момент решающего боя отодвинулся. Наступил период некоторой устойчивости, некоторой стабилизации буржуазного мира. И вот это состояние устойчивости опять начинает подвергаться сильнейшим ударам.

Капиталистический мир не может равнодушно смотреть на факт хозяйственного, культурного и политического роста Советского Союза потому, что этот факт сейчас же самым непосредственным и ближайшим образом отзывается на положении всего международного капитализма. Этот рост пробуждает чувство решимости в миллионах трудящихся других стран к новой борьбе, к новой схватке с капиталом; он ослабляет позиции международного капитала, ибо все труднее и труднее становится держать в узде своих рабов и полурабов ссылками на тяжелое положение Советского Союза.

Капиталистический мир не может равнодушно смотреть на факт хозяйственного, культурного и политического роста Советского Союза потому, что этот факт сейчас же самым непосредственным образом отзывается на положении всего международного капитализма.

Вот основные факты нашей внутренней и международной жизни за последнее время. Эти факты совершенно неизбежно приводят к тому, что сейчас позиции капиталистических стран в отношении Рабоче-Крестьянского Союза становятся все более и более враждебными. Они попросту боятся за свое господство, за свою власть. Они боятся нашего укрепления, они боятся нашего мирного преуспевания, вот почему мы видим двойственность, противоречивость в их политике.

С одной стороны, мы видим практику официальных признаний Советского Союза. В настоящее время, кроме Северо-Американских Соединенных Штатов, все крупнейшие буржуазные страны объявили о формальном признании нас. Это свидетельствует о величайшем укреплении нашего международного положения, это говорит об огромнейших наших дипломатических и политических успехах. Но параллельно с этими признаниями мы видим и такие факты, как попытки организации нового антисоветского блока, бешеную кампанию против международного объединения революционных рабочих — Коминтерна — и бешеную борьбу внутри своих стран против существующих коммунистических партий.

Эти факты, по существу, не противоречат друг другу — они дополняют друг друга, вытекая друг из друга. Признавать нас приходится потому, что мы стали крупным фактором международной политики; без нас, помимо нас невозможно разрешить целый ряд крупнейших проблем в международных отношениях, а с другой стороны, они видят и чувствуют, что мы являемся фактором, представляющим страшную угрозу для самих основ их существования.

Разумеется, если бы сейчас у них была возможность легкой расправы с нами, то никакого нет сомнения в том, что эта расправа имела бы место. К счастью, на это у мирового империализма коротки руки. Он имеет слишком много неразрешенных вопросов, слишком велики и остры противоречия между отдельными странами мирового империализма. Поэтому попытки организации единого антисоветского блока, переход к тактике новой интервенции, к новому открытому вооруженному нападению на Советский Союз являются теперь неосуществимыми. Но, весьма возможно, что наступит такой момент, когда международный капитал решится бросить вопрос о своей тяжбе с мировым трудом на чашу весов открытой вооруженной борьбы.

Такая перспектива нами не может считаться исключенною. Она сейчас же выплывает, как вполне реальная возможность, вытекающая из анализа современного международного положения. Но вряд ли эта возможность может стать фактом ближайшего времени; должен пройти еще целый ряд лет, прежде чем мы станем перед такой опасностью.

Какова же наша позиция, позиция Советского государства, перед лицом этой возможной опасности?

Наша политика — политика сохранения мира. И не потому, чтобы мы были толстовцами, не потому, чтобы мы боялись обнажить оружие в защиту интересов труда, но потому, что самые условия нашей борьбы и работы таковы, что позиция мира объективно для нас наиболее выгодна. Если бы только допустить такую вещь, как невозможность для капиталистического мира браться за оружие против нас, то мы спокойно могли бы разрешение спора между нами и капиталистическим миром предоставить мирному развитию событий; мы спокойно могли бы всю нашу энергию и все наши силы направить на укрепление нашего хозяйственного положения, на развитие сельского хозяйства, па развитие нашей промышленности и на подъем нашей культуры; могли бы направить наши усилия на цели мирного порядка, отказавшись совершенно от трат на нужды обороны. Если бы такая перспектива была возможна, то несомненно победа осталась бы целиком на нашей стороне, ибо один факт наших мирных успехов и нашего хозяйственного подъема делает невозможным существование капиталистического мира насилия и угнетения […]

Перед нами развертывается колоссальная работа. Вы видите, что у нас имеются возможности успешно вести эту работу, и нам только остается слиться в единую дружную семью, теснее сомкнуть свои ряды и всей нашей массой Красной Армии и Красного Флота взяться за дело дальнейшего укрепления военной мощи нашего Союза, за создание такой вооруженной силы, которая обеспечила бы нам победу даже в том случае, если бы на нас двинулись объединенные силы всего мирового империализма. Мы с вами должны исходить из этого наиболее тяжкого для нас случая и своей работой обеспечить победу даже и при нем.

М. В. Фрунзе. 23 февраля 1925 г.



Русский Крым

Триумф силы духа: советские спортсмены на Олимпиаде–52.



Международное олимпийское движение, которым руководит бывший друг В. Путина и кавалер российского ордена Почёта Томас Бах («Бахнаш»), окончательно погрязло в политических склоках. Впрочем, спорт высоких достижений всегда был вплетён в политическую борьбу, так что благозвучные идеалистические принципы барона Пьера де Кубертена, будем говорить правду, существуют лишь на бумаге.

В этой жестокой спортивно-политической войне есть место всему: и подвигу, и самым низменным проявлениям человеческой натуры. В корейском городке Пхёнчхане прошли одни из самых скандальных олимпийских игр в их истории. Совсем нелишне будет вспомнить, с чего начиналась олимпийская история для нашей страны. Дебют СССР, как известно, состоялся на Летней Олимпиаде 1952 года в Хельсинки. Это стало возможным после того, как на 45-й сессии МОК 7 мая 1951 года в Вене Национальный олимпийский комитет СССР был единогласно (sic!) принят в международную олимпийскую семью. Отметим ещё, что союзные СССР страны Восточной Европы – Венгрия, Чехословакия и Польша (плюс титовская Югославия) – приняли участие в лондонской Олимпиаде четырьмя годами раньше нас (в 1948 году), причём Венгрия заняла в общекомандном зачёте четвёртое место.

В наше время про Олимпиаду 1952-го некоторые отечественные «демократы» заявляют, что, мол, «сталинский» Советский Союз её провалил, вчистую проиграв американцам в общекомандном зачёте. В самом деле, по современным понятиям СССР занял в Хельсинки «всего лишь» второе место: наши атлеты завоевали 22 золотые медали против 40 у американцев. Правда, тогда была принята совсем другая система подсчёта: определённое количество очков начислялось за места с первого по шестое, так что по той системе Советский Союз и Соединённые Штаты набрали абсолютно равное количество очков – 494, разделив первое и второе места. СССР опередил всех конкурентов по серебряным (30 против 19 у США) и бронзовым медалям (19 против 17 у Штатов и ФРГ). Ну да ладно, учитывая такой ключевой дополнительный показатель, как число золотых медалей, можно признать, что чуть-чуть, самую малость, мы нашим принципиальным противникам всё-таки уступили.



Однако за сухой статистикой цифр, сведённых в таблицу, скрываются такие невероятные подвиги советских атлетов, что многие медали любого достоинства, завоёванные ими, стоили нескольких золотых. Значительную часть олимпийской сборной СССР составили участники недавно отгремевшей Великой Отечественной войны, люди, прошедшие через тяжелейшие испытания – через такие испытания, которые и «не снились» подавляющему большинству их соперников на Играх.

Советские спортсмены, вообще, чрезвычайно отличились на той войне. Из них было сформировано особое воинское соединение, подчинённое НКВД: Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), отряды которой проводили дерзкие спецоперации в тылу врага. Через неё прошли выдающиеся спортсмены. Например, четырёхкратный абсолютный чемпион СССР по боксу Николай Королёв, сражавшийся в составе партизанского отряда Дмитрия Медведева на Волыни (в этот отряд входил и разведчик Николай Кузнецов). Или лыжница Любовь Кулакова – трёхкратная чемпионка СССР, – в 22 года погибшая в бою (в конце зимы 1942 года) и посмертно удостоенная высокого звания заслуженного мастера спорта СССР.

Можно не сомневаться в том, что в боях погибли и получили несовместимые с дальнейшей спортивной карьерой увечья многие перспективные атлеты, – и это не могло не повлиять на «медальный урожай» советской сборной на Олимпиаде 1952 года. Кстати, женская часть команды выступила тогда в целом лучше мужской – и это говорит о потенциале советского спорта того времени, заложенном ещё в 1930-е годы. Если бы не война, не лишения в тылу, не послевоенная разруха, не отсутствие полноценного детства у тех, кто вступил во взрослую жизнь к началу 50-х годов, – если бы не всё это, результат сборной СССР на первой для неё Олимпиаде, был бы, вероятно, существенно лучше, и наши спортсмены «разорвали» бы американцев, которые толком не воевали, не голодали, не мёрзли. Хотя… с другой стороны, быть может, военные испытания и придали нашим чемпионам такую силу духа, которая позволила им победить? А сила духа у атлетов-фронтовиков была необычайная.

Одним из главных героев Олимпиады–52 стал гимнаст Виктор Чукарин – он завоевал 4 золотые (в т. ч. самую престижную и ценную: в абсолютном первенстве) и 2 серебряные медали. На тот момент ему шёл уже 32-й год – возраст для гимнаста практически пенсионный. Причём из этих прожитых лет три с половиной прошли в немецких концлагерях, включая самый страшный лагерь смерти в Бухенвальде.



Юность Виктора – уроженца Донбасса, донского казака по отцу, грека по матери – прошла в Мариуполе. Он учился в техникуме физкультуры, успел стать (в 19 лет) чемпионом Украины и выполнить норматив мастера спорта СССР, мечтал выступить на первенстве Союза. Но началась война, его призвали в армию. Осенью 1941 года, во время трагических сражений на Левобережной Украине ездовой-артиллерист Чукарин получил контузию и попал в плен. Прошёл через 17 лагерей, не раз пытался бежать. Несмотря на изнуряющий труд в каменоломнях по 12 часов в день и недоедание (Чукарин в плену похудел до сорока килограммов), он даже в концлагере пытался как-то поддерживать форму, делал зарядку, за что товарищи дали ему прозвище Гимнаст. В апреле 1945-го заключённых, в числе которых был Чукарин, немцы загнали на баржу и вывели в Северное море, чтобы затопить. К счастью, тут налетел британский бомбардировщик, который потопил буксир, а через какое-то время измождённых узников подобрало патрульное судно союзников.

Когда Чукарин вернулся домой, его не узнала родная мать. Оказалось, что ещё в 1941-м на него пришла похоронка. Возвращаясь к мирной жизни, Виктор поступил в только что созданный Львовский институт физической культуры, принялся упорно тренироваться. На первом послевоенном чемпионате СССР 1946 года он стал всего лишь 12-м, на следующий год – пятым. И, наконец, в 1948 году пришёл успех – первое место в упражнениях на брусьях. В 1949–51 годах Чукарин выигрывает абсолютное первенство Союза и утверждает себя как лучшего гимнаста в СССР.

На Олимпиаду 1952 года Виктор Чукарин поехал капитаном гимнастической дружины. И в Хельсинки, кстати, его подвиги не закончились: спустя два года он выиграл первенство мира, выступая с повреждённым пальцем, а в 1956-м 35-летний (!) гимнаст завоевал ещё 3 золотые медали на Играх в Мельбурне! Его основной соперник – японец Такаси Оно, который был на 10 лет моложе и которому явно симпатизировали судьи, – вынужден был признать: «У этого человека невозможно выиграть. Неудачи действуют на него как призыв к новым победам». Одним из первых спортсменов Виктор Иванович Чукарин – двукратный абсолютный чемпион Олимпийских игр, чемпион мира и пятикратный абсолютный чемпион СССР – был награждён в 1957 году орденом Ленина. Награду вручил ему Климент Ворошилов.

Завершив блестящую карьеру спортсмена, Чукарин занимался педагогической деятельностью: он тренировал наших гимнастов на Олимпиаде 1972 года, долгие годы преподавал во Львовском институте физкультуры, возглавлял там кафедру гимнастики. Умер он в 1984 году, похоронен на Лычаковском кладбище. Во Львове Виктора Чукарина не забывают: его именем названа улица, памятная доска в честь великого чемпиона украшает фасад здания главного корпуса Львовского инфиза.

Товарищ Чукарина по команде гимнастов Грант Шагинян был хромым – последствие ранения в 1943 году. С таким увечьем, не оставляющим, казалось бы, никаких шансов на победу в большом спорте, армянский атлет выиграл 2 золотые (в командном первенстве и индивидуально на кольцах) и 2 серебряные медали. Особенно поразил он своим выступлением на коне (своей «вертушкой Шагиняна»).

Среди советских олимпийцев не один только Чукарин прошёл через немецкий плен (а нам ещё будут «втирать», что якобы плен ставил на человеке несмываемое клеймо, и его «из-за плохой анкеты» потом никуда не пускали и не выпускали!). Тяжелоатлет Иван Удодов, родом из Ростова, тоже побывал в Бухенвальде, после освобождения юноша весил 29 (прописью: двадцать девять!) килограммов и не мог самостоятельно передвигаться. Штангой недавний ещё дистрофик занялся по совету врачей – для укрепления здоровья. Уже через год он начал завоёвывать медали на соревнованиях, а в Хельсинки «мухач» (штангист наилегчайшего веса) Иван Удодов стал первым советским тяжелоатлетом – чемпионом Олимпийских игр. Имя этого человека почти неизвестно – его затмили великие чемпионы Юрий Власов, Леонид Жаботинский, Василий Алексеев, – но подвиг его воистину беспримерен!



У 31-летнего борца греко-римского стиля из Запорожья – первого в истории представителя Украины, выигравшего олимпиаду, – Якова Пункина, попавшего в плен к немцам в бессознательном состоянии, в результате контузии постоянно дёргались плечо и лицо. Но это не помешало ему положить на лопатки всех своих соперников. Наоборот, нервный тик сбивал соперников с толку и помогал Пункину проводить его коронный приём – бросок с прогибом! «Человек без нервов», – так прозвали Пункина финские газеты. Одна из них писала: «Трудно поверить, что человек, обладающий такой совершенной техникой борьбы, демонстрирующий верх спокойствия и самообладания, мог перенести в своей жизни такие испытания».

Выживание попавшего в плен в первые дни войны Пункина – ещё большее чудо, чем выживание в плену Чукарина. Еврей Яков Пункин сумел представиться осетином-мусульманином. Дважды он совершал попытки побега, в лагере перенёс тиф. Если бы фашисты увидели больного заключённого лежащим, они бы наверняка его расстреляли, – но на лагерных поверках Пункина поддерживали его товарищи.

Последний побег Якова оказался удачным, его подобрали советские танкисты. Невзирая на острое истощение, будущий олимпийский чемпион вернулся в строй, служил разведчиком и брал «языков», встретив День Победы на территории врага.

По свидетельствам очевидцев, когда после финальной схватки на Олимпиаде судья поднял руку чемпиона, зрители увидели на ней лагерный номер бывшего заключённого. Рефери тоже оказался бывшим узником фашистов и он, закатив рукав рубашки, показал свой номер, солидаризуясь с героическим спортсменом.

Ещё один наш тяжелоатлет – Евгений Лопатин – получил в сентябре 1942 года на Сталинградском фронте ранение, из-за которого подвижность кисти одной из рук у него стала ограниченной. Вдобавок, в блокадном Ленинграде умер один из его сыновей. В Хельсинки Евгений Лопатин выиграл серебряную медаль, которую наш прославленный штангист Яков Куценко назвал «триумфом воли».

Серебро завоевал и боксёр – в войну боец ОМСБОНАа – Сергей Щербаков, у которого не сгибалась ступня ноги. Полученное им ранение было столь серьёзным, что стоял даже вопрос об ампутации, но Щербаков упросил хирурга не отрезать ногу, сказав: «Бокс для меня – всё!» На войне боксёр был удостоен медали «За отвагу» за то, что пустил под откос немецкий эшелон и перенёс на себе через линию фронта раненного товарища. Едва выйдя из госпиталя, Сергей Щербаков в 1944 году выиграл чемпионат СССР, после чего побеждал на таких соревнованиях 10 раз подряд!



Завоевавший в Хельсинки золото в академической гребле Юрий Тюкалов больше всего в жизни гордится другой своей наградой: медалью «За оборону Ленинграда». 12-летний мальчик помогал взрослым тушить немецкие «зажигалки». Он пережил голодную блокадную зиму, в то время как его будущий соперник – австралиец, олимпийский чемпион 1948 года Мервин Вуд – хорошо, полноценно питался. После войны Юрий, восстанавливая подточенное войной здоровье, пришёл заниматься спортом на водную станцию. Тренировался упорно. На Олимпиаде 1952 года именно Тюкалов принёс нашей стране первое золото в академическое гребле, сенсационно выиграв гонку лодок-одиночек. Почти всю дистанцию ему пришлось преследовать лидера и лишь на финише он сумел-таки обойти Вуда. К награде 1952 года Тюкалов добавил ещё золото в состязаниях двоек на Олимпиаде 1956 года.

Юрий Сергеевич Тюкалов проявил себя разносторонним человеком: закончив Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной, он успешно работает как скульптор – его творения украшают город на Неве.

Блокадницами также были олимпийские чемпионки 1952 года Галина Зыбина (легкоатлетка, толкание ядра) и Мария Гороховская (гимнастика).

Список наших спортсменов-героев может получиться просто бесконечным. Так, тяжелоатлет, серебряный призёр Олимпиады 1952 года Николай Самсонов служил в разведке, был трижды ранен и награждён орденом Красной Звезды за взятие ценного «языка». А, например, за хоккейную сборную, выигравшую первую для Советского Союза Зимнюю Олимпиаду 1956 года в Кортина-д’Ампеццо, выступали фронтовики Александр Уваров, Евгений Бабич и Николай Сологубов.

Советские спортсмены того поколения не получали за свои победы призовые в десятки тысяч долларов и «крутые» автомашины. Они не нуждались в анаболиках и мельдонии. И побеждали они вовсе не из страха перед репрессиями в случае неудачи на международных соревнованиях – как «объясняют» порою достижения советских атлетов того времени некоторые сегодняшние «правдоискатели». Ну чем можно было ещё запугать человека, прошедшего через мясорубку Сталинграда или Бухенвальд?

Для того поколения чемпионов честь страны действительно не была пустым звуком, а лучшим «допингом» им послужила жизненная закалка. То было поколение Победителей, водрузивших знамя над поверженным Рейхстагом, и ни одна сволочь в мире не посмела бы издеваться над ними, заставляя их выступать под белым флагом!

Русский Крым

Приливы и отливы в движении латиноамериканских левых. Ч.1.

«Розовый прилив», который многими рассматривался как одно из самых перспективных течений в глобальном левом движении последних десятилетий, сегодня идет на спад. Чтобы понять причину его упадка, в настоящей статье рассматриваются подъем и успехи этого течения в сравнении с подъемом классического левого движения{I} в регионе, возникшего по следам Кубинской революции. И если свершения классического левого движения были обусловлены структурным влиянием промышленных рабочих, то «Розовый прилив» опирался на движения рабочих неформального сектора и жителей неформальных поселений.

Он опирался на социальную структуру, которая уже была изменена двадцатью годами деиндустриализации и промышленной фрагментации. Это имело два принципиально важных последствия: во-первых, новоизбранные правительства получили гораздо меньше рычагов влияния на правящие классы, чем их предшественники, а во-вторых, они склонялись к клиентелизму, иерархичной модели правления, что, как оказалось, ограничило их возможности. В конечном итоге «Розовый прилив» был уничтожен теми, чьи интересы должен был представлять, в то время как классическое левое движение потерпело поражение от верхов{II}, которые оно пыталось сместить.

Collapse )
Русский Крым

Приливы и отливы в движении латиноамериканских левых. Ч.2.

2. Возможности различных левых течений.

Главное, что отличает «Розовый прилив» от классических латиноамериканских левых —это не только более радикальная воля последних. Энергичное продавливание реформ с их стороны обусловлено, как мы уже говорили, их способностью идти на радикальные шаги. Особая уверенность в своих способностях в свою очередь коренилась в больших преобразовательных возможностях. Чтобы понять это различие, необходимо задать концептуальные рамки, которые позволят вскрыть механизм политического давления угнетенных групп. Существуют две оси, вокруг которых выстраивается сила групп трудящихся, — мобилизационные ресурсы и структурные рычаги давления.

К мобилизационным ресурсам относятся социальные связи, организации и структуры, которые помогают трудящимся объединиться для коллективных действий. Способность народных масс к мобилизации строится на общих ресурсах, которые поддерживают организационные связи, культуры и инфраструктуру. Это позволяет людям труда преодолеть разобщенность и издержки, которые часто тормозят коллективные действия. Разобщенные рабочие и беднота могут иметь самые разные насущные потребности, что часто служит препятствием для выработки единой политической программы.

Collapse )
Русский Крым

Приливы и отливы в движении латиноамериканских левых. Ч.3.

Сельскохозяйственные преобразования.

Два взаимосвязанных феномена объединяют аграрную модернизацию в Центральной Америке с подъемом воинственности сельских низов. Во-первых, экспансия усилила давление на общины, жившие натуральным хозяйством: они либо лишались наделов, либо вытеснялись на окраины.

Выселение крестьян усилилось с появлением новых товаров, помимо кофе. К ним относятся хлопок, сахар и скот, спрос на которые объясняется послевоенным экономическим бумом в развитом мире. Во-вторых, граница сельскохозяйственного региона сместилась, втянув сотни тысяч людей в качестве рабочей силы. И хотя спрос на трудовые ресурсы на кофейных плантациях оставался выше, чем где-либо еще, он носил сезонный характер и приходился главным образом на сбор урожая с октября по январь. Рост экспорта нетрадиционных сельхозтоваров привлекал трудовые ресурсы на более стабильную, иногда даже круглогодичную работу на более техноемких культурах и их производных. Создание многоотраслевого сельского хозяйства, таким образом, способствовало созданию новых трудовых рынков с более сложными системами обработки, которые требовали постоянной рабочей силы.

Collapse )
Русский Крым

Приливы и отливы в движении латиноамериканских левых. Ч.4.

5. Неолиберальный кризис и ремобилизация низов

Неолиберальная перестройка промышленности и социального обеспечения привела к социальной маргинализации, которая способствовала ремобилизации народных масс против верхов. Однако экономическая деградация и социальная маргинализация не могли напрямую подстегнуть организацию и мобилизацию левых. Действительно, народным массам потребовалось более пятнадцати лет, чтобы восстановить свое реальное влияние. Возвращение революционной мобилизации угнетенных потребовало длительной подготовки новой инфраструктуры для политической мобилизации. Парадоксальным образом сила новых классов основывалась не на структурных рычагах влияния в экономике, а на уничтожении этих рычагов. На угрозу маргинализации массы ответили серией протестных циклов, в ходе которых была создана, расширена и скоординирована новая форма эффективной организации. Эта объединяющая сила оказалась достаточной, чтобы сместить неолиберальные правительства и заменить их на партии «Розового прилива». Но в отсутствие структурного основания народное движение было обречено на истощение организационных ресурсов, а это рождало опасность сворачивания реформ государственной верхушкой.

Циклы протеста и организационный подъем

Collapse )
Русский Крым

Приливы и отливы в движении латиноамериканских левых. Ч.5.

6. Заключение

Как следует левым реагировать на отступление «Розового прилива»? Утверждение, что оно было предопределено изначальным недостатком сил, придает оттенок неизбежности нынешним неудачам левых. Однако радикалам и народным движениям не пристало поддаваться пессимизму и опускать руки. В действительности левые должны ценить достижения «Розового прилива». Итоги действий современных левых показывают, что даже в условиях ограниченного потенциала режимы «Розового прилива» смогли провести социальные и политические реформы, которые помогли народным массам, дали им возможность влиять на ситуацию; что еще важнее, эти реформы продолжают жить. Эта живучесть вопреки всем недостаткам объясняется объединительным потенциалом угнетенных, накопленным в ходе антинеолиберального сопротивления. Клиентелистская консолидация, пусть ослабленная и имеющая изъяны, позволяет эффективно отражать попытки новых правых отменить эти программы. Неофициально занятая беднота, возможно, больше не хочет мобилизовать силы на защиту партий и политиков «Розового прилива», но она не будет сидеть и смотреть, как верхи общества лишают ее той малой социальной защиты, которую удалось отвоевать.

Collapse )
Русский Крым

Школьное образование в сталинском СССР. Ч.1.

Предисловие:

В качестве обзора состояния системы школьного образования СССР 1950 года публикуем фрагмент книги «Начальная школа. Настольная книга учителя».


Предметом законной гордости советского народа являются успехи, достигнутые нашей страной в области народного образования после победы Великой Октябрьской социалистической революции.

Советское государство получило от царизма тяжёлое наследие в виде безграмотности широких трудящихся масс. Число грамотных в России перед Октябрьской революцией составляло 33%, т. е. из трёх человек только один был грамотный. В русских начальных школах обучалось лишь около 50% всех детей школьного возраста, что же касается детей нерусских национальностей, так называемых «окраин» царской России, то они, за малым исключением, школу не посещали. Среднее и тем более высшее образование было доступным почти исключительно детям господствующих классов. Гимназии, реальные училища, университеты и институты являлись привилегированными учебными заведениями. Незначительная прослойка в них детей рабочих и крестьян не меняла этого положения.

«…Правительство берёт деньги с девяти десятых народа на школы и учебные заведения всех видов и на эти деньги учит дворян, заграждая путь мещанам и крестьянам!!» (Ленин).
Collapse )
Русский Крым

Школьное образование в сталинском СССР. Ч.2.

Советская система школьного образования

Общественное воспитание детей в СССР начинается с дошкольного возраста.

Государственные дошкольные учреждения, детские сады и дошкольные детские дома, предназначены для детей от 3 до 7 лет. В этих учреждениях осуществляется коммунистическое воспитание детей.

В доступных формах дети знакомятся с природой и социалистической действительностью и приобретают простейшие навыки поведения в социалистическом общежитии, ячейкой которого является и само дошкольное учреждение.

В детском саду организуется общественная жизнь детей, заполненная играми, прогулками, простейшими видами детского труда, чтением и рассказыванием доступного детям материала. Игры, труд, рассказывание вводят детей в жизнь природы, в жизнь и труд советских людей. Большое место отводится слушанию музыки, пению, ритмическим движениям с музыкальным сопровождением, рисованию, лепке, вырезыванию из бумаги и пр.

В дошкольных учреждениях устанавливается строгий санитарно-гигиенический режим и врачебный надзор, рациональное питание; детям прививаются простейшие гигиенические навыки; для укрепления здоровья широко используются природные факторы; в летний период городские дети вывозятся на дачи.

Collapse )
Русский Крым

Шероховатое дно.



В 5-ю годовщину референдума о вступлении Крыма и Севастополя в состав России, доцент Медовар нащупал шероховатое дно под Керченским мостом.

В отношении Керченского моста написал мне инженер из Керчи, который выразил опасение о том, что пролив станет болотом. Это очень серьезный вопрос, и к этому все и идет, за счет того, что на фарватере уменьшаются глубины за счет наносов. Официально уже на полтора метра уменьшилась глубина.
консультировался с нашими ведущими учеными в области океанологии, и они сказали, что это действительно возможно, потому что дно пролива не зеркальное, а шероховатое, и за счет этих вещей возможно повышение донных накоплений и уменьшение глубины на фарватере.
Если там произойдет заболачивание территории, это приведет к колоссальному нарушению водообмена между морями. Азовское море и так уже терпит серьезный ущерб, гибнет фауна, потому что уменьшилось течение пролива и уменьшился водообмен.
Поэтому, в перспективе Азовское море может настигнуть судьба Аральского моря, от которого ничего не осталось.
Да, можно проводить очистку канала, но его уже чистили, только сбросили отходы близко к каналу, хотя должны были скинуть в глубины Черного моря. Течение это все прогнало, появились водоросли и пошло заиливание.
Нужно срочно демонтировать этот мост и освободить пролив, потому что Азовское море совсем внутреннее, у него единственная связь с миром – это Черное море. (с) доцент Медовар

Несуществующий мост губит экологию Азовского моря! Но постойте, ведь сам Медовар, который сначала утверждал, что мост построить невозможно, позднее утверждал, что если вопреки логике и фактам, мост все же построили, то по причине тектонического движения плит земной коры, он долго не простоит. И получается, что раз мост долго не простоит, то экологии он повредить точно не успеет. А теперь выясняется, что мост простоит достаточно долго, чтобы исчезло Азовское море, а сам мост надо поэтому разобрать. То есть, согласно Медовару, мост уже не упадет сам. Неужели Кремль купил видного эксперта? Зачем он транслирует гнусную кремлевскую пропаганду?


@

Русский Крым

Вячеслав Матузов о Перестройке и развале СССР.



Интервью с бывшим высокопоставленным сотрудиком МИД СССР Вячеславом Матузовым о Перестройке, развале СССР и политике СССР на Ближнем Востоке.

Михаил Горбачев — пешка в плане по развалу СССР

— Какими вопросами вы занимались в международном отделе ЦК КПСС?

Мой рабочий день начинался в 9 утра. Первые 2−3 часа я читал шифротелеграммы в специальной комнате. Мне выносили все, что касалось моей тематики, из ГРУ, Генштаба, МИД и КГБ. В каждом посольстве ведомства имели своих шифровальщиков. Люди работали высокопрофессиональные.
Я с 1974 по 1988 год занимался Ливаном. В эти годы там шла гражданская война, и в ее эпицентре оказались те партии, с которыми КПСС сотрудничала. Например, Ливанская коммунистическая партия, Прогрессивно-социалистическая партия во главе с Камалем Джумблатом, а после 1977 года — во главе с его сыном Валидом Джумблатом. Плюс в зону моей ответственности входили отношения с палестинскими партиями. С Ясиром Арафатом и другими политиками, входящими в Организацию освобождения Палестины (ООП).

КПСС часто обвиняли в поддержке террористов, но это неправда. Мы жестко соблюдали грань между террористами и национально-патриотическими силами, которые боролись против империализма. Если малейшая палестинская организация была замечена в вооруженных акциях против гражданского (мирного) населения, она автоматически выводилась не только за рамки оказания помощи, а вообще за рамки контактов. Таких организаций было много.
Были и те, кто обещали СССР отказаться от террористических методов. В частности, мы приняли извинения и заверения руководства Народного фронта освобождения Палестины в лице Жоржа Хабаша, что они никогда не будут заниматься террористической деятельностью. После чего им были выделены стипендии на обучение в советских учебных заведениях. Помню, как у членов Политбюро брови взлетели наверх, когда среди студентов Университета дружбы народов оказалась Лейла Халед. Тогда было принято решение перевести ее в Киевский медицинский институт. Прошлые теракты, осуществленные Народным фронтом, влияли на климат отношений СССР с этой организацией. Однако их представитель Абу Али Мустафа был членом исполкома ООП, как и Махмуд Аббас от «Фатха». Мы относились к фронту как к составной части ООП, но внимательно следили, чтобы не было рецидивов терроризма.
Отношения с коммунистическими партиями осуществлялись через Комитет солидарности, влиятельнейшую по тем временам организацию. К сожалению, сейчас мы не видим таких общественных организаций, которые бы служили боковыми структурами и дополняли дипломатические ведомства. Роль общественности в современной России сведена к непонятным встречам во Владимире и на Селигере. Это беда.
У нас в международном отделе работа велась на серьезном уровне. Достаточно сказать, что таджикский писатель Мирзо Турсун-заде был руководителем Комитета солидарности. А реальную работу вел Александр Дзасохов. У Дзасохова были ответственные за разные направления: один — за арабское, а другой — за африканское. При нем был и ответственный секретарь по общим вопросам. В разные времена там работали разные люди. Работа на земле осуществлялась через структурированный аппарат, в котором были представлены все ведомства. Это позволяло людям, которые находились на партийной верхушке, осматриваться и определять общее направление.
Ведь если отдать все представителям КГБ, ГРУ или людям с общим образованием, не имеющим к ним отношения, система бы не смогла работать эффективно. Нужна была выверенная политическая линия. Поэтому у нас был сектор по работе с общественными организациями. Один человек в нем отвечал за Комитет солидарности, другой — за Комитет мира и т. д. Все было структурировано.

— А как финансировались компартии?

— На каждую братскую партию был свой бюджет. Деньги по сегодняшним расценкам небольшие — заработок одного олигарха за месяц. Допустим, ливанской компартии выделяли сначала по $ 200 тысяч в год, потом подняли до $ 300 тысяч. У нас в отделе был человек, который контролировал сейф с наличными. Приезжал к нему сотрудник КГБ с портфелем, забирал сумму, которую потом передавали через резидента, распределявшего деньги под расписку.
Когда мы приезжали в страну, нас с объятьями встречал посол. Но повседневно сотрудников международного отдела ЦК опекали ребята из спецслужб.

— Получается, что участие ГРУ было минимальным?

— Участие ГРУ было чисто теоретическим. Военная разведка занималась аналитикой, например, палестинского движения сопротивления. А контакты с Арафатом шли через Комитет солидарности, где сидел полковник из КГБ (Первое главное управление) Лев Баусин. Он отвечал в Комитете солидарности за связи с ООП. У нас со всеми складывались дружеские отношения. Военные решали свои задачи. Были умные, талантливые ребята, сильные аналитики. Куда они потом все подевались? Возраст, наверное. Многие из них были старше меня…
С развалом СССР система ГРУ подверглась разгрому. Главное разведывательное управление превратили в управление Генштаба. Статус, ставки и роль ведомства понизили. Во времена Петра Ивашутина ГРУ было влиятельной структурой, имело право выхода на первое лицо со своей информацией и аналитикой. После ухода Ивашутина в 1987 году все пошло по наклонной.

— В ЦК КПСС действовала эффективная система принятия решений, именуемая некоторыми экспертами как партийная разведка. Когда и почему эта система начала давать сбои?

— На мой взгляд, партийной разведки как таковой не существовало, зато существовала разведка Коминтерна. Сталин прикрыл структуру Коминтерна 15 мая 1943 года. На его основе в 1947 году было образовано Коммунистическое информационное бюро, которое ликвидировали после XX съезда КПСС в 1956 году. После кадры Коминтерна перекочевали в международный отдел ЦК КПСС. К примеру, коминтерновцем был заведующий международным отделом Борис Пономарев. Работал у нас и Григорий Шумейко из Коминтерна. Методы Коминтерна сохранились и использовались на партийной основе.
Вот сегодня говорят, что руководителем партийной разведки якобы был Василий Кузнецов. Это нереально. Вы можете себе представить, чтобы Юрий Андропов кому бы то ни было позволил контролировать спецслужбы?

— Тем не менее Кузнецов был весомой фигурой…

— Да, он был почетным человеком, кандидатом в члены Политбюро. Подменял иногда председателя Верховного Совета, когда тот заболевал или уезжал в командировку. Креслохранитель. Функций у него никаких не было. Никогда Кузнецов не контактировал с братскими компартиями.
То есть не было партийной разведки, во всяком случае, ее не было в 1966 году, когда я, ещё будучи студентом, контактировал с международным отделом ЦК. Однако аппарат ЦК очень тесно сотрудничал с Первым главным управлением (ПГУ) КГБ — это однозначный факт. Полная смычка с ПГУ.
Хотя после хрущевских времен существовал негласный закон, запрещавший КГБ следить за работниками ЦК и добывать любую информацию в аппарате ЦК. Более того, им было поручено оказывать ЦК всяческое содействие. У Леонида Брежнева было ощущение, что КГБ на каком-то этапе может воспользоваться властью, чтобы ликвидировать партийную верхушку.
Сама партийная система не распадалась никогда. Обратите внимание на того же Александра Дзасохова, который являлся ближайшим другом Евгения Примакова. Оставаясь ответственным секретарем, он сначала уехал послом в Дамаск, потом стал секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС, а накануне развала СССР — членом Политбюро. В результате смены руководства, которую проводил Михаил Горбачев, членами Политбюро становились люди, далекие от партийной работы. Примаков и Дзасохов никакого отношения к партии не имели.

Я Примакова знал с 1970 года. Тогда я приехал в Ливан, где он был корреспондентом газеты «Правда». Оказалось, что мой руководитель в международном отделе талантливейший арабист Вадим Румянцев и Примаков вместе учились и были друзьями. Так меня подключили к этой компашке, в которой мы по вечерам пили чай (улыбается). Мне было 33 года. Мы хорошо друг друга знали.
Я считаю, что центральной фигурой, которая осуществляла переход от «перестройки» к перестрелке и нынешней ситуации, был Евгений Максимович. Полагаю, что Борис Ельцин и Горбачев были людьми второстепенного плана. Это была внешняя картина. А реальный механизм, который контролировал весь процесс — до перестройки, перестройку и после перестройки, когда формировались всякие австрийские институты, был завязан на Примакова и других наследников плана Андропова.

— Говоря об австрийских институтах, вы имеете в виду центры, куда поехали учиться Анатолий Чубайс и вся команда будущих младореформаторов?

— Да. Эти же силы создали ленинградский центр, куда они в свое время перебросили генерал-майора Олега Калугина, который в ПГУ руководил отделом США и Канады, а также был начальником внешней контрразведки ПГУ.
Это было связано не столько с Примаковым, сколько с Андроповым. Когда я пришел в 1966 году в аппарат, Андропов еще заведовал отделом ЦК по работе с социалистическими странами. В 1967 году он стал председателем КГБ, не имея статуса члена ЦК и члена Политбюро. Так же, как и Андрей Громыко.
Наш начальник Пономарев был выше по статусу, являлся кандидатом в члены Политбюро, секретарем ЦК и руководил всеми международными связями. Кандидат в члены Политбюро и член Политбюро — тоже разница большая: имеешь право слушать, но не имеешь права голосовать.
С назначением Андропова вскоре изменился и сам статус председателя КГБ, поскольку в постхрущевский период Брежнев был очень аккуратен и не позволял спецслужбам довлеть над партийным аппаратом. Глава КГБ теперь стал членом Политбюро. Повысился и статус Громыко. А статус международного отдела упал. Хотя потом были некие рецидивы, долго продолжалась агония… До последнего дня международный отдел пытался доказать МИД СССР, что он ближе к телу руководителя.

— Была сильная конкуренция?

— Очень сильная. Отношения между Пономаревым и Громыко были напряжены до предела… Кто первым выхватит информацию и первым напишет записку в Политбюро. Полагаю, что будучи членом Политбюро, Громыко располагал информацией из всех ведомств — из КГБ, ГРУ, Генштаба.
На стол члена Политбюро ложилось все, что передавалось через закрытые шифры. Кстати, не у каждого члена Политбюро был доступ для прочтения всей информации, которая предназначалась для 2−3 членов, а иногда и просто для одного.

— Вы работали при Брежневе, Андропове, Черненко и Горбачеве. С Брежневым понятно. А как менялось отношение остальных советских лидеров к руководящей роли партии?

— Динамика шла незаметно. Уже в настоящее время, обладая информацией, которая появляется в интернете и на телевидении, можно составить общую картину. Например, когда Александр Ципко, которого никто не воспринимал в ЦК как серьезного работника, сейчас говорит, что он находился под личной опекой Андропова и готовил для него закрытые документы, которые Андропов не оставлял в архивах КГБ.
КГБ был системой, которая не позволяла отклоняться от генеральной линии. Андропов, сам создавая эту систему, понимал, что если информация попадает в нее, то она автоматически становится достоянием многих сотрудников, которые могут быть недовольны той или иной политической позицией руководства.
Поэтому дальнейшие изменения («перестройка») осуществлялись не на базе КГБ, а с помощью КГБ, но за рамками КГБ. Откуда появился Примаков? Это не система КГБ. Он из боковых отростков, которые создал Андропов, будучи уже председателем КГБ и членом Политбюро. Директор Института США и Канады Георгий Арбатов, директор ИМЭМО Николай Иноземцев, директор Института востоковедения Бободжан Гафуров (О принадлежности Гафурова к системе КГБ Вячеславу Матузову ничего не известно. — EADaily)…
Это были параллельные структуры, которые дублировали КГБ. Внешне они работали в связке с партийным аппаратом. Но в реальности эти институты были настолько сильными, находясь под покровительством Андропова, что влияние на них руководящих отделов ЦК равнялось нулю.
Я тогда и не подозревал об этом. Мне довелось впасть в немилость к Примакову именно по незнанию. Когда Примаков возглавил в 1977 году Институт востоковедения, ему тут же дали статус члена ЦК, то есть неприкасаемость. Кстати, Иноземцев был очень талантливым человеком. Мы вдвоем летали на 40 дней со дня убийства Камаля Джумблата. Общались с ним 7 дней в Бейруте. Произвел сильное впечатление.

— Интеллектуал?

— Очень сильный. С колоссальным жизненным опытом, участник Великой Отечественной войны, был награждён четырьмя боевыми орденами. Сдержанный, ни одного лишнего слова и даже движения бровями. Это была вышколенная публика, что позволяло ей не засветиться.
Ципко говорит правду, когда вспоминает Андропова, который не позволял ему направлять в архив КГБ записки. Последний раз я встретил Ципко в Вашингтоне, когда в 1990 году работал советником посольства. Тогда ЦК уже рухнул, там никого не было. Всю шифропереписку запретили посылать в ЦК еще в конце 1988 года.

— Получается, что Горбачев просто добивал систему?

— Горбачев — это тряпка, пешка, вообще ничто. За распадом СССР стояли наследники Андропова. То есть были созданы условия перехода от той системы, в которой мы жили, к западному образцу.

— Зачем им понадобилось уничтожать страну?

— Расскажу вам в ответ небольшую историю из жизни. В октябре 1974 года, когда я был в Ливане, работал на должности первого секретаря посольства, у меня умерла мать. Я полетел в Новосибирск на похороны. На обратном пути я позвонил Вадиму Румянцеву, которого тогда сделали заместителем заведующего в ЦК. Он позвал к себе. В гостях у него были Примаков с супругой… А тогда Примаков был членом редколлегии газеты «Правда».
Что такое газета «Правда» в те годы? Если появлялась маленькая негативная заметка про чиновника, то его сразу снимали с должности. Вдруг я слышу от Примакова: «Социалистическая система себя изжила. Надо от нее отходить и начинать жить как на Западе».
И тут я вступаю в пререкания с Евгением Македоновичем. В те годы у него было такое отчество… Когда я в 1975 году приехал к Примакову, он сказал мне: «Слава, зови меня теперь Евгений Максимович».

— Он поменял отчество?

— Да, это уникальная вещь в его биографии. Личность Примакова законспирирована до предела и по сей день. Я считаю, что он являлся главной действующей фигурой, которая завершила план Андропова по переустройству Советского Союза. Говоря простым языком, Примаков был смотрящим за процессом — все эти годы.
Возвращаясь к нашему с Примаковым спору. Привожу ему примеры из истории СССР… Гражданская война заканчивается в 1922 году. Страна в разрухе. Через 7 лет начинается индустриализация, и уже к 1939 году, накануне Второй мировой войны, СССР встречает ее, имея промышленность, сельское хозяйство, политическую волю руководства и самое главное — было население. Моя бабушка по матери вспоминала, как они жили до Великой Отечественной войны: полки были заполнены товарами, продукты питания стоили дешево, социально обустроенная жизнь, был расцвет экономики. Это были красочные воспоминания. И об этом сегодня никто не говорит: официально вся информация искажается и уничтожается, а люди, которые это видели своими глазами, постепенно уходят из жизни. В 1941—1945 гг. полстраны эвакуировали в Сибирь. Я это помню, сам тогда жил в Сибири. А в 1945—1955 годах уже происходило развитие ракетной промышленности. Тогда в ходе дискуссии Евгений Македонович посмотрел на меня зверем.
Заместитель заведующего международным отделом Вадим Румянцев толкает меня ногой под столом: «Слава, пойдем покурим». Я выхожу с ним. «Ну-ка прекрати! Ты знаешь, с кем ты сцепился? Замолчи немедленно», — говорит мне Румянцев. То есть уже в 1974 году на уровне замзаведующего международным отделом люди пасовали перед носителями той точки зрения, которую представлял корреспондент «Правды» Примаков… Даже перед Примаковым. А уж что говорить об этаже повыше. Потом стало ясно, что наш начальник Пономарев и Андропов находились в одной команде.
Механизм «перестройки» осуществлялся сторонниками Примакова вне КГБ, частично привлекая оттуда кадры, которые Андропов лично создавал. Ведь Андропов тоже пришел в КГБ и ЦК не с пустого места. И здесь интересно рассмотреть корни самого Андропова.

— Кстати, о корнях. Какие факторы способствовали карьерному взлету Андропова?

— Андропов же был первым секретарем ЦК комсомола Карело-Финской ССР. За ним стоял Отто Куусинен. А с кем был связан Куусинен? С генерал-лейтенантом госбезопасности Евгением Питоврановым. Это «отец» всех андроповых, примаковых и других деятелей «перестройки».

— Какова была роль Питовранова?

— Нитка тянется от Коминтерна и Льва Троцкого. «Красной нитью» в данной истории проходит борьба Иосифа Сталина с троцкизмом в рядах силовых ведомств. На мой взгляд, это все создавалось на базе спецслужб.

— Хотите сказать, что троцкизм взял в 1991 году реванш у сталинизма?

— Реванш абсолютный. Причем с теми же идеями — против сталинизма.

— Что из себя представлял Коминтерн?

— Это интересная тема. К ней питали особый интерес арабские компартии, особенно ливанская, у которой была развитая теоретическая база. У ливанцев оставались на тот период мощные ветераны Коминтерна. На Волынской даче Сталина мы каждый год проводили совещания арабских компартий, обсуждали планы. В 1968 году ливанцы рвались к архивам Коминтерна, юридически они имели такое право. Меня тогда отправили в Институт марксизма-ленинизма, где находился суперсекретный архив. Туда даже не пускали по удостоверению работника ЦК. Однако пропуск был мне заказан. Я сел и полистал архив ливанской компартии, после чего доложил своему начальнику Румянцеву: «Вадим Петрович, если честно, я бы им ни одной бумажки бы не показывал» (смеется).

— Там совсем за гранью?

— Мат-перемат… Очень грубый был у них характер взаимоотношений. Например, на запросе в Коминтерн с просьбой разъяснить такой-то вопрос стоит виза известного руководителя ведомства: «Прощупать этого мудака!». И далее — в аналогичном ключе. Не знаю, где сейчас находится архив Коминтерна.

— Коминтерн был разведывательной организацией?

— Конечно. В 1925—1930 годах создавались компартии арабских стран. Эпицентром коммунистического движения на Ближнем Востоке были компартии Палестины, Сирии, Ирака и Египта. На эту базу Коминтерн посылал своих эмиссаров, которые с кучей денег создавали там партийные структуры, занимались пропагандой. Причем самыми надежными сотрудниками Коминтерна были люди еврейского происхождения, которые не проникались сочувствием к местному населению и четко выполняли указания Центра.
Это к слову о том, почему Британия сделала ставку на создание «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ). Я много изучал материалов на эту тему, читал мемуары британских разведчиков. В результате активности Коминтерна Лондон почувствовал в 1930-е годы угрозу своему влиянию. Причем во всех арабских странах.Люди, приезжавшие на Ближний Восток с принципами борьбы против колониализма, эксплуатации и угнетения народов, получали на местах мощнейшую поддержку. Французы были менее поворотливыми, а вот британцы сделали все необходимые выводы. Поэтому с 1929 по 1932 год они создали движение «Блокада безбожному коммунизму». То есть британская разведка представляла борьбу с коммунизмом как битву с безбожием, рассчитывая перетянуть на свою сторону верующее население. Так на свет появились «Братья-мусульмане». Эта организация до сих пор корнями уходит в период 1930-х годов. Правда, система управления сегодня изменилась, но не намного: МИ-6 просто передала пульт управления ЦРУ.

— Что из себя представлял Михаил Горбачев?

— Горбачев — очень недалекий человек, двуличный. У него не было позиции, за исключением желания уничтожить социализм. Горбачев переоценивает значение своих взглядов, чтобы ему на Западе больше платили. Он выносил на Политбюро и принимал решение в зависимости от того, кто к нему первый подходил.
Приведу пример. В ноябре 1988 году я возвращаюсь из Алжира с Национального совета Палестины, когда драка между Арафатом и просирийскими группировками могла уничтожить ООП. Заместитель заведующего международным отделом ЦК Карен Брутенц мне тогда дал устное указание: «Не вмешивайся, ничего не делай. Пусть они друг друга уничтожат. Нам будет проще выходить на дипломатические отношения с Израилем».
Было видно, что Брутенц излагал личную точку зрения, а не официальную позицию. Я взял на себя ответственность и проигнорировал это указание, поскольку в Алжире ко мне подошел Арафат в зале съездов и заявил: «Скажи своим марксистам, чтобы они прекратили меня уничтожать. Я вчера подписал соглашение о сотрудничестве с палестинцами, которые идут на поводу у Хафеза Асада. А сегодня ночью мне поступили звонки от короля Марокко Хасана II и президента Египта Хосни Мубарака, которые потребовали немедленно ликвидировать соглашение. Скажи им, что это не я ликвидировал, а арабские лидеры, против которых я не могу выступать».

Ответил я Арафату следующее: «Абу Аммар, вы — мудрейший из мудрейших, всегда умели маневрировать. Если источником уничтожения исполкома ООП будете вы, то я гарантирую — Москва поддерживать Вас больше не будет». На что Арафат парировал: «Хорошо, я сделаю все возможное, но ты поговори со своими марксистами». Напомню, что Арафата выкинули из Ливана сирийцы руками пропалестинских организаций. И Арафат был обижен на нас, потому что СССР не защитил его от сирийцев.
После Арафата ко мне подходит его оппонент — лидер просирийского крыла Народного фронта освобождения Палестины Жорж Хабаш. «Арафат — предатель. Вчера мы подписали соглашение, а сегодня он разорвал его», — отметил он. Я сказал Хабашу: «Только что я говорил с Арафатом. Он сказал, что это было не его решение. Вы — мудрый человек, не становитесь причиной уничтожения ООП».

Наши разговоры тогда фиксировали полностью. Очень быстро в международном отделе узнали содержание бесед. Брутенц после моего приезда в Москву неделю не принимал меня — якобы был занят. Уже при встрече он сделал мне замечание: «Я же говорил тебе ничего не делать, а ты проигнорировал мое указание». Я ответил начальнику: «Зато ООП сохранилась, а могла распасться на тысячи террористических организаций».
Когда ответственный работник ЦК, коим я являлся, возвращался в Москву, он готовил информационную записку с изложением ситуации и предложениями. Далее записка шла в Политбюро. Это было чрезвычайно важно. Ведь президент США Джордж Буш несколько раз в день комментировал ситуацию у палестинцев: американцы внимательно следили за событиями. А у нас была тишина, как и сейчас…
После я узнал, что Брутенц за моей спиной внес записку в Политбюро (без моей подписи) — у нас был жесткий порядок, по которому без подписи ответственного за регион работника документ заворачивался общим отделом ЦК (его в свое время возглавлял Константин Черненко) и не рассматривался на заседании Политбюро. Я подготовил бумагу с предложениями и передал ее Горбачеву, который сказал, что резолюция по данному вопросу уже принята, но предложения, изложенные в моей записке, будут реализованы прямым указанием…

Система уже была разрушена. В декабре 1988 года все информационные потоки на ЦК ликвидировали. Никакой информации по спецканалам. ГРУ и МИД прекратили направлять шифротелеграммы. Единственное, что оставалось: КГБ направляла нам обобщающие материалы и аналитику, не ежедневную информацию из посольств, как было раньше. Структура фактически уже отсутствовала. Тогда я ушел на работу в МИД экспертом в управление Ближнего Востока, а мой коллега Виталий Чуркин — экспертом в секретариат к Эдуарду Шеварднадзе.

— Каким вы запомнили Чуркина?

Изумительный специалист. Гениальный человек, открытый. Блестяще знал язык. Его Добрынин привел в международный отдел. Чуркин у него в вашингтонском посольстве 10 лет возглавлял пресс-службу.

— Сильным бы стал министром?

— Не то слово!

Беседовал Саркис Цатурян.

@

Русский Крым

О нападении ЦРУ на посольство КНДР в Мадриде.



О нападении ЦРУ на посольство КНДР в Мадриде

ЦРУ является главным подозреваемым в силовом нападении на посольство Северной Кореи в Мадриде.
Теперь агенство предприняло несколько неудачные попытки откреститься от него. В испанском отчете, в котором источники в правительстве обвиняют ЦРУ, говорится :

По крайней мере двое из 10 нападавших, которые ворвались в посольство и допрашивали сотрудников дипломатического корпуса, были опознаны и имеют связи с разведывательным агентством США.
ЦРУ отрицает какую-либо причастность, но правительственные источники говорят, что их ответ был «неубедительным».

О том, что ЦРУ является главным подозреваемым в нападении, сообщили в среду в основной газете Испании El Pais
Некоторые из нападавших были азиатами и говорили на корейском языке. Вероятно, они были из Национальной разведывательной службы Южной Кореи (NIS), дочерней компании ЦРУ, известной своей крайне ястребиной политикой.
Она часто подтасовывает выборы в Южной Корее в поддержку кандидатов от ястребов-консерваторов.

Нападение на посольство иностранного государства в третьей стране конечно не соответствует нормам международного права и дипломатической порядочности. После отчета El Pais нужно было что-то сделать, чтобы отвлечь внимание от ЦРУ и найти другого виновника.
История была придумана и отправлена ​​в любимое отделение ЦРУ « Вашингтон пост» . Это сделал не ЦРУ, пишет репортер Национальной безопасности Post , это была контролируемая ЦРУ организация работающая над "сменой режима" в КНДР.

Теневая группа, пытающаяся свергнуть Ким Чен Уна, совершила налет на посольство Северной Кореи среди бела дня.

Средь бела дня нападающие в масках проникли в посольство Северной Кореи в Мадриде, связали сотрудников веревкакми, украли компьютеры и мобильные телефоны и скрылись с места происшествия на двух роскошных автомобилях. Группа стоящая за операцией в конце февраля известна как Гражданская оборона Чоллима , секретная Организация диссидентов, приверженная свержению династии Кимов, рассказали The Washington Post люди, знакомые с планированием и выполнением миссии.

Люди, знакомые с инцидентом, говорят, что группа не действовала в координации с какими-либо правительствами. Спецслужбы США вряд ли одобрили бы подобный план, учитывая деликатный выбор времени и наглый характер миссии. Но рейд представляет собой самую амбициозную операцию на сегодняшний день для малоизвестной организации, которая стремится подорвать северокорейский режим и поощрить массовые дезертирства, говорят они.

Агенты ЦРУ во главе с королевой пыток Джиной Хаспель - милашки, которые никогда не нарушат закон и не вызовут какого-либо международного возмущения. Должно быть, это была какая-то независимая группа:

«Эта группа является первым известным движением сопротивления против Северной Кореи, что делает ее деятельность очень интересной», - сказал Санг-Юн Ли, эксперт по Северной Корее в Университете Тафта. Личность нападавших является особенно деликатной темой, учитывая деликатный характер отношений Трампа и Кима.
...
Любой намек на причастность США к нападению на дипломатический комплекс мог бы сорвать переговоры , что ЦРУ, вероятно, должна была помнить"

Срыв переговоров был (и есть) именно тем, чего хотел советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон. Мы знаем, что поскольку об этом сообщалось в Вашингтон Пост еще 20 февраля, за два дня до рейда в посольство и за семь дней до саммита Трампа-Кима в Ханое:

В прошлом месяце в длительной речи в Стэнфордском университете [специальный посланник Трампа Стивен Э.] Бигун изложил свое видение ситуации вокруг Северной Кореи, где КНДР должна демонтировать свои установки по обогащению плутония и урана в обмен на «соответствующие меры» со стороны Соединенных Штатов. Болтон яростно выступает против этого «поэтапного» процесса в пользу поддержания максимального давления посредством экономических санкций, которые, теоретически , форсируют более выгодную сделку, подрывая решимость Северной Кореи.

Задание ЦРУ совершить набег на посольство Северной Кореи, чтобы испортить переговоры - это именно то, что сделал бы Джон Болтон. А Вашингтон Пост предприняла позорную попытку заставить поверить в то, что ЦРУ тут не причем.

«Проникновение в посольство Северной Кореи за несколько дней до ядерного саммита поставит все это под угрозу», - сказала Сью Ми Терри, бывший корейский аналитик в ЦРУ . «Это не то, что сделало бы ЦРУ». Агентство отказалось от комментариев.

Мы, конечно, можем полностью верить утверждению «бывшего» аналитика ЦРУ о том, что ЦРУ никогда бы так не поступило.
Помимо желания Болтона саботировать переговоры, у него не было бы никаких мотивов. За исключением, конечно, некоторых мелочей:

Эксперты говорят, что компьютеры и телефоны, захваченные во время рейда, представляют собой сокровищницу информации, которую иностранные спецслужбы могут теперь найти в этой группе.


Посол КНДР в Испании.

В 2017 году Испания попросила посла Северной Кореи Ким Хёк Чхоль уйти. Сейчас он участвует в переговорах с США. Знать все о нем важно. Он может быть даже подвержен шантажу:

У нападавших также есть видеозапись, которую они сняли во время рейда, которую они могли выпустить в любое время, сказал один человек, который, как и другие, говорил на условиях анонимности, чтобы обсудить деликатную и незаконную операцию.

<...>

Организация «Белые каски», организация МИ-6 по «смене режима» в Сирии, имеет домен веб-сайта «www.syriacivildefense.org».
Доменом веб-сайта Cheollima является www.cheollimacivildefense.org.
Логотипы двух организаций также несколько похожи.





Логотипы "оппозиционных корейских движений".



Логотип "Белых касок".

Существует ли компания, занимающаяся корпоративным дизайном / маркетингом, специализирующаяся на продвижении шпионских сервисов для «смены режима»?

Английская версия манифеста (оппозиционной группы) указывает, что он написан кем-то, кто является носителем английского языка или, по крайней мере, изучал английскую литературу:
Чосон должен и должен быть свободным. Встань! Встаньте, вы, которые отказываются быть рабами! Мы отвергаем цепи нашего исторического безответного горя, объявляем впредь новую эру в нашей истории и готовим путь для Нового Чосон. Поэтому мы провозглашаем рождение нашей революции и наши намерения построить более справедливое и равноправное общество как истинное выражение общих чувств нашего народа.

Отчет о запуске манифеста в British Sun отмечает :

Организация Cheollima Civil Defense (CCD) объявила себя теневым правительством, которое работает над свержением режима.

О CCD известно немного, но некоторые считают, что это связано с шпионским агентством Южной Кореи.

«Бывший» аналитик ЦРУ из « Пост» «предсказывает», что будет больше «рейдов в посольства»:

«В своих сообщениях группа заявила, что сформировала временное правительство для замены режима в Пхеньяне», - сказал Терри, научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне. «Теперь они показали серьезность своих намерений и некоторые возможности для проведения операций. Мы увидим в ближайшие месяцы степень их возможностей ». В то время как ЦРУ предпринимает неудачную попытку скрыть свои следы в Мадриде, Северная Корея продолжает следовать своему плану игры для следующего раунда переговоров. Это готовит публику к провалу США :

Северокорейский лидер Ким Чен Ын вскоре примет решение о том, продолжать ли дипломатические переговоры и сохранить свой мораторий на пуски ракет и ядерные испытания, заявил в пятницу высокопоставленный северокорейский чиновник, добавив, что США упустили прекрасную возможность на недавнем саммите их лидеров.

Она сказала, что Пхеньян сейчас не намерен идти на компромисс или продолжать переговоры, если только США не примут меры, соразмерные принятым КНДР шагам, таким как 15-месячный мораторий на запуски и испытания, и не изменят свой «политический расчет».

Северокорейское заявление обвиняет Болтона и госсекретаря Помпео в провале переговоров, а также подчеркивает особые отношения между Кимом и Трампом.

Возможный запуск космического спутника Северной Кореей будет подготавливаться и далее. Это подтолкнет администрацию Трампа к отправной точке ее усилий по «денуклеаризации» Северной Кореи.
Разница сейчас в том, что Северная Корея улучшила свой имидж в Китае и России. Она продемонстрировала свою готовность вести переговоры и придерживался своих обязательств, взятых в Совместной декларации в Сингапуре, в то время как США явно отказались выполнять свои обязательства. Китай и Россия уже предоставили Северной Корее неофициальное «облегчение санкций». Они вряд ли снова поддержат неудавшийся подход «максимального давления», который администрация Трампа уже однажды представила.

Нелепые оправдания ЦРУ не изменят эти факты.

@

Русский Крым

Симферопольская и Балаклавская ТЭС вышли на полную мощность.



Сегодня официально выведены на полную мощность Таврическая и Балаклавская ТЭС, которые закрывают вопрос энергоснабжения Крыма и даже позволяют отдавать излишки генерации в Краснодарский Край.
Сами станции запущены еще в прошлом году, но теперь они уже полноценно введены в строй. Реализация проекта энергомоста и новых ТЭС фактически ликвидировала существовавшую до 2014 года зависимость Крыма от поставок электроэнергии с Украины.
В 2014 и 2015 годах сторонники хунты любили поминать про то, что Крым не сможет прожить без украинской электроэнергии и будет жить в темноте. Как и многие другие их фантазии насчет Крыма, реальность оказалась несколько иной.














Ислямову привет.

@

Русский Крым

Слет генштабистов.



В Дамаск на встречу с военным командованием сирийских вооруженных сил прилетела сладкая парочка - начальник иранского Генштаба генерал-майор Багери и начальник штаба Иракской армии Аль-Ганми.
Также сообщается, что в Дамаск якобы прибыл и Кассем Сулеймани, но на фото и видео он не появлялся.
Согласно официальным комментариям на тему визита, Иран прорабатывает вопросы ухода оккупационных войск из Сирии в рамках позиции - все не приглашенные Асадом войска должны уйти. На текущий момент официальное приглашение есть только у России и Ирана + Ираку разрешают бомбить боевиков в восточной Сирии, где иракцы помогают иранским прокси чистить "черных". Все остальные находятся на территории Сирии незаконно и должны уйти - над этим Иран и работает. Как в Сирии, так и в Ираке.


На этой фото можно отметить Ту-154 МО РФ.





Как не трудно догадаться, Иран из Сирии никуда уходить не собирается. Более того, он активно работает над тем, чтобы Ирак более плотно вовлекался в сирийские дела (прежде всего в деле борьбы с ИГИЛ на границе, усилении давления на американскую оккупационную зону в Ат-Танфе, операциях против боевиков на приграничных с Ираком территориях Сирии и обеспечения безопасности сухопутного моста Тегеран-Бейрут). Ожидается, что по итогам визита будет активизирована работа по укреплению сирийско-иракской границы, а также совместная борьба Сирии, Ирака и Ирана против терроризма в Восточной Сирии и западном Ираке (где Иран действует руками шиитской милиции). В конечном итоге, Иран продолжает культивировать военно-политическое влияния в Сирии и Ираке, укрепляя свои позиции на всем Ближнем Востоке, где до Арабской весны и близко не было предпосылок для такого взрывного роста иранского влияния. Иран безусловно стал главным бенифициаром провалившегося американского плана переустройства Ближнего Востока, отсюда и системное раздражение по поводу активности Тегерана в Тель-Авиве и Вашингтоне - все пошло не так как планировалось - для Ирана банально расчистили площадку уничтожив независимый Ирак и ослабив Сирию - теперь обе страны в той или иной степени прислушиваются к Тегерану и зависимы от его военно-технической помощи, в том числе и в помощи "шиитскими добровольцами", которых Иран коллекционирует по всему Ближнему и Среднему Востоку в пику финансируемым США, Саудовской Аравией и Израилем суннитскими террористическим группам. На данный момент стратегия Ирана торжествует, но уже сейчас новую сферу иранского влияния испытывают на прочность, пытаясь нивелировать последствия победы Ирана в Сирийской войне.


Фото официального награждения Сулеймани "Орденом Зульфакара".

Кроме того стало известно, что Иран поможет сирийцам построить в Дамаске жилой фонд на 200 000 человек. Вложение в инфраструктуру Сирии это вложения в долгосрочное политическое влияния.
Официальный представитель Ирана по реконструкции Сирии уже заявил,что внешние угрозы не помешают восстановлению страны, а в случае чего, для Израиля припасены десятки тысяч ракет развернутых на территории Сирии. По его словам - Иерусалим и Палестина неизбежно будут освобождены от израильской оккупации.
В этом вопросе у Ирана полное совпадение позиций с Турцией. Обе страны заочно конкурирует за роль неформального защитника палестинцев, после того как саудиты вследствие своих шашней с Израилем этой роли лишились.

@

Русский Крым

Интервью с "дипломатом" ИГИЛ.



Интервью с эмиром ИГИЛ, который фактически осуществлял дипломатическое представительство ИГИЛ в Турции и сейчас сидит в иракской тюрьме в ожидании исполнения смертного приговора.
Есть некоторые интересные подробности относительно функционирования структур ИГИЛ и взаимоотношений ИГИЛ и Турции в период недолгого взлета Халифата.

Интервью с "дипломатом" ИГИЛ

«Моя работа в Ракке касалась международных дел», - вспоминает Абу Мансур аль-Магреби о своем трехлетнем служении ИГИЛ. «Моими обязанностям были отношения Исламского государства с турецкой разведкой. На самом деле, это началось, когда я работал на границах», - объясняет он, возвращаясь к своей первой работе в ИГИЛ, прежде чем стать эмиром ИГИЛ и, по-видимому, их послом в Турции.
Абу Мансур, инженер-электрик из Марокко, приехал в Сирию в 2013 году. Как и многие иностранные боевики, с которыми мы брали интервью, он заявил, что прибыл в надежде освободить мусульман от диктаторских режимов и построить исламский халифат, управляемый исламскими идеалами. Он путешествовал из Касабланки в Стамбул, и через южную границу Турции в Сирию. Его первой остановкой был Идлиб, как раз тогда, когда начались военные действия между Аль-Нусрой и ИГИЛ. Абу Мансур оказался на стороне ИГИЛ после раcrjkf и был назначен ИГИЛ должностным лицом на сирийской стороне турецкой границы. Его работа заключалась в том, чтобы принимать постоянный поток иностранных боевиков, направляющихся в ИГИЛ через Турцию - многих из тех, кто разделял его ту же мечту.

«Моя работа заключалась в том, чтобы направить оперативников для приема иностранных боевиков из Турции», - объясняет Абу Мансур, имея в виду сеть людей, оплачиваемых ИГИЛ, которые содействовали поездкам иностранных боевиков из Стамбула в пограничные города Турции Газиантеп, Антакья, Шанлыурфа и т. д. «Большинство из них были оплачены ИГИЛ, - объясняет Абу Мансур, но отличает их от членов ИГИЛ приехавших из-за их неидеологических мотивов. «Большинство из тех, кто работает на турецкой стороне имеют другую цель - деньги», - сказал он. Хотя, когда его спрашивают о сетях ИГИЛ на территории Турции, он также признается: «Многие в Турции верят и дают свою баяль [клятву верности] Дауле. В Турции живут парни из ИГИЛ, отдельные люди и группы, но внутри Турции нет вооруженных групп». Обращаясь к иностранным боевикам, Абу Мансур объясняет: «[Они прибыли] из разных мест, в основном из Северной Африки. Число европейцев было невелико, всего 4000 человек ».
«Тунис 13 000, 4000 из Марокко. Из Ливии было меньше бойцов, потому что у них там был фронт [в Ливии], сражавшийся менее чем с 1000 бойцов. Я говорю о ситуации до 2015 года», - добавляет он. Неудивительно, что его цифры подтверждают данные, собранные о происхождении и количестве иностранных боевиков, присоединившихся к ИГИЛ, в том числе большом кол-ве боевиков из Туниса.

«Итак, вы были не просто клерком, работавшим в приемном центре ИГИЛ, регистрирующим новобранцев?» - спрашиваю я, подозревая, что он был гораздо важнее, если учесть его знание статистики ИГИЛ.
«[Моя работа] заключалась в том, чтобы охранять границы между Сирией и Турцией и принимать бойцов», - объясняет Абу Мансур, улыбаясь тем, что его признали более могущественным, чем он первоначально передавал. «Я наблюдал за приемом в Тал Абьяде, Алеппо, Идлибе, и на всей протяженности границы», - отвечает он.
Ясно, что он был ответственным, поэтому я спрашиваю его: «Итак, вы были эмиром ИГИЛ?»
«Да», - признается он, казалось бы, счастлив, что его «поймали» и признали тем, кем он был на самом деле. «Сначала я регистрировал людей, потом стал руководителем. Я был эмиром"

Мы обсуждаем женщин, которые пришли в Сирию через Турцию. «Одинокие женщины отправляются прямо в Ракку в центры для одиноких. Замужние женщины идут к своим мужьям », - объясняет он. Он заявляет, что эти жены [пары] остаются в женских пансионах ИГИЛ: «Поскольку они являются семьей, им предлагается жилье, пока их мужья не закончат тренировки». Он ссылается на военную подготовку ИГИЛ, обучение оружию и обязательное в ИГИЛ обучение шариату, в котором новобранцев обучают идеологии ИГИЛ, идеологии, которая оправдывает применение насилия в отношении тех, кого считают еретиками или неверующими, в том числе в отношении других мусульман.

Абу Мансур объясняет формат и характер форм приема, которые заполнялись в зоне приема ИГИЛ. «Это была форма с вопросами о военном опыте, странах, которые вы посетили, и т. Д. Я не очень хорошо помню их, но это было очень подробно», - объясняет он. Далее он продолжает: «Было несколько человек, которые пришли с высшим образованием. У такого человека мы записывали его специальность, его навыки, его знанием языков. Эти вещи были записаны в моих формах». По словам Абу Мансура, трудоустройство произошло после очередного приема в тренировочных лагерях. «В этих местах были очень доверенные люди, которые занимались вербовкой в ​​ячейках ИГИЛ, поэтому, если вы скажете, что вы инженер, они предложат вам такую ​​работу. Это был офис управления человеческими ресурсами, - говорит он, добавляя, - но, конечно, были и другие сценарии, потому что у нас также были люди заявляющие «я хочу быть мучеником».

На просьбу объяснить, что происходит с теми, кто пришел, говоря, что они хотят «мученичества», он отвечает: «Есть определенные центры, заинтересованные в этих вещах".
До 2014 и 2015 годов многие из них были готовы сами принять мученическую смерть ». Абу Мансур объясняет, что тех, кто пришел умереть за Исламский халифат, вначале было больше. «Приблизительно 5000 человек стали мучениками. Я не отправлял их в центр », - заявляет он, имея в виду, где потенциальные самоубийцы были изолированы и поощрялись в их смертельных миссиях. Далее он продолжает: «Я только записываю его и отправляю в тренировочный лагерь. Тогда был центр в Ракке. Существует центральное управление, которое контролирует, кому и где назначено мученически погибнуть. Это была не моя работа.
По словам Абу Мансура, число потенциальных "мучеников" уменьшилось, поскольку Халифат был фактически установлен. «Их число начало снижаться, когда Ракка стабилизировалась. [Затем] большинство приходили просто жить. Было не так много тех, кто хотел стать мучеником». Придерживаясь своей сверхъестественной способности запоминать точные цифры вербовки, он объясняет:« До 2014 года 50 процентов приходили записываться в мученики сами. После 2014 года таких было не более 20 процентов”

«В 2014 и 2015 годах у нас было около 35 000 иностранных бойцов в Сирии", - рассказывает Абу Мансур. «После этого я не знаю, но число уменьшалось с каждым годом», продолжает он. Его число совпадает с данными экспертов, которые оценивают, что по меньшей мере 40 000 иностранных боевиков отправились в Сирию, большинство из которых оказались в ИГИЛ.Относительно тех, кто был приглашен ИГИЛ Эмни для обучения и возвращения в свои родные страны для нападения, о чем сообщил Гарри Сарфо, репатриант ИГИЛ, заключенный в Германии, и контрабандист ИГИЛ, выступавший в ICSVE в феврале, который подробно описал некоторые из этих операций Абу Мансур объясняет: «Мы являемся точкой приема. Мы не спрашивали, вернутся ли они после атаки. Это была работа Ракки.

Хотя он подтверждает, что это случалось. «Были некоторые, которые приглашали других вернуться домой и напасть там, но это была не наша работа; мы были на приеме», - повторяет Абу Мансур. «Эта практика существует, но не все люди, которые вернулись домой являются спящими ячейками. Многие просто уходят с нашей работы. Многим людям не понравилась ситуация, и они ушли », - поясняет он, давая комментарий к заявлениям некоторых о том, что большая часть репатриантов ИГИЛ в Европе может быть частью спящих ячеек. «В Алеппо и в Ракке было центральное управление», - говорит Абу Мансур, - «Я передавал им паспорта. Их копии были отправлены в наш архив".

«Я отправился в Ракку после нападения коалиции на границу», - вспоминает Абу Мансур. «Восточная Сирия обрела стабильность в Ракке и т. д. Это было в 2015 и 2016 годах. Когда мы спрашиваем Абу Мансура, разрешено ли раненым бойцам ИГИЛ пересекать границу и получать медицинскую помощь в Турции, все внезапно принимает другой поворот, поскольку мы понимаем, что Абу Мансур был не только эмиром, но и дипломатом ИГИЛ.

«Были некоторые соглашения и договоренности между турецкой разведкой и ИГИЛ о пограничных коридорах, для людей, которые получили ранения», - продолжает Абу Мансур. «У меня была прямая встреча с MIT (Турецкой национальной разведывательной организацией), много встреч с ними».
Когда мы спрашиваем, кто именно в турецком правительстве встречался с членами ИГИЛ, он сказал: «Были команды. Некоторые представляют турецкую разведку, некоторые представляют турецкую армию. Были команды из 3-5 разных групп. Большинство встреч проходило в Турции на военных постах или в их офисах. Это зависело от вопроса. Иногда мы встречались каждую неделю. Это зависит от того, что происходило. Большинство встреч проходили недалеко от границ, некоторые в Анкаре, некоторые в Газиантепе ».

Когда он упоминает о встрече с представителями турецкого правительства в Анкаре, столице Турции, мы внезапно превращаем его в наших умах в посла ИГИЛ, который действительно так и функционировал. «Я перешел границу, и они позволили мне пройти. [На границе] турки всегда посылали мне машину, и я был защищен. Со мной была команда из двух-трех человек с нашей стороны. Я руководил нашей командой большую часть времени ». Похоже, Абу Мансур встречался с высокопоставленными чиновниками во всех ветвях безопасности правительства и вел переговоры по сделкам. «Вопрос общих выгод - это большая тема», - говорит Абу Мансур, добавляя: «Это новая вещь, когда вы создаете государство и отделяете его от внешнего мира. Переговоры были непростыми. Это заняло много времени. Иногда это было трудно ».

«Я не тот парень, о котором вы говорите», - говорит Абу Мансур, расстраиваясь из-за того, что его представляют своего рода послом. Он заявил, что посол - это не тот термин, который они использовали бы в Исламском государстве. Тем не менее, как он продолжает, мы узнаем, что его «дипломатический» охват от имени ИГИЛ распространялся даже на самого президента Турции. «Я собирался встретиться с ним, но встреча сорвалась. Один из его сотрудников разведки сказал, что Эрдоган хочет увидеться с тобой наедине, но этого не произошло".

Абу Мансур объясняет: «Я получил приказ от представителя меджлиса аль-Шуры от иракца Мухаммеда Ходуда. Представители шуры [ИГИЛ] имеют высший авторитет; они влияют на ход переговоров и выбор делегатов. Что касается Абу Бакра аль Багдади, Абу Мансур признает:« Я видел его недолгое время », что больше, чем большинство членов ИГИЛ могут сказать о неуловимом лидере, который скрылся от почти всех, с кем нам удалось побеседовать.

Мы спрашиваем, были ли это финансовые отношения. «Между нами не было денежных вопросов», - отвечает Абу Мансур и соглашается, что это была координирующая функция - дипломатия, в которой «обе стороны получают выгоду». По словам Абу Мансура, выгода для Турции заключалась в том, что «мы находимся в пограничной зоне и Турция хочет контролировать свои границы - контролировать Северную Сирию. На самом деле у них были амбиции не только по контролю над курдами. Они хотели весь север, от Кессаба (самая северная точка Сирии) до Мосула ».
«Это идеология исламистов Эрдогана, - объясняет Абу Мансур, добавляя: - Они хотели весь север Сирии, потому что у них есть свои реальные амбиции. На самом деле, мы говорили о том, что Эрдоган говорил публично и том, чего он действительно желал. Эта часть Сирии является частью Османского государства. До заключения соглашения после Первой мировой войны Алеппо и Мосул были частью Турецкой Османской империи. Пакт Сайса-Пико [в котором они потеряли эти регионы] был подписан на сто лет. На наших встречах мы говорили о восстановлении Османской империи. Это было их видение Турции».

Абу Мансур ясно дает понять, что то, что ему было сказано в ходе его встреч с турками, было выдвинуто как видение президента Эрдогана, но это не обязательно разделялось всеми: «Я не могу сказать, что это видение всего турецкого правительства. Многие против реализации этого проекта. Они говорят, что мы попытаемся просто победить РПК и курдов. Мы боимся союза между курдами и того, что они могут стать курдским государством, но они также расширились до Алеппо », - добавляет он относительно стремлений Турции в Сирии.
Абу Мансур продолжает: «Поскольку они являются государством НАТО, они не могут использовать НАТО против них, но они хотят уничтожить курдскую умму, поэтому они имеют дело с ситуацией [через ИГИЛ] и получают выгоды от Исламского государства ».
«Это большое преимущество для Даулы, поскольку они могут защитить нашу спину. Примерно 300 км нашей границы с ними. Турция считается для нас дорогой для лекарств, еды - так много вещей входит во имя помощи. Ворота были открыты.

Однако в отношении получения оружия из Турции Абу Мансур снимает с турок любую вину, заявляя: «Никто не может обвинить турецкое правительство в том, что оно дало нам оружие, потому что мы получили оружие из разных источников. На самом деле нам не нужно было получать оружие из Турции», - объясняет он, отмечая, что солдаты Свободной сирийской армии обменивали свое оружие на пачку сигарет. «Оппозиционное правительству население снабдило нас оружием; многие мафиози и группы продавали нам оружие ».

«В Сирии нефти было достаточно, чтобы заплатить за оружие и все необходимое», - продолжает Абу Мансур. «[Наши доходы от нефти] составляли более 14 миллионов долларов в месяц, и даже половина этих нефтяных денег более чем достаточна для оплаты всего, что нужно для наших текущих расходов на оружие». Когда я отмечаю огромную сумму в 7 миллионов долларов в месяц на оружие, Абу Мансур заявляет: «На самом деле это небольшое количество. Иногда расход на одну битву составлял 10 миллионов долларов». Когда Абу Мансур настаивает на получении дополнительных данных об общем бюджете ИГИЛ, он говорит, что находится в плену 1,5 года и больше не помнит общий бюджет ИГИЛ. Тем не менее, похоже, он когда-то знал это хорошо и подробно.

«Мы договорились отправить наших бойцов в больницы [в Турции]. Было облегчение - они не смотрели паспорта приезжающих на лечение. Это всегда были открытые ворота. Если у нас была скорая помощь, мы могли бы перейти без вопросов. Мы могли бы пересечь границу [в Турцию] во многих местах. Они не спрашивают об официальных лицах разрешивших переход. Мы просто должны были дать им знать.
На просьбу объяснить, как именно это происходит, Абу Мансур объясняет: «Когда человек получает травму, в Сирии есть больница, и эта больница отправляет его на машине до границы. С турецкой стороны стояли машины скорой помощи, которые ждали этого человека. Были врачи, которые не любили Башара. Они лечили наших ребят. Турецкая разведка была проинформирована о каждой критической ситуации, и они отправили машины скорой помощи на границу. Рядом с границей были также больницы. Тех, кто получил критическую помощь, лечили там, и они [MIT] отправляли других по всей Турции в зависимости от их потребностей. Были очень заинтересованные врачи, сирийские и турецкие, которые хотели помочь. Так что, если бы не было возможности обслуживать их на границе, их отправили бы дальше в Турцию для этого ».

Мы спрашиваем, кто оплатил медицинские счета. «Даула [ИГИЛ] заплатил за лечение, но некоторые турецкие государственные больницы забрали этих бойцов бесплатно. Это было не только для наших бойцов, но и для жертв взрывов. Я не знаю, сколько из них лечили в Турции, но это было обычным делом », - объясняет Абу Мансур, добавляя, что это не его область, поэтому у него нет данных об этом. «Я просто знаю это соглашение, чтобы открыть ворота для наших раненых и что для них были отправлены машины скорой помощи. Это было межгосударственное соглашение относительно наших раненых. Я договорился об этих соглашениях. Для раненых, медикаментов и других предметов снабжения, и я вел переговоры и о воде в Евфрате ».

Проблема воды была критической для ИГИЛ, фактически, позволяя им иметь воду для сельского хозяйства и производить электричество через плотины. «На самом деле, у нас [Сирии] было соглашение с Турцией о 400 кубических метрах секунду [воды] в Сирию. После революции они начали уменьшать количество воды до 150 кубометров в секунду. После наших переговоров [в 2014 году] оно вернулось к 400. Мы нуждались в нем для электроэнергии и как жизненно важный источник жизни. Даже если воду мы не можем сохранить, она также попадает в Ирак », - объясняет он. «Но важность воды [не может быть преуменьшена]. Она нужна для работы плотин. У нас может быть другой источник [например, бензин], но нам нужна вода для сельского хозяйства. Есть три плотины. Самой большой является плотина Табка. На самом деле, на 150 кубических метров, мы могли бы генерировать электричество"
«Переговоры заняли много времени», - объясняет Абу Мансур. Когда его спросили, что ИГИЛ дало взамен на воду, он ответил: «Мы дали то, чего они хотели - их страна будет в безопасности и стабильности». Я спрашиваю, означает ли он, что ИГИЛ согласилось не атаковать внутри Турции.
«В переговорах я не мог сказать, что мы нападаем на Турцию. Это язык банд, но я бы сказал, что мы попытаемся удержать Турцию от сухоуптных сражений и мы не рассматриваем Турцию как врага. Они поняли, о чем мы говорим. Мы много раз говорили: «Вы не наш враг и не наш друг».

Абу Мансур объясняет, что ИГИЛ имело дело как с Турцией, так и с режимом Асада, чтобы управлять плотиной Табка, а также другими ресурсами, находящимися под их контролем. «В конце, когда Ракка была окружена, коалиционные силы пытались контролировать управление плотиной. Это ложь Там не было никакого контроля. Все ворота были закрыты, а уровень воды поднялся. Ходили слухи, что она взорвется, но технически это не так». Чтобы исправить проблему, ИГИЛ допустил инженеров Асада попытаться открыть ворота вручную. «Об этих инженерах - это компания, которая принадлежит режиму Асада. Когда они попытались починить ворота и открыть их вручную, силы коалиции нанесли по ним удар и они погибли в Ракке".

Что касается продажи нефти ИГИЛ, Абу Мансур признает: «Большая часть сирийской нефти шла в Турцию, и только небольшие суммы прошли через режим Башара». Абу Мансур утверждает, что ему не нужно было вести переговоры об этих продажах напрямую с официальными лицами правительства Турции, так как «это произошло спонтанно».

«Для этого есть много трейдеров, и Турция была единственным рынком, на котором можно было реализовывать нефть. Их торговцы заплатили за нефть, которая шла в Турцию », - поясняет он, давая понять, что хотя сын Эрдогана, как полагают, был обогащен нефтью ИГИЛ, сделки заключались через посредников. «Нефть, которая шла сирийскому правительству - немного шло по трубопроводам, немного на грузовиках. Нефть, отправленная Давлахом [ИГИЛ] в Турцию, была законтрактована торговцами из Турции, которые приехали, чтобы забрать нефть с нашим разрешением. Трейдеры также приходили с сирийской стороны».

На вопрос о переговорах об освобождении турецких дипломатов и рабочих после того, как ИГИЛ захватило Мосул, Абу Мансур объясняет: «Переговоры произошли в Сирии. На самом деле, вход [ИГИЛ] в Мосул не был неожиданным захватом за один день. Это заняло много дней, но я думаю, что турецкое правительство приказало консулу не покидать Мосул. Многие турецкие водители грузовиков также были в Мосуле в то время. Они не были в опасности, но шли переговоры об их освобождении. Исламское государство предъявляло и требования. Это заняло время.
«Мы не просили выкуп у сотрудников консула, мы просили вернуть наших заключенных. MIT знала их имена». В обмен на консула и его сотрудников около 500 заключенных были освобождены из Турции и вернулись в Даулах», - объясняет Абу Мансур.

Что касается солдат, охраняющих могилу Сулейман-шаха, которую турецкие солдаты имели разрешение охранять в Сирии, которая была взята ИГИЛ в 2014 году, Абу Мансур заявляет: «Это не было освобождением их солдат. У них было 45 охранников, которых они меняли каждые 6 месяцев. Турция заявила так, как будто они были освобождены [когда ИГИЛ захватило власть], но на самом деле это была только смена стражи. [Также] в то время мы не хотели иметь проблемы с Турцией. Это было бы препятствием для нашей работы, поэтому мы вернули их ».

По словам Абу Мансура, в 2014 году Турция пыталась сыграть двойную игру с Западом: впустить иностранных боевиков в Сирию, но создать впечатление, будто они принимают меры для предотвращения этого. «Турция хотела, чтобы иностранные боевики могли легко пересекать границы», - объясняет Абу Мансур. «Они просто хотят контролировать, им нужно знать, и как они входят, поэтому они просят меня рассказать, кто вошел и где. На самом деле турецкая сторона сказала: «Вы должны изменить то, как вы это делаете, то, как вы пересекаете границу. Например не идете с группой, чтобы войти в Сирию, потому что подозрительно, когда группа людей вошла. Идите только через конкретные КПП. Давайте без оружия. Не приходите с длинными бородами. Ваш вход с севера на юг должен быть как можно более скрытным».

«Например, ребята из ЕС очень выделялись своими бородами, поэтому они должны проходить ночью и не пересекаться друг с другом, и им не следует приходить группами, как раньше, чтобы скрыть это. У европейцев это зависит от человека. Если он может общаться с сирийцами, он может прийти незамеченным - арабы могут войти нормально Мы не спрашивали Абу Мансура, давали ли европейским арабам поддельные сирийские паспорта для входа, но мы узнали от других членов ИГИЛ, которых мы опрашивали, что поддельные сирийские паспорта были предоставлены боевиками ИГИЛ европейцам и другим, пока они еще в Стамбуле. Скорее всего, это те лица, которые, по словам Абу Мансура, могут нормально въезжать через пограничные ворота, поскольку они могут легко обосновать законность своего въезда в Сирию из Турции по виду и документам. «[В 2014 году] они открыли несколько юридических ворот под прикрытием турецкой разведки, через которые наши люди заходили и выходили», - объясняет Абу Мансур. «Но войти в Сирию было проще, чем вернуться в Турцию. Турция контролировала движение ».

Абу Мансур объясняет, что те, кто не мог легально въехать в Сирию, использовали «особые способы, предоставляемые контрабандистами», которым платил ИГИЛ. Он также отмечает, что, когда контрабандисты работали годами, "конечно, они вербуются и и турецкой службой безопасности". Тем не менее, ИГИЛ никогда не доверяло этим людям, поскольку они были в деле только ради денег. «Контрабандист похож на торговца, парня с такси - вы платите ему, но вы ему не доверяете. Он не обязательно лоялен, у него может быть некоторое сочувствие к сирийской стороне."

«Наши переговоры проходили один раз в Сирии, второй раз в Турции и так далее, [туда и обратно]», - объясняет Абу Мансур, и чаще всего «у границ, у официальных ворот». Однако в 2016 году Абу Мансура попросили представить себя в Анкаре и остаться на несколько недель. «Они попросили нас остаться на некоторое время в Турции, возможно, встретиться с президентом Эрдоганом. В это время в 2016 году, перед военным нападением на Манбидж в период с июня по сентябрь 2016 года (с мая по август 2016 года), Турция пыталась выйти из отношений с Исламским государством. Я уехал, чтобы остаться в Анкаре.
Вдруг в ужасе от мысли, что мы могли бы быть в одном отеле в Анкаре во время одного из моих многочисленных визитов туда, я с ужасом спрашиваю его о том,, где он остановился. «Был частный гостевой отель, разведывательный гостевой дом. Я думаю, что я был в определенном месте их штаб-квартиры, или, может быть, это конспиративный дом. Я остался на одну неделю». Все еще зацикленный на том, что я мог по незнанию пересечь дорогу с эмиссаром ИГИЛ в Турции, я спрашиваю, выходил ли он в город днем ​​или ночью. «Они не отказывали, если я просил выйти. Я был под их защитой. Они также предложили, если я захочу взять здесь одну неделю для отдыха, они могут это устроить». Действительно, мы могли бы пересечься в городе.

«У Турции были противоречия по поводу отношений с нами», - заявляет Абу Мансур. Аналогичным образом, внутри ИГИЛ были группировки, которые не соглашались друг с другом. «После событий в Манбидже произошло много изменений - в Исламском государстве всегда был внутренний конфликт. Турция много раз просила нас об отдельной зоне между Турцией и Сирией для безопасной зоны. Они хотели, чтобы сирийцы жили в 10 км от границы, но под контролем Турции. Турция хотела, чтобы мы отошли на 10 км от границ, чтобы устранить опасность для Турции. Они хотели, чтобы эта зона была под контролем Турции. 60 км в длину и 10 км в ширину».

Мы спрашиваем его, что пошло не так в отношениях с Турцией,- что ИГИЛ начало атаки в аэропорту, в ночном клубе Рейна и на улицах в Анкаре и Стамбуле. «Операции с атаками в Турции не были политическими. Я был в Турции, и они думали, что у меня есть связь с этими группами. Я был в Газиантепе, когда на аэропорт [Стамбул] было совершено нападение », - ответил он. «Когда это происходило, они думали, что это что-то подготовленное с политической стороны Исламского Государства, но это не логично. Мы там и нападаем на них?"

«Оно было направлено из Ракки», - объясняет Абу Мансур. «Наша внутренняя безопасность приказала турецким ячейкам ИГИЛ. И я думаю, что внутри этой группы были парни из MIT . Я подозревал, что атака в аэропорту была не в пользу ИГ, а скорее в интересах отдельных групп ИГ, которые хотели нанести удар по Турции, или же на них повлияли другие спецслужбы, которые не хотят отношений между Давлахом и Турцией. В противном случае это не имеет смысла, потому что большинство наших людей проходили через этот аэропорт. Возможно, заказы на эти нападения в Турции были от тех парней MIT в Дауле, но не c нашей политической стороны. Они не хотели уничтожать Эрдогана, они просто изменили его путь в сирийском вопросе. Они хотели, чтобы он использовал свою армию, чтобы напасть на Сирию и напасть на ИГИЛ, Атака в аэропорту дает ему хороший повод войти в Сирию».
«Это не теория заговора», - настаивает Абу Мансур, говоря, что когда он был заключен в тюрьму YPG, прежде чем его перевели в Ирак, он услышал, «что турецкое правительство, после того как они были в Ракке, вывело 40 человек, которые были частью турецких силовых структур ».

Хотя то, что он слышал, могло быть правдой, это не значит, что эти турецкие разведчики работали с ИГИЛ. Возможно, это были турецкие разведчики, размещенные внутри организации, чтобы следить за ней. Тем не менее, Абу Мансур настаивает на том, что Турция и президент Эрдоган со своими «устремлениями исламистов» работали рука об руку с ИГИЛ и напоминают нам: «Если вы вернетесь к истории Эрдогана, в 83–87 годах он был борцом в Афганистане. Это застряло в нем.

Путешествие Абу Мансура началось в Марокко, когда он был молодым человеком, и где он впервые наблюдал за событиями 11 сентября издалека, и внезапно почувствовал, что если он не с ними, как заявил президент США Буш, он против них - что Мусульманам мира необходимо объединиться и противостоять диктаторам и мировым державам, таким как возглавляемая США коалиция, вторгшаяся в зарубежные страны. «После того, как я услышал, как Джордж Буш сказал, что вы с нами или против нас - когда я услышал это [и увидел его вторжение в Ирак], я искал тех, кто стоит за мусульман».
Абу Мансур начал следить за действиями лидера «Аль-Каиды» в Ираке Абу Мусаба аль-Заркави и изучать в Интернете учения боевиков-джихадистов. «Вторжение в Ирак глубоко затронуло сердце мусульман больше, чем Афганистан», - объясняет он. «Мы начинаем заново создавать себя. Мы знаем, что мы сражаемся с очень умными людьми, и мы должны очень хорошо подготовиться. Те группы, которые выбирали сопротивление [в Марокко], начинали, а затем их брали, что заставляло меня быть очень внимательным и очень терпеливым в выборе времени сопротивления».

Абу Мансур ждал до 2013 года, когда он убедился в том, что время пришло, и в Сирии может быть создано исламское государство, и тогда он уже был полностью привержен тому, чтобы прийти и помочь ему добиться успеха. «Мы искали личность мусульман, чтобы защитить мусульман и чтобы они могли выполнять свои исламские обязанности. Не было желания сражаться, не было тенденции убивать или мстить, просто чтобы освободиться от диктаторов. Я использую это оружие для предотвращения вреда со стороны других, и все, что делается силой, должно быть возвращено силой », - объясняет он. «Все эти правительственные режимы, мы были вынуждены подчиняться, мы не выбрали их».

Находясь в заключении, он успел подумать о том, возможна ли мечта о справедливом и хорошем исламском государстве и была ли у ИГИЛ возможность воплотить его в реальность.
«Сегодня я чувствую себя действительно уставшим», - признается он. «Это не так, как ты видишь. Большинство в ИГИЛ не были образованными людьми. У большинства есть некоторые причины присоединиться, так как они считают, что наше дело удовлятворяет их стремления», - размышляет он, его глаза наполняются грустью. «В то время как мы пришли, чтобы спасти мусульман от авторитарного контроля сирийского режима и построить наш Халифат мечты, но в итоге мы оказались ничем не лучше. В Исламском государстве много людей во власти с диктаторскими замашками. Иногда я чувствую, что нас использовали как сожженную и выброшенную бумагу. Мы пытались убрать Асада и заменили его на худшее, чем Асад».

«Практика, применяемая против сирийского народа, была очень жестокой. Людей, находившихся под властью ИГ фактически лишали образования. Они просто хотели добыть нефть и т. д. Они не думали о бедных людях, чтобы повысить их уровень жизни, о которых нужно заботиться. Аналогичным образом, при Башаре режим партии Баас имеет очень жесткое агентство безопасности, но ИГИЛ построило куда как худшее - систему безопасности Эмни. Кроме того, они разделили людей на бойцов и не бойцов, и бойцы не наказывались так, как наказались другие », - сказал он.
«В Ракке на дорогах в разных местах были тела, фактически, когда вы проходили через площади и городские дороги, вы видели висящие тела. Были пытки, пытки электричеством ... Они не хорошие люди. Они пытаются извлечь выгоду из своих должностей. У каждого из них есть желание властвовать».
«Я не искал власти - ни ради самой власти, ни ради контроля», - утверждает Абу Мансур, и, возможно, он говорит честно. Когда-то он представлял ИГИЛ в качестве посла, представляя недолговечное, но могущественное "государство", а теперь он бессилен, сидит в иракской тюрьме и приговорен к смерти - его мечты рухнули полностью.

@

Русский Крым

Президент Алжира уйдет в отставку после 28 апреля.



Президент Алжира Бутефлика уйдет в отставку после 28 апреля ссылаясь на "нормы конституционной законности". Еще совсем недавно он про это не упоминал.
Вполне понятно, что он правил бы и дальше (в этом году исполняется как раз 20 лет началу его правления, так что уйдет в юбилейный год) пока его бы не вынесли вперед ногами, если бы не массовые протесты с требованием его ухода.
По характеру протестов, происходящее более всего напоминало Египет и Тунис 2011 года. В самый разгар "Арабской весны" Бутефлика смог удержать ситуацию под контролем и продолжить правление, хотя по своему характеру, режим Бутефлики был типичной арабской автократией с опорой на вооруженные силы, противостоящей политическому исламизму. Именно такие правители и являлись основными целями "Арабской весны" - Каддафи, Асад, Бен-Али, Салех, Мубарак. Бутефлика из этой же компании, но "Арабская весна" его счастливо миновала.
Спустя 8 лет, сходные по социальному составу и характеру протестов массы, давят на правящие элиты с требованием обновления власти. В конечном итоге, болевший в последние годы престарелый Бутефлика (ему сейчас идет уже 83-й год) сам спровоцировал эти протесты, когда выдвижение на новый срок сопровождалось информацией о том, что он лечится в той или иной больнице, что вызывало недовольство алжирцев, которым мало того, что уже порядком надоевшего автократа, так еще и постоянно болеющего.

Бутефлика первоначально пытался сохранить свою власть путем частичного удовлетворения требований протестующих и обещаниями "скоро уйти", а затем пытался перенести срок своего ухода на 2020-й год. Но протесты не прекращались + на Бутефлику давило его окружение, которое заинтересовано в сохранении власти по образцу Зимбабве, когда окружение, правящая партия и армия пожертвовали Мугабе, чтобы сохранить свою власть при новом президенте. Предварительный период перед уходом Бутефлике необходим прежде всего правящей элите, что провести реконфигурацию власти, выдвинуть несколько формальных "новых лиц" для масс и обеспечить "мягкий транзит". Если у окружения Бутефлики это получится, то элита пожертвует рядом наиболее одиозных фигур из нынешних "первых лиц" и состоится относительно мягкая передача власти, при этом суть автократического правления не поменяется. Если же протесты продолжатся, а внутри элиты не смогут договориться, станет более вероятным Египетский вариант, который приведет к усилению роли армии и активизации радикального исламизма, с которым при Бутефлике активно боролись на границе с Ливией и в пустыне Сахара.Вероятность того, что Алжир в любом из сценариев станет "западной демократией" счастливо стремится к нулю, что доказали практически все "арабские революции" в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Несмотря на обещания изменений после своего ухода, новое правительство, новый президент и новая конституция. Вряд ли смогут изменить характер алжирской экономики ориентированной на экспорт ресурсов и сохраняющей высокий уровень социального расслоения, а также большую роль армии и спецслужб, имеющих весьма широкие полномочия полученные в рамках борьбы с исламским терроризмом.

@

Русский Крым

Сноуден в юбке.



ФБР объявило в розыск специалиста по контрразведке ВВС США Монику Витт за шпионаж в пользу Ирана.
Сообщается, что Моника Витт уволившись из армии в 2008 году и став частным подрядчиком Пентагона, в 2013 году перебралась в Иран и помогла КСИР разгромить одну из американских разведывательных сетей, поставив под угрозу жизнь американских и иранских агентов на территории Ирана, а также помешала программе установки шпионского ПО на компьютеры в иранских гос.органах. На сторону Ирана она перешла в после участия в конференции, гже осуждались американские морально-нравственные нормы. По долгу службы Моника Витт обладала доступом высокого уровня к секретной информации американских спецслужб по линии министерства обороны.
Ныне. по заявлениям американцев, она работает с группой из 4х иранских хакеров, которые уже нанесли серьезный ущерб американским разведывательным усилиям, используя информацию полученную от Витт, в том числе и о личностях агентов.

По заявлению обвинения, Витт контактировала с иранскими спецслужбами еще в 2012 году и якобы заявила иранцам, что она с радостью применит свои знания для борьбы против зла, подразумевая под злом США. Также она заявляла, что в крайнем случае она может делать тоже самое, что и Сноуден, который будучи частным подрядчиком АНБ нанес катастрофический урон американским спецслужбам просто публикую секретную информацию, к которой имел доступ.
В ФБР заявили, что они общались с Витт перед ее отъездом в Иран, указывая на то, что она является отличной мишенью для вербовки со стороны иранской разведки. Витт эти предупреждения проигнорировала.
Полный масштаб ущерба нанесенного деятельностью Витт мы узнаем судя по всему несколько позже.



@

Русский Крым

Ст. м. Фонвизинская. Последние картинки.

Наконец-то на ст.м. Фонвизинская появились все картинки, ну появились они какое то время назад, но доехал сюда я только сейчас. Интересно, что в качестве финальной картинки стала сборная солянка с персонажами "Недоросля" Фонвизина... в роли которых выступили авторы проекта - архитекторы мастерской Александра Некрасова "Метрогипротранса".

@

Русский Крым

Бренди CR&F Velha Reserva (Carvalho, Ribeira & Ferreira. Португалия).





Порадую вас этим воскресным утром дегустацией еще одного необычного для родных осин напитка. Дело было так - супруга отбыла на отдых в Португалию, в то время как мне в силу обстоятельств пришлось оставаться на работе и, странно это говорить, нужно было там ударно работать. В качестве компенсации, среди прочего, мне была привезена бутылка считающегося неплохим местного бренди, он же агуарденте, он же, в просторечии, коньяк. Интересно!!! Первая ассоциация ведь какая: Португалия - портвейн. Но как раз портвейн лично я не так, чтобы очень перевариваю. А тут бренди. Выдержка обозначена как Velha, то есть "старый". Должно быть как минимум VSOP. Ну что ж, попробуем!

Производитель: Carvalho, Ribeira & Ferreira / Португалия
Срок выдержки: Velha
Виноград: Alicante, Malvasia
Бочка: прямо не указано, в интернете можно найти сведения о комбинации лимузенского, американского и португальского дубов

Бокал: тюльпан, 210 мл.

Запах: очень интенсивный, в начале ноты чернослива и шоколада, которые уступают место винограду, цукатам, кандированным фруктам и коже. Затем следуют цитрусовые. Развитие довольно слабое, виноград загустевает и ярче проявляется кожаная тема. Пустой бокал - табак и кожа.

Вкус: очень легкий, но при этом интенсивный, не спиртуозный, сладость, цукаты, оранжевые цитрусовые, корица, чуть менее выраженный табак, очень легкий намек на белый перец, карамель, ваниль и солодку. Тело среднее, очень питкий бренди.

Послевкусие: среднее, приятно-вяжущее, легкие, едва уловимые оттенки молочного шоколада, корицы и цитрусовых.

Окончательный диагноз - интересный опыт! С возрастом тоже все как надо. Он точно есть, но вот какой? Жду Вашего мнения. Интенсивная осенне-летняя палитра, питкость, очень хорошее соотношение цены и качества. Чем-то похож на Ставрополь от Прасковеи, но на ступеньку качественнее. И точно так же отлично подойдет для употребления в кругу хороших друзей под несложную беседу и прочую активность в гостиной.

По системе Николая: две золотых звезды. Приятно удивила пробка из цельного куска пробкового дерева.

Цена вопроса - 16 евро в супермаркете Continente.

Поставил в список для дегустации CR&F Velha Reserva Extra, а также Alianca 40 Anos и Adega Velha VSOP и XO.

@

Русский Крым

Cognac Camus XO Borderies.



Cognac Camus XO Borderies
40%,0.7l
Возраст: 15-25 лет
Цвет: Насыщенный янтарный.
Аромат: Очень мягкий и утончённый сладковатый цветочно-фруктовый, с нотками жасмина, фиалок и ириса, а также тонами цветочного нектара, фруктов (грейпфрут и курага), лесных орехов и ванили. Во второй волне появляются пряности (корица и гвоздика), старое порто и лёгкий тон дубовой бочки. В финале цветочно-фруктовый, немного пряный. Фоном идут сухофрукты. Очень вкусно!
Вкус: Мягкий и деликатный бархатистый, сладковатый и немного пряный, с нотками фруктов (тропические фрукты), цветочными нотками, а также тонами пряностей, лесных орехов и ванили. Чуть позже появляется ароматная выпечка и фруктовый мармелад с цветочными и ореховыми тонами в финале.
Послевкусие: Довольно продолжительное сладковатое, немного пряное, цветочно-фруктовое.
Впечатления: Очень яркий коньяк с обалденным цветочным ароматом и очень гармоничным вкусом. Временами вдыхая этот аромат возникает впечетление, что держишь в руках дорогие французские духи! Хочется растянуть удовольствие и просто наслаждаться этим ароматом. Правда есть у этого коньяка и один минус,- это его цена. Понравится всем любителям сладких цветочно-фруктовых коньяков.
Оценка:9.5/10

@

Русский Крым

Фанагория Гранд 25лет



Российский коньяк ОС «Фанагория Гранд 25 лет»
0,7l, 40%

Возраст: Купаж спиртов 25-30 лет.

Цвет: Янтарный с золотистым отливом.

Аромат: Насыщенный, без малейшего намёка на спиртуозность, очень чистый виноградный и фруктовый (спелый чернослив, инжир, курага), с нотками вощёных медовых сот, клюквы в сахаре, спелых красных яблок и сухих полевых цветов. После прогрева появляются белый изюм, травы (лес после дождя), специи (чёрный перец горошком, гвоздика), свежие нарезанные шампиньоны, деликатный дуб, немного древесной смолы и цветочного нектара. Аромат очень чистый и звонкий, формирует в сознании достаточно лёгкий фруктово-цветочный профиль. В финале появляются нотки сухого красного вина, чёрного шоколада и медового пирожного. Очень интересно и вкусно!

Вкус: Приятный сладковатый чуть маслянистый с ягодной кислинкой и травяной горчинкой, нотками вяленого чернослива, инжира, изюма, варенья из алычи, фруктовой карамели и ванили. Второй волной накатывают нотки лесных орехов, дубовой бочки, спелого белого винограда и чёрной смородины. Фоном идут цветочные и медовые нотки. Замечательно!

Послевкусие: Продолжительное чуть терпковатое ягодное с большим количеством смородины, ежевики, клюквы, нотками чёрного перца, изюма и цитрусовых.

Впечатления: Интересный и вкусный зрелый коньяк который своей лёгкостью и питкостью однозначно понравится женщинам. Очень харизматичный и узнаваемый профиль. Мне доводилось пробовать выдержанные Новокубанские коньяки, но этот достаточно сильно отличается от них лёгкостью в аромате и множеством ягодных ноток во вкусе. Он ближе к французским коньякам, возможно выдержка в бочках из лимузенского дуба сыграла свою роль. И если бы мне пришлось выбирать между Екатеринодарами 30, 40 лет и этим коньяком, я бы однозначно выбрал этот.
Оценка: 9.4/10

За предоставленный образец большое спасибо моему другу Александру!

@

Русский Крым

Виски Caperdonich 37YO, Lonach Collection, 40.6%

Caperdonich 1969 DT.



Category Single Malt
Distillery Caperdonich
District Speyside
Bottler Duncan Taylor
Bottling serie Lonach Collection
Vintage 1969
Bottled 2007
Age 37
Cask type Oak cask
Strenght 40.6%
.
Цвет Тёмный янтарь.
.
Аромат Открытый, влажный, сухие травы, микстурные нотки, старая мебель из массива, полироль для мебели, смола, растворитель, сладко-сливочные оттенки - ириски, варёная сгущёнка.
.
Тело Жидкое, текучее.
.
Вкус Мягкий, лёгкий, достаточно насыщенный, сухие лекарственные травы, пряный дуб, лёгкая перечная волна, горький шоколад.
.
Послевкусие Мягкое, пряное, освежающее, кисло-сладкое, дуб, мебельный лак, кора, сухие травы, микстурные нотк, апельсины и лимоны.
.
Вывод Неплохой молт, весьма насыщенный и интересный, несколько субтилен.
.
Вслепую предположил -
.
Возраст - 12-17
Крепость - 43-48
Бочка - Херес
Регион, винокурня - ХП, либо что-то из хайленда.
.
Посмотрим что там - Капердоних 37 лет, вау, стоило ли держать виски 37 лет в бочке и получить что-то очень похожее на современные NAS релизы от ХП?
.
Оценка 88/100.

@

Русский Крым

Виски Aultmore 15YO SMWS 73.85, 55.3 %.

Aultmore 2001 SMWS 73.85.



Category Single Malt
Distillery Aultmore
District Speyside
Bottler Scotch Malt Whisky Society
Bottling serie Opening grandma's cake tin
Vintage 2001
Age 15
Cask type Refill Ex-Sherry Butt
Cask # 73.85
Number of Bottles 261
Strength 55.3%
.
Цвет Чёрный чай.
.
Аромат Закрытый, влажный, сырая доска, чернослив, прелая листва, пу эр, мебельный лак, столярная мастерская, грибы, минеральные нотки.
.
Тело Плотное, текучее.
.
Вкус Мягкий, насыщенный, сладкий, терпкая древесина, сухие лекарственные травы, микстурные нотки, чернослив, сладкие кондитерские нотки, песочное печенье, пригоревшее варенье, капучино.
.
Послевкусие Мягкое, согревающее, кофе, карамель, сладкие сливочные нотки, кислый чернослив, подгоревшие сухари, тёмный шоколад, карамель.
.
Вывод Приятный, молодой хересный молт, очень мягкий, но в то же время насыщенный, весьма богатый диапазон производных, хороший баланс.
.
Вслепую предположил -
.
Возраст - 10-15
Крепость - 52-57
Бочка - Херес или хересный финиш.
Регион, винокурня - Основа весьма лёгкая, может Хэйзелбёрн, либо что-то лёгкое из Спейсайда.
.
Посмотрим что там - Aultmore SMWS, что ж, весьма неплохой релиз - мягкий, насыщенный хересный монстрик с микстурно-травяной доминантой.
.
Оценка 88/100.

@

Русский Крым

Виски Arran Machrie Moor Peated Cask Strength - Fourth Edition (70cl, 58.1%).



Сегодня Arran Machrie Moor Peated Cask Strength - Fourth Edition. Мой первый окуренный Арран.
Цвет: соломенный
Аромат: лёгкий дымок (листья жгут) и торф, смешивающиеся с морским бризом, немного цитрусовых (лайм, лимон), яблочный сидр. Простой, но приятный.
Вкус: дымок, зелёное яблоко и немного недозрелые бананы, перец, чёрный хлеб с кислинкой, соль. Яркий, и в то же время не очень сложный.
Послевкусие: перец, торф, дымок, солёная карамель.
Выводы: довольно простой, но вкусный молодой молт, мне не хватило сложности, но торф и бочковая крепость всё же делают своё дело.
Оценка: 84.

@

Русский Крым

Виски Longrow 13YO, Society Bottling, 56.7%.

Longrow 2001 13YO.



Category Single Malt
Distillery Longrow
District Campbeltown
Bottler OB
Bottling serie Society Bottling
Vintage 2001
Bottled 2015
Age 13
Cask type 7 y bourbon 6 y chardonnay
Number of Bottles 366
Strength 56.7%
.
Цвет Тёмный янтарь.
.
Аромат Сдержанный, лёгкие дымно-торфяные оттенки, зерно, мебельный лак, пряная древесина, фруктовый трубочный табак, изюм.
.
Тело Плотное, маслянистое.
.
Вкус Плотный, насыщенный, дуб, торф, много сладкого изюма, зола, уголь, горечь коры, леденцовые оттенки.
.
Послевкусие Пряное, согревающее, сильные изюмные ноты, торф и уголь мягко обрамляют их, немного терпкого дуба, травяная горчинка.
.
Вывод Мощный и насыщенный молт, ядрёный замес изюма и торфа, молодой, но очень плотный и яркий, из недостатков - избыток горечи во вкусе и зажатый аромат, который со временем всё же приоткрывается.
.
Вслепую предположил -
.
Возраст - 8-13
Крепость - 53-58
Бочка - Херес, возможно винный финиш.
.
Регион, винокурня - Подозреваю Лонгроу, вряд ли Айла.
.
Посмотрим что там - Так и есть, Лонгроу, но бочки-то - бурбон и финиш в Шардоне, бурбон я подозревал, явные острые, солёно-зерновые, ржаные нотки были, а вот от Шардоне такого изюма не ожидал, скорее РХ представлялся, если бы не избыток горечи могло очень классно выйти.
.
Оценка 87/100.

@