January 30th, 2020

Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.1.

Сказочно красивы горы неподалеку от Бахчисарая. Пленяют они взор человеческий своими головокружительными обрывами, роскошными лесами.

В давние времена на плоской вершине горы Мангуп стоял город — столица княжества Феодоро. Однажды князь феодоритов, чувствуя, что закат его жизни уже не за горами, велел позвать своего наследника — сына Александра.

И встретил князь сына такими словами:

— Взор мой угасает, тупеет слух мой, ослабевают руки. Так выслушай же мою последнюю просьбу: куда бы ни бросило тебя течение жизни, в какую бы беду ты ни попал, — помни о своем народе. Его воля пусть будет твоей волей, его судьба пусть будет твоей судьбой. Обещаешь ли ты выполнить мою последнюю просьбу, Александр?

— Обещаю, — промолвил Александр, — и пусть эти мои слова будут клятвой...

В книге изложено подробное исследование судьбы средневекового крымского княжества Феодоро. Приводятся малоизвестные факты из истории Византийской империи, России и Крыма, свидетельствующие о важной роли княжества в европейской политике и религиозной жизни. Несомненный интерес представляет сопоставление крымских легенд с реальными событиями из истории средневекового Крыма.

Предисловие авторов.

В каменной летописи Крыма нашли отображение почти все культуры древности и Средневековья. Даже трудно представить, что на столь маленьком клочке земли соседствуют древние святилища неизвестных нам народов, которые «древнее самой истории», романские замки генуэзцев в Феодосии и Судаке, белокаменные стены греческого Херсонеса, готские твердыни Мангупа и Сюйрени, мусульманские минареты и остатки пышных городов «Тысячи и одной ночи».

Сменяя друг друга, через историю полуострова проходят кельты, тавры, киммерийцы, сарматы, скифы, греки, римляне, готы, аланы, хазары, славяне, половцы, татары, итальянцы, турки. В древности на север и на восток от Крыма простирались степи Дикого поля, тогда как на западе и на юге, отделенные от него водами Черного моря, находились главные очаги эллинистической и христианской (а в более широком ракурсе — средиземноморской) культуры. Все эти культуры смешивались и давали самые неожиданные сплавы и поросли. Молодые народы — носители этих культур — жили буйно и бурно, творчески и напряженно, их жизнь была полна эстетики и красоты, наряду с кровавыми убийствами, хаосом, радостями и предчувствием смерти.

Иностранные путешественники и русские аристократы, посещавшие Крым в первые десятилетия после присоединения его к России в конце XVIII века, были поражены красотами Южного берега, столь сильно контрастировавшими с унылой крымской степью, горами, поросшими сосняками и дубами, и стройными кипарисами на морском побережье. Но почти все они больше интересовались природой полуострова, чем его историей, традициями и культурой.

С конца XIX века Крым начинает развиваться как престижный морской курорт, доступный уже не только сановным аристократам, таким как граф Воронцов, но и простым чиновникам Российской империи. Полуостров покрылся «непристойными императорскими виллами в стиле железнодорожных буфетов и публичных домов и отелями в стиле императорских домов», постепенно превращаясь в «музей дурного вкуса, претендующий на соперничество с международными европейскими вертепами на Ривьере»1. С этого времени «глянцевый» романтизм совершено вытесняет настоящую историю полуострова, достигнув своего высшего предела уже в наши дни, со столь затертой экскурсоводами фразой поэта о Крыме как «об ордене на груди планеты».

С обывательскими представлениями об истории и культуре Таврики безуспешно боролся замечательный русский поэт Максимилиан Волошин, проведший последние годы своей жизни в Коктебеле. «Все русские стихи и картины, написанные за XIX век... славят красоты южного берега, и восклицательных знаков в стихах так же много, как в картинах тощих ялтинских кипарисов. Среди этих гостей бывали, несомненно, и очень талантливые, но совершенно не связанные ни с землею, ни с прошлым Крымом, а потому слепые и глухие к той трагической земле, по которой они ступали», — с горечью писал он2.

Мало что изменилось и в наши дни. Представления образованного человека о Крыме так и остались на уровне путеводителей XIX века или их ухудшенных советских копий. Те же слова о затерянном рае, то же трафаретное описание красот Южнобережья, те же непристойные гостиницы «в стиле публичных домов», те же тощие кипарисы и морские пейзажи на картинах современных подражателей Айвазовского.

Но, разумеется, есть немало людей, которым небезразличны прошлое и традиции полуострова. Для них и предназначается данная книга.

Она посвящена лишь одному небольшому эпизоду крымской истории — периоду с начала XIII по конец XV века, когда на древней земле Таврики как яркая вспышка промелькнуло государство Феодоро.

Несмотря на то что от Феодоро нас отделяет всего пять с небольшим столетий — небольшой срок, по меркам современной науки, — о нем известно намного меньше, чем, например, о существовавшем два тысячелетия назад в Крыму Боспорском царстве. Главная причина этого в отсутствии письменных источников.

Конечно, хорошо было бы найти летопись монастыря Святого Феодора или акты Готской митрополии. Но если мы вспомним, что христианские города и монастыри Таврики неоднократно горели, что их грабили и сжигали, то надежда эта покажется эфемерной. То же самое касается, очевидно, и документов, с которыми во время посещения христианских монастырей Турции ознакомился в XIX веке крымовед Г.К. Караулов и в которых заключалось «много чрезвычайно интересных сказаний о Крыме и прежних его обитателях византийских греках»3. Турецкий геноцид начала XX века обрушился на древние православные монастыри Малой Азии, и здесь уж было не до спасения рукописей.

Вот и приходится современным исследователям при изучении истории государства Феодоро опираться на тенденциозное и краткое освещение фактов в итальянских и татарских документах, да на немногочисленные эпиграфические* находки.

Большая советская энциклопедия посвящает государству Феодоро две скупые строчки: «ФЕОДОРО, княжество на юго-западе Крыма в 12—15 вв. Столица — Мангуп. Разгромлено Турцией в 1475». Немного больше вы узнаете из популярной литературы и даже из, казалось бы, необъятных пространств Интернета. Между тем в течение двух с половиной столетий Феодоро играло значимую роль не только в Причерноморье, но и во всей Восточной Европе, оказав большое влияние на судьбу Московской Руси. Как отмечал историк О. Домбровский, «обладание Крымским полуостровом всегда означало преобладание на Черном море. Упустить из виду этот факт значило бы недооценить и те великие торговые пути, что тут проходили, и те политические и культурные связи, которые развивались в Азово-Черноморском бассейне»4.

Но наше исследование выходит за пределы простого исторического повествования. В нем мы попытались дать историософское осмысление истории государства Феодоро в широком контексте средиземноморской культуры и в свете эклезиологии православной церкви.

Нам предстоит совершить увлекательное путешествие в прошлое, в сложный мир образов и символов, которыми мыслил человек Средневековья, в отличие от человека современного, веривший, что существует священное, которое не только возвышается над миром, но и проявляется в нем, делает его реальным.

Примечания

*. Эпиграфика — вспомогательная историческая дисциплина, изучающая надписи (преимущественно древние и средневековые) на твердых материалах (камне, металле, глине и т. д.). 

Список цитируемой и упоминаемой литературы

1. Волошин М. Культура, искусство, памятники Крыма // Коктебельские берега: Стихи, рисунки, акварели, статьи. — Симферополь: Таврия, 1990. — С. 216.

2. Там же. — С. 217.

3. Караулов Г.Э. Феодора — владетельница древней Сугдайи. — Симферополь, 1851. — С. 4.

4. Домбровский О., Махнева О. Столица феодоритов. — Симферополь, 1973. — С. 93.


Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.2.

Глава I. Легенда о золотой колыбели.

На лес опускались сумерки. Оранжево-красное солнце уже скрылось за деревьями. Между изогнутыми стволами буков и грабов таился полумрак. Добраться до Биюк-Узенбаш надо было до наступления темноты.

По старой дороге, местами едва различимой под слоями опавших и давно сгнивших листьев, на лошадях ехали два человека: пожилой татарин и еще нестарый русский, похожий на отставного чиновника.

Татарин усмехался, глядя на то, как беспокойно озирается по сторонам его спутник. Сам-то он не в первый раз шел по этой тропе и был уверен, что найдет дорогу и в полной темноте с закрытыми глазами.

«Странные гости, однако, зачастили в наше село», — думал татарин. Только год назад по приказу хозяина провожал он в гроты Каплу-Кая каких-то заезжих греков. Они приехали со старинными картами и что-то долго искали в горах. Но так ничего не нашли и уехали ни с чем. Высокомерные греки сразу не понравились ему. От отца он слышал, что эти урумы, ныне живущие где-то далеко на севере, были презренными муратами на крымской земле, гнувшими спину на правоверных. Теперь же они вели себя как хозяева. Этот русский был непохож на них. Он уважал обычаи, хорошо говорил по-татарски и расплачивался звонкой монетой.

Так размышлял проводник, а маленький чиновник думал о том, какой прием будет оказан ему в Петербурге, удастся ли ему пробить глухую стену недоверия столичных чиновников и получить деньги на продолжение своей работы.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.3.

Глава II. Крымская Готия.

Таврика в период Великого переселения народов.

Около 155 года под влиянием ухудшающихся климатических условий германское племя готов двинулось из района «острова Скандзы» (остров Готланд) на юг. Легендарной целью переселения готов было достижение исторической прародины, Великого Свитьода, обычно трактуемого как Великая Швеция, откуда заселялся Малый Свитьод, то есть современная Швеция. К началу III века готы подчинили себе многочисленные и разноэтнические племена Восточной Европы и основали государство в низовьях Дона и Днепра.

Готский историк Иордан в своем труде «Гетика» описал продвижение готских племен из низовьев Вислы. Разгромив местные племена, готы при короле Фелимере достигли «Скифии, соседствующей с Понтийским морем». По свидетельству Иордана, готы первоначально поселились в «Скифской земле, около Мэотийского болота», их второе расселение было «в Мизии, Фракии и Дакии; третье на Понтийском море, снова в Скифии», при этом там они стали «более человечными и просвещенными»1.

В 271 году племена готского союза захватывают римскую провинцию Дакию и начинают целый ряд грабительских походов против центральных областей Римской империи. Они предали огню и мечу многие города Паннонии, Балканского полуострова и Греции.

В связи с необходимостью организации обороны провинции Мезия римские гарнизоны были выведены из Таврики, и полуостров оказался брошенным на произвол судьбы.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.4.

Глава II. Крымская Готия.

Христианство в Тавриде.

Одним из самых почитаемых таврических святых в Средние века считался святой Симеон. Может, поэтому прибывший в конце XIV — начале XV века в Москву князь крымской Готии Стефан Васильевич Гаврас принял позднее монашество под именем Симон, а его сын Григорий Гаврас основал в Москве Симонов монастырь.

С именем святого Симеона связывалась в Крыму первая христианская проповедь. Согласно легенде, еще во время земной жизни Христа в Херсонес прибыл некий праведник, который рассказал, что Господь ниспослал на землю Новый закон и что все чтущие Его должны направиться в Иерусалим. Один ученый иудей по имени Симеон отправился в Палестину и вернулся затем обратно в Тавриду, приняв христианскую веру. Изгнанный из города местной иудейской общиной, он вынужден был искать убежище в пещерах Инкермана, где совершил множество чудес.

Когда местный правитель послал в Инкерман отряд воинов с целью схватить святого, то они, увидев, как Симеон парит во время молитвы над землей, не посмели его тронуть. Тогда враги подкрались к святому во время сна, обезглавили его и бросили тело в море. Позднее почитатели святого Симеона выловили его тело из воды и перенесли в инкерманскую обитель1.

Мощи святого Симеона видел в 1634 году посетивший Инкерман русский священник Иаков, о чем он и рассказал в небольшом сочинении под названием «Повесть о мощах неведомого святого»2.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.5.

Глава II. Крымская Готия.

Страна Дори.

В 395 году Римская империя была окончательно разделена на две части: Западную Римскую империю со столицей в Риме и Восточную Римскую империю со столицей в Константинополе. Рим ждала незавидная участь. «Вечный город» все больше погружался в пучину анархии и варваризации. Сообщения римских и византийских историков этого периода рисуют мрачную картину всеобщей деградации, интеллектуального упадка и безволия политической элиты.

«Большие дворцы опустели, и всё в них было мертво, римляне двигались как привидения по городу, который был слишком велик для их замирающей жизни». Рим представлял собой «картину торжественного умирания города, в величественных пространствах которого уже не катится волна народного движения, и повсюду воцаряется могильная тишина»1.

В 410 году Рим был взят готскими войсками Алариха, в 455 году опустошен вандалами. «Мир гибнет, и мы пребываем в наших грехах; императорский город и главу Римской империи пожрал огонь», — восклицал современник этих событий блаженный Иероним. Наконец, в 476 году германец Одоакр*, захвативший власть в Риме в результате очередного переворота, отказался сделаться императором и отослал знаки императорского достоинства (корону и пурпурную мантию) в Константинополь. По его приказу римский сенат принял решение, что Западной Римской империи больше не нужен свой император — для всей империи вполне достаточного одного императора в Константинополе.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.6.

Глава III. В орбите византийского содружества.

На византийско-хазарском пограничье.

После смерти Юстиниана Великого внутриполитическая ситуация в Византийской империи резко осложнилась. Его преемники не располагали талантами, упорством в достижении целей и волей создателя грандиозной империи. Появление аваров на дунайской границе, неудачные войны с лангобардами на западе и персами на востоке, конфликты с Римом и утрата влияния православной церкви над общинами Сирии и Египта — всё это способствовало ослаблению власти императоров в отдаленных провинциях государства.

В конце VI века в Северном Причерноморье появилась новая сила — речь идет о Тюркском каганате. В 576 году тюрки захватили Боспор, а в 581 году они уже разбили свой лагерь у стен Херсонеса. Правда, первый натиск воинственных племен был отбит. В Херсонес был назначен византийский чиновник с титулом дукса, который осуществлял верховную гражданскую и военную власть в византийских владениях на полуострове. При императоре Маврикии в 589 (590) году дукс Херсона Евпатерий восстановил «кесарское здание» на Боспоре, что заставляет предположить, что Боспор в это время вернулся под власть империи1.

В середине следующего столетия в низовьях Волги и Дона в результате распада Тюркского каганата образовалось мощное хазарское государство, включившее в сферу своего влияния степи Восточного Крыма. Главными противниками Византии и Хазарского каганата были арабы, поэтому отношения между двумя державами были скорее мирными, чем враждебными.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.7.

Глава III. В орбите византийского содружества.

Русь и византийские Климаты.

О ситуации, сложившейся в Таврике в 30—40-х годах X столетия, мы знаем из нескольких исторических источников. Первый из них, известный как Кембриджский документ, представляет собой написанное на иврите письмо о событиях, связанных с походом на хазарские владения в Восточной Таврике воинственных руссов. Подлинность этого документа долгое время ставилась под сомнением, однако сейчас доказано, что содержащая его рукопись была написана в X веке1. Второй документ, также анонимный, состоит из нескольких черновых набросков, автором которых является некий представитель византийской администрации в Таврике. Его русский перевод вышел в 1920 году под названием «Записка греческого топарха»2.

Судя по всему, оба источника говорят об одних и тех же событиях: очередном витке противостояния между Византией и Хазарским каганатом, в которых значительную роль играют руссы.

Около 932 года в Хазарии начались массовые репрессии против христиан. Попытки имперского правительства вмешаться в ситуацию потерпели крах. Более того, хазары вновь вторглись на территорию Таврики, предавая христианские поселения огню и мечу. Византийский чиновник, писавший о событиях 932—933 годов3, сообщает о жестокости варваров, сравнивая их с дикими зверями.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.8.

Глава IV. Основание государства Феодоро.

На пути к независимости.

В третьей четверти XII века для Византийской империи наступили тяжелые времена. Несмотря на все усилия императоров из династии Комнинов по укреплению государственной власти, ее величие было скорее показным. Константинополь по-прежнему оставался культурной столицей и богатейшим городом христианского мира, но деньги утекали преимущественно в кошельки итальянских купцов. Императорская армия оставалась грозной силой, но состояла в основном из наемников, которые обходились дорого и были малонадежны. Государство будоражили внутренние религиозные смуты, а попытки обрести церковное единство с Западом потерпели крах, потому что «Восток не хотел подчиниться Западу, а Запад был согласен только на подчинение Востока»1.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.9.

Глава IV. Основание государства Феодоро.

Династия Гаврасов-Таронитов. Потомки святого Феодора Стратилата.

Откуда же происходили загадочные правители Феодоро?

Михалон Литвин, польско-литовский дипломат и публицист XVI века, писал, что средневековый Крым находился во власти (imperium) «трапезундских греков»1. Также было известно, что правители княжества являлись выходцами из какого-то византийского аристократического рода, находившегося в родстве с императорами, и что от них происходили российские дворянские роды Ховриных и Головиных. В «Родословной книге князей и дворян Российских и выезжих» есть упоминание об основателе этих родов — Стефане Васильевиче Ховре, князе Крымской Готии, который на рубеже XIV—XV веков прибыл в Москву с сыном Григорием. Здесь он был принят с честью князем Дмитрием Донским (или его сыном князем Василием Дмитриевичем) и получил подворье в Кремле, отмеченное на старинных картах города. Позднее он принял монашество под именем Симон, а сын его, Григорий Ховра, от которого пошли семьи Ховриных (Ховреиных) и Головиных, согласно преданию, основал в окрестностях Москвы Симонов монастырь2.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.10.

Глава IV. Основание государства Феодоро.

Основание государства.

После захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году на территории Византии появилось несколько самостоятельных государственных образований. Вожди крестового похода учредили Латинскую империю в Константинополе, родственник последнего императора Феодор Ласкарис обосновался в Никее, в западных провинциях члены семьи Ангелов создали независимое Эпирское государство. Внуки грозного императора Андроника Комнина Алексей и Давид после свержения их деда оказались при дворе царицы Тамары в Грузии. Когда туда пришло известие о захвате Константинополя крестоносцами, они во главе грузинской армии отправились через Лазику к Трапезунду, и старому дуке Никифору Палеологу, который правил городом почти сорок лет, ничего не оставалось, как открыть ворота1.

В Трапезунде Алексей принял титул Πιστος βασιλευς και Αυτοκρατωρ — πασης Ανατολης, Ιβιρων και Περατειας, ο μεγας Κομνηνος. Этот титул указывает на то, что Алексей претендовал на власть над Анатолией, Грузией (Иверией) и Заморьем (Ператеиа). Последний топоним в императорском титуле указывает на северопричерноморские владения Византии.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.11-1.

Глава IV. Основание государства Феодоро.

Первые князья.

В январе 1223 года в Таврику ворвались монголы под предводительством Джебе и Субедея, которые преследовали половцев. Арабский писатель Ибн-ал-Насир писал: «Придя к Судаку, татары овладели им, а жители разбрелись, некоторые из них со своими семействами и своим имуществом взобрались на горы, а некоторые отправились в море».

Из исторических источников, относящихся к этому периоду (послания византийского иерарха Феодора, епископа Алании в Константинополь»; путевые записки французского посла в Орду Гильома де Рубрука, монаха-доминиканца Юлиана и итальянца Плано Карпини), можно составить представление о ситуации в Таврике после включения ее в сферу влияния монгольской империи.

Монголы обложили местных архонтов данью, но сохранили им автономию. Политический статус византийских (в данном случае речь идет о принадлежности к культурно-историческому «византийскому содружеству», а не о прямой зависимости этих территорий от империи) анклавов в Северном Причерноморье, к которым можно отнести Херсон, Сугдею, Боспор, Феодоро, Кырк-Ор и Таматарху (Матрегу), был сходным со статусом древнерусских княжеств в период монголо-татарского ига. Зависимость крымских городов от татар выражалась в уплате им дани и, вероятно, в выдаче ханских ярлыков местным правителям. Так, Гильом де Рубрук, посетивший Сугдею в 1254 году, пишет, что правители города (capitanes) отправились в ставку монгольского хана Сартака, где находились в течение нескольких месяцев1.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.11-2.

Глава IV. Основание государства Феодоро.

Первые князья.

В 1352 году около Босфора произошло одно из самых кровопролитных морских сражений в истории. Генуэзцам удалось наголову разбить союзный флот Венеции, Арагона и Византии. Венецианский адмирал Пизано увел свою эскадру в Мраморное море, бросив союзников-византийцев на произвол судьбы. Кантакузину пришлось заключить унизительный мир, запретив врагам Генуи заходить в гавани империи. В ответ Арагон и Венеция запретили византийцам торговать в своих портах.

Это было сокрушительное поражение византийской внешней политики. После Кантакузина никто из византийских императоров даже не пытался проводить независимую политику в области морской торговли.

Collapse )
Русский Крым

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. Загадка княжества Феодоро.Ч.12.

Глава V. Царица Феодора и заговор исихастов.

На краю гибели.

В середине XIV века могущество западного монгольского государства было серьезно подорвано жестокой борьбой за власть между представителями правящего рода Чингизидов. В 1357 году хан Джанибек был убит своим сыном Бердибеком, захватившим верховную власть и установившим режим террора по отношению к политическим противникам. После устранения Джанибека началась жестокая и драматичная гражданская война, которая сопровождалась многочисленными отце- и братоубийствами и получила в русских летописях название «великой замятии». Достаточно сказать, что за 20 лет в Орде сменилось более двух десятков правителей.

В 1361 году власть в Сарае захватил темник (командир тьмы, военного отряда в 10 тысяч человек, один из высших воинских чинов монгольской армии) Мамай, зять Бердибека и участник убийства хана Джанибека. Мамай не происходил из рода Чингизидов и не мог претендовать на законную власть в Золотой Орде, поэтому выдвинул на престол «марионетку» — малолетнего царевича Абдаллаха, установив регентство, при котором фактически стал правителем государства. Год спустя Абдаллах был свергнут, после чего вместе с Мамаем бежал в Крым. Через несколько лет Мамай посчитал, что царевич является «негодным» кандидатом на ханскую власть, приказал убить его и выдвинул в ханы еще одного Чингизида — Бюлека. Однако, так же как и Абдаллах, Бюлек был лишь куклой в руках властолюбивого темника, выполнявшей все его приказы.

Collapse )
Русский Крым

Антон Чехов: врач, который не смог вылечить писателя.

Пять фактов из биографии одного из самых знаменитых и популярных русских литераторов

Имя Антона Чехова давно и прочно вошло в короткий и звучный ряд самых знаменитых русских писателей — вместе с именами Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Ивана Тургенева и Льва Толстого. Чеховские пьесы по сей день ставятся по всему миру, а его прозаические произведения иностранцы считают одним из ключей к загадочной русской душе. Чехову была отпущена недолгая жизнь: он родился 29 (17 по ст. ст.) января 1860 года, а умер 15 (2 по ст. ст.) июля 1904 года. Но за эти 44 года он успел совершить удивительно много: и оставить после себя свыше полутысячи рассказов, повестей и пьес, и вылечить не одну сотню пациентов.

Антон Чехов в своем ялтинском кабинете, январь 1900 года

«В детстве у меня детства не было»

Collapse )
Русский Крым

Кто наживался на Освенциме.

27 января во всем мире отметили памятную дату, учрежденную Организацией Объединенных Наций, - День памяти жертв холокоста. В этот день 75 лет назад советские войска освободили узников концлагеря Освенцим (Аушвиц).

Согласно подсчетам, осуществленным еще советскими историками, здесь было уничтожено более 4 млн человек, среди которых не менее 1,1 млн составляли евреи. В истории не было подобных трагедий. Никогда не уничтожалось столько представителей самых разных этносов в одной точке земного шара.

Не случайно Освенцим является символом не только холокоста, но и преступной сущности нацизма (фашизма).

Тем не менее, несмотря на такое значение Аушвица, его история до сих пор изобилует многими белыми пятнами. Причина в том, что вся правда об Освенциме крайне неудобна для Запада.

Прежде всего, она неудобна для самих поляков. Ведь автор проекта концлагеря в Освенциме Арпад Виганд взял за основу… польский пример.

Дело в том, что после провозглашения Второй Речи Посполитой в 1918 году ее правительство объявило о построении "национального", а по сути, моноэтнического государства. Как следствие, возник вопрос, что делать с другими этносами, численность которых достигала 50% всего населения. Решение во многом предвосхитило идеологию национал-социалистов. Часть белорусов, "украинцев", литовцев, русских предполагалось уничтожить, а остальных – ассимилировать. Евреев планировалось изгнать.

Collapse )
Русский Крым

Враг народа.

29 декабря 1958 года из Уголовного кодекса РСФСР было изъято понятие «враг народа». На постсоветском пространстве это понятие ассоциируется именно с правовой системой СССР, однако история «врага народа» уходит глубоко в прошлое.

Hostis populi Romani

Еще в римском праве мы встречаем понятие «враг римского народа» (лат. Hostis populi Romani). Если человек объявлялся таковым, то он подлежал уничтожению, как вражеский солдат, ведущий войну против Рима. В истории Нового времени понятие «враг народа» получило новое рождение благодаря Великой французской революции: тогда термин использовался в качестве синонима «врага революции» и послужил для обоснования массового террора времен якобинской диктатуры.

Collapse )
Русский Крым

Ольга Берггольц – блокадная муза Ленинграда.

Блокада Ленинграда – это большая рана Великой Отечественной войны, про которую трудно говорить и трудно вспоминать. В годы войны вся страна испытывала неимоверные лишения, но на долю ленинградцев выпали самые тяжелые испытания. 27 января 1944 года Красной Армии в ходе победоносной Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции удалось полностью освободить Ленинград и его жителей от блокады немецко-фашистскими войсками.

Collapse )
Русский Крым

Освенцим – место, где под запретом слово «жизнь».

27 января 1945 года Красная Армия освободила главную «фабрику смерти» нацистской Германии — концлагерь Освенцим

Третий рейх оставил после себя множество названий, ставших символом беспросветного ужаса: Майданек, Дахау, Бухенвальд, Собибор… Но даже на этом фоне самым кошмарным был и остается концентрационный лагерь Освенцим, известный также под названием Аушвиц. Освобожденный Красной Армией в 1945 году, он стал одним из самых тяжелых доказательств безусловной вины руководства нацистской Германии в уничтожении миллионов узников, прежде всего евреев. Неслучайно именно день освобождения Освенцима по решению ООН с 2005 года является Международным днем памяти жертв Холокоста.

Заключенные концлагеря Освенцим приветствуют своих освободителей – солдат Красной Армии

Три Освенцима в одном концлагере

Collapse )
Русский Крым

"Украинские" СМИ: доклад ЦРУ США о преступлениях Бандеры придумали в Москве.

Опубликованные Центральным разведывательным управлением (ЦРУ) США документы о преступлениях бандеровцев застали "украинские" СМИ врасплох.

Поначалу реакции и вовсе никакой не было, — похоже, что в редакциях напряженно работали над тем, как именно подать "украинскому" читателю эту запредельную «зраду».

И через некоторое время эти старания увенчались успехом — "украинские" журналисты придумали отличный ход. В своем материале на этот счет издание «Страна.ua» сообщило, что, оказывается, в открытом доступе оказались не документы ЦРУ, а некая справка, которая является переводом статьи из журнала русской эмиграции «Социалистический вестник».

Таким образом, получается, что Бандеру и его приспешников преступниками и пособниками нацистов считает не официальное ведомство США, а некое частное издание, в котором заправляют русские.

И конечно, после этого проницательный "украинский" читатель сразу же поймет, что «эмигрантской» эта самая газетенка называлась только для вида. А на самом деле она точно является порождением «КГБ-ФСБ», которое и задумало очернить «борцов за свободу "Украины"».

Понятно, что при такой подаче доклад американской разведки о том, что Степан Бандера — "украинский" фашист и профессиональный агент Гитлера выглядит как «кремлевская пропаганда».

Collapse )
Русский Крым

Историки раскрыли новые подробности сговора Польши и фашистского рейха.

Немцы обещали Варшаве «решить украинский вопрос» в ее интересах

Правительство Польши отказалось пригласить президента РФ Владимира Путина на мероприятия, посвященные 75-летию освобождения концлагеря Освенцим войсками Советской Армии. Польская сторона мотивировала это решение действиями СССР и Третьего рейха в сентябре 1939 года. При этом Варшава совершенно замалчивает информацию о связях фашисткой Германии и Польши до Второй мировой. Директор по безопасности и стратегическому развитию Нового экспертного международного института Дмитрий Ефимов и военный эксперт Алексей Леонков привели дополнительные детали польско-германского сговора в 30-е годы. Согласно этим данным, польскому руководству не мешало бы извиниться за ту политику страны в отношении евреев.

Обвинения России, как преемницы СССР, со стороны Варшавы основаны на известном советско-германском пакте о ненападении. А вот о договоренностях фашистской Германии и Польского правительства за несколько месяцев до сентября 1939 года известно мало.

С помощью немецких коллег нам удалось получить доступ к полузабытым документам. Они собраны в сборнике «Причины и последствия развала Германии в 1918 и 1945 годах». Составили его профессор Герберт Михаэлис, доктора Эрнст Шрайплер и Гюнтер Шеель.

Collapse )