November 13th, 2020

Русский Крым

Логика деятельности глубинного государства.



Тот случай, когда до некоторых эстонцев определенные вещи доходят быстрее остальных.

Министр внутренних дел Март Хельме, министр финансов Мартин Хельме и депутат Европарламента Яак Мадисон говорили сегодня на радио TRE, что результаты выборов в США сфальсифицированы и вступление Джо Байдена в должность президента было бы началом упадка Америки.
Политики EKRE говорили в передаче, что, по их оценке, результаты выборов в Америке сфальсифицировали.

"По-моему, вообще нет даже вопроса, что эти выборы сфальсифицированы, — сказал Мартин Хельме. — По-моему, все нормальные люди должны были бы выступить против этого. Тебе нет смысла говорить ни о какой демократии или правовом государстве, если выборы можно так просто, так нагло и массово сфальсифицировать". "Если это пройдет, если отстранят Трампа от власти, то в Америке больше не действует Конституция", — добавил он.

По оценке Марта Хельме, Джо Байдена избрало президентом Америки глубинное государство. "Логика деятельности глубинного государства — для обеспечения своей собственной свободы действий пристраивать всюду мерзавцев, коррумпированных, шантажируемых мерзавцев. Джо Байден и Хантер Байден — коррумпированные типы", — сказал министр внутренних дел.

Несколько раз в течение передачи также обсуждали возможность, что в Америке вспыхнет гражданская война. "Я видел сон перед выборами, что идет Трамп через такой покос, — описал Март Хельме. — И тогда я смотрю, что это поле покрыто кишками и внутренностями. Трамп прошагал через него. Трамп в конце концов победит, это произойдет ценой огромной борьбы, может быть, даже кровопролития, но в конце концов справедливость восстановят".

Такой вот внезапный бунт на корабле.
Есть мнение, что недолго им осталось на посту министров.

@

Русский Крым

Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре.



Министр МВД Эстонии обвинивший Байдена в фальсификации выборов президента США ушел в отставку "по собственному желанию".

«Вчера [в воскресенье] вечером, посмотрев на клевету и ложь, которые производят эстонские СМИ, я решил подать в отставку», - сказал Хельме. «Причина очень проста: никто не может заткнуть мне рот, - сказал Хельме. - Я говорю то, что считаю правильным, что у меня на душе».

«Чтобы не подвергать наш референдум опасности, я решил подать в отставку», - сказал Хельме.
По словам Хельме, он продолжит работу в Рийгикогу.

Председатель EKRE Мартин Хельме сказал, что оппозиция хочет выразить главе МВД недоверие, но «мы не доставим им такого удовольствия». Мартин Хельме добавил, что никто в коалиции не требовал отставки. «Говорить правду важнее министерского поста», - сказал он.

Председатель Партии реформ Кая Каллас считает, что Март Хельме слишком поздно подал в отставку с поста главы МВД, пишет Postimees.
«Отставка Марта Хельме произошла слишком поздно и этого слишком мало. Репутация Эстонии под угрозой до тех пор, пока EKRE находится в правительстве», - написала Каллас в твиттере.
«Мартин Хельме участвовал в той же радиопередаче, утверждал, что выборы в США были фальсифицированы, и соглашался со сказанным», - напомнила Каллас.

В 11.30 глава МВД Март Хельме сообщил, что подает в отставку.

В воскресенье Март Хельме сказал по радио, что Джо Байден коррумпирован. «Логика действия глубинного государства — для обеспечения себе свободы действий проталкивать на все должности подлецов, коррумпированных, шантажирующих подлецов. Джо Байден и Хантер Байден — коррумпированные типы», - сказал Март Хельме в радиоэфире. Хельме также уверенно заявил, что и в Эстонии выборы не проводятся честно. Он приравнял голосование по почте в США с электронным голосованием в Эстонии.

Хельме следующим образом объяснил свои обвинения: «Существует такая замечательная вещь как регистр избирателей. Там нет людей, которые не имеют права голосовать. Но там есть десятки тысяч человек, которые никогда не голосовали, чьи голоса свободны и чьи голоса можно на э-выборах превратить в э-голоса. И так и делают. А затем говорят, что Партия реформ с большим перевесом выиграла выборы. На самом деле не выиграла».

Товарищ Уинстон совершил позорный акт мыслепреступления и ему предстоит пройти еще длинный путь страданий, чтобы возлюбить Большого заокеанского Брата. Презренный негодяй посмел участвовать в радиопередаче и соглашаться со сказанным. А затем слишком поздно ушел в отставку не до конца осознав свои преступления перед ангсоцем.

@

Русский Крым

Генрих Иоффе. Колчаковская авантюра и её крах. Ч.5-1.

Глава 4. Уфимская керенщина.

Так Самара и Омск начали свой путь к Уфе, к уфимскому Государственному совещанию, на котором они объединились, создав «временную всероссийскую власть». Однако этот путь не был прям: пришлось преодолеть два промежуточных этапа в виде встреч представителей обоих правительств в Челябинске.

Первая состоялась еще в середине июля 1918 г. «Народная армия» Комуча находилась, как мы знаем, в апогее своих успехов, и комучевские делегаты довольно решительно предложили признать за Самарой всероссийскую власть. Для Сибирского правительства такое предложение было неприемлемо, да и, как выяснилось, его представители не имели официальных полномочий. Пришлось разъехаться.

Отношения между двумя правительствами стали обостряться. Началась, в частности, борьба вокруг «Временного областного правительства Урала», созданного примерно через месяц после захвата Екатеринбурга (оно было коалиционным: в него входили кадеты, народные социалисты, эсеры, меньшевики). [1]

Collapse )
Русский Крым

Генрих Иоффе. Колчаковская авантюра и её крах. Ч.5-2.

Глава 4. Уфимская керенщина.

Определить партийный состав Директории не так просто. Все ясно с Авксентьевым и Зензиновым — оба были /90/ «чистыми» эсерами. Не вызывает сомнения и Виноградов. Он кадет, правда левого, «некрасовского» уклона, в дофевральский период близкий к Керенскому. Труднее обстоит дело с Болдыревым и Вологодским.

Болдырев — «сын сызранского хлебороба» — окончил военную академию, дослужился до генерала. Его сослуживец — генерал Гончаренко (литературный псевдоним — Н. Галич) — писал, что до свержения царизма Болдырев «исповедовал монархические принципы», однако после Февраля повернул «влево». Впрочем, таков был путь не только Болдырева. Среди бывших царских генералов имелось немало таких, кто, по ходячему выражению того времени, принадлежал к партии КВД — «куда ветер дует». В начале 1918 г. Болдырев втянулся в орбиту деятельности «Союза возрождения России» и в качестве одного из видных его членов прибыл в Самару, а затем в Уфу. Только номинально Болдырева можно было числить эсером. О Вологодском речь уже шла. Он также обретался где-то между правыми эсерами и кадетами (даже монархистами), причисляя себя к некоей категории «государственно мыслящих людей».

Collapse )
Русский Крым

Генрих Иоффе. Колчаковская авантюра и её крах. Ч.6-1.

Глава 5. «Партия государственного переворота».

Омский переворот называют колчаковским: он привел к власти Колчака. Но не только адмирал был «героем» этого переворота. Существовал еще один человек, который с полным правом также мог бы претендовать на такое звание. Если Колчак пожал плод переворота, то этот посеял его зерно, в дальнейшем оставшись в адмиральской тени. В. Н. Пепеляев — преподаватель из Бийска, депутат IV Государственной думы. Из молодой кадетской поросли. Тяжелая коренастая фигура. Лицо бульдожьего типа. Маленькие глазки прячутся за стеклами пенсне. Зычный голос: как раз для митинговых выступлений. После Февральской революции он становится комиссаром Временного правительства не где-нибудь, а в кипящем революционными страстями Кронштадте. [1] В августе 1917 г. Пепеляев всей душою с корниловцами. Ко времени Октября он уже член ЦК кадетской партии. По свидетельству члена кадетского ЦК В.А. Оболенского, перед открытием Учредительного собрания кадеты вели конспиративную работу по организации «вооруженного сопротивления» Советской власти. Работа эта была поручена П.В. Герасимову и Пепеляеву, которые «составляли в Петрограде офицерские кадры, готовые поднять восстание». [2]

Collapse )
Русский Крым

Генрих Иоффе. Колчаковская авантюра и её крах. Ч.6-2.

Глава 5. «Партия государственного переворота».

Далее в дневнике имеется, на наш взгляд, важная запись: в связи с окончательным «побледнением» левого течения «все,— отметил Пепеляев,— хотят съезда». Однако он предложил созыв кадетского съезда отсрочить до 15 ноября, что и было принято. Из дневника неясно, чем руководствовался Пепеляев в этом своем намерении. Можно лишь строить догадки с той или иной степенью обоснованности. Одна из них может, вероятно, состоять в том, что Пепеляев хотел как-то связать кадетский съезд в Омске с той договоренностью, которая была достигнута во время встречи с Гайдой. Вспомним, как, имея в виду установление диктатуры, он спросил у Гайды, сообщившего, что «едет Колчак»: когда это может быть? И получил ответ: дней через 20. Как увидим дальше, эти два события совпали.

1 ноября В. Пепеляев был в Омске. Колчак также находился там, готовился принять пост военного министра Директории. Под первым числом в рукописи дневника Пепеляева стоит такая запись: «Говорил с Михайловым /115/ (министр финансов, известный нам «Ванька Каин».— Г. И.). Соглашение состоялось. Персонально состав готов». [III] Конспирация, центром которой он, по-видимому, себя считал, расширялась, делала следующий важный шаг: в нее уже был втянут и Михайлов. А 5 ноября, т. е. через четыре дня, состоялась «долгая и интересная беседа с адмиралом Колчаком». Примечательно, что в ходе допроса в Иркутске Колчак не упомянул о ней. Из дневниковых записей Пепеляева можно восстановить содержание этой беседы.

Колчак в этом разговоре взял осторожную линию. «По его мнению,— записано в дневнике,— в настоящее время нужно оказать поддержку власти (т. е. Директории.— Г. И.)». Но... в дальнейшем все дело состоит в том, будут ли Авксентьев и Зензинов связаны со своей партией. Если «да», то с ними невозможно, если «нет» — все бы пошло спокойнее. «Установка», как видим, несколько уклончивая, дипломатическая, но отнюдь не исключающая действий против Директории при определенных условиях. Пепеляев это, конечно, прекрасно понял и перевел беседу в конкретную плоскость. «Выполняя поручение Национального центра,— занес он в дневник,— я сказал ему, какие надежды центр возлагал на Алексеева. Сказал ему, что центр упоминал и Колчака, но просил меня переговорить с ним в тех целях, чтобы эти имена не стали друг против друга». [20] На это Пепеляеву было сказано, что он, Колчак, отдает приоритет Алексееву как бывшему главнокомандующему, но все же, если будет нужно, он «готов принести эту жертву», хотя и не считает необходимым форсировать события. [21]

Буквально через несколько дней в Омск с Кубани пришло сообщение: Алексеев умер после длительной болезни 25 сентября (8 октября) 1918 г.; белогвардейские вооруженные силы юга России возглавил Деникин. Таким образом, вопрос приоритета той или иной кандидатуры в диктаторы отпадал сам собой. Можно предположить, что известие о смерти Алексеева имело важное значение не только для Колчака, но и для участников той конспирации, которая зрела вокруг его фигуры.

Между тем Пепеляев работал не покладая рук. В соответствии с курсом, выработанным майской (1918 г.) конференцией кадетской партии в Москве, он и другие /116/кадеты вели линию на сколачивание и укрепление в Омске (да и во всей Сибири) так называемого «национального блока». В нем объединялись как «деловые», так и политические элементы, начиная с монархистов и кончая «государственно мыслящими» «умеренными социалистами». Необходимым условием являлось признание задачи «воскрешения и воссоздания России, ее национальной государственности и ее великодержавия» . Позднее (в марте 1919 г.) председатель омского комитета кадетов и товарищ председателя Восточного отдела ЦК Жардецкий в письме к Н. И. Астрову характеризовал этот блок как «Union Sacree (священный союз.— Г. И.), всероссийский по природе, объединяющий республиканскую и монархическую демократию». [22]

Если говорить конкретнее, в этот «священный союз» вошли 14 организаций, в том числе (слева направо): пра-воэсеровские представители Всесибирского Совета съездов коопераций, группа социал-демократического «Единства», народные социалисты, кадеты (спустя некоторое время возглавленные Восточным отделом ЦК кадетской партии), представители уже известного нам омского отдела «Союза возрождения», Всероссийского Совета съездов торговли и промышленности, Военно-промышленного комитета, казачьих войск — Сибирского, Семиреченского, Иркутского, Енисейского, Забайкальского. Участие в этом блоке некоторых «социалистов» не смущало кадетов. Мы уже в общих чертах знакомы с политической линией органа «социалистической мысли» Омска — газеты «Заря» и омского отдела «Союза возрождения». В упоминавшемся письме Астрову Жардецкий разъяснял, что не кадеты, а «социалисты делают уступки». «Социал-демократы (меньшевики) и подобные им элементы эсеров пребывают в законной оппозиции, т. е. шипят и умеренно злословят...»

С другой стороны, промонархические элементы блока в ожидании «естественного» установления диктатуры предпочитали не показывать свое истинное лицо: поддерживая кадетов, они тоже выступали как «демократы» (отсюда выражение Жардецкого — «монархическая демократия»). Таким образом, в центре сибирского «священного союза» находились кадеты, ведомые посланцем «центра» В. Пепеляевым, сибиряком В. Жардецким и др. (номинальным председателем блока был кооператор А.А. Балакшин). Надо, однако, отметить особую роль, которую играл в блоке министр финансов «Ванька Каин» — Михайлов. /117/

Как свидетельствовал А. Соловейчик, блок являлся «послушным орудием в руках Михайлова». Представители как «левой», так и «правой» части блока приходили к всесильному министру не только за информацией, но и за инструкциями, в соответствии с которыми блок затем делал свои «политические представления». При этом в случае колебаний «левой» части Михайлов не гнушался шантажом. Так, он, в частности, грозил востребовать с кооперации ее долги правительству, закрыть новые кредиты и т.д. [23] В дальнейшем все это скажется при осуществлении переворота 18 ноября, в котором скрытно руководимый Михайловым омский блок сыграет свою роль.

8 ноября Пепеляев внес в дневник довольно подробную запись о своей беседе с главой Сибирского правительства — П.В. Вологодским. Судя по записи, для Пепеляева она была своего рода зондажом, имеющим цель определить позицию Сибирского правительства или по крайней мере его руководящей части по отношению к Директории. Пепеляев прямо заявил Вологодскому, что, с точки зрения кадетов, результат Уфимского совещания — «недопустимый компромисс», что к Директории они относятся отрицательно. Лучший выход, по их мнению, заключался в том, чтобы Сибирское правительство просто провозгласило себя всероссийской властью; но оно пошло иным путем: согласилось на роль «рабочего правительства» при Директории. Этим ошибка Уфимского совещания «ослаблена» лишь частично. Пепеляев просил разъяснить некоторые вопросы политического характера, в частности отношение Сибирского правительства к областной думе и к съезду членов всероссийского Учредительного собрания.

Вологодский разъяснил, что дума будет терпима только в том случае, если останется в «намеченных для нее пределах», что же касается учредиловцев, то о них, согласно записи Пепеляева, было сказано следующее: «...будем следить и против их вмешательства протестовать. Вообще я против Учредительного собрания данного состава. Но думаю, что надо созвать. Конечно, вряд ли в январе сможет собраться. Но если члены Учредительного собрания пойдут за ЦК эсеров, то мы не постесняемся и с Учредительным собранием».

«Я спросил,— следует далее в дневнике,— до каких, по его мнению, пределов целесообразно противопоставлять Совет министров Директории». Вологодский ответил, что /118/ «резко противопоставлять не стоит». Тогда Пепеляев, по его словам, «изложил всю конструкцию». «Вологодский слушал, улыбаясь, и потом сказал, что в таких выражениях это вполне возможно». [24]

В каких пределах изложил Пепеляев Вологодскому «всю конструкцию», сказать трудно, но, безусловно, дал ему понять, что имеются силы, отвергающие Директорию и готовые действовать. Главное же заключалось в том, что Пепеляев уяснил позицию Вологодского; «сибирский Львов» был в своем стиле: говорил об условиях компромисса, соглашения и т.п., но все-таки допускал возможность пепеляевской «конструкции». И в этом было главное.

9 ноября, согласно дневнику Пепеляева, был избран президиум Восточного отдела ЦК кадетской партии. Председателем его, конечно, стал Пепеляев, товарищами председателя Жардецкий и самарский кадет А. К. Клафтон, секретарем — также кадет из Самары А.С. Соловейчик. Эта организационная мера осуществлялась в прямой связи с предстоящим открытием 15 ноября 2-й сибирской конференции кадетов. А параллельно шла активная деятельность за кулисами. Заговорщики «прощупывали» и «готовили» Виноградова — кадетского члена Директории, вялого человека, по мнению Пепеляева совершенно не понимавшего обстановку. К нему непосредственно перед открытием первого заседания конференции явились Пепеляев, Востротин, Н.А. Бородин и др. По записям Пепеляева, Бородин настаивал, чтобы Виноградов и в Директории поднял вопрос о ликвидации съезда членов Учредительного собрания; Востротин был откровеннее, доказывая, что всякие частичные меры бесполезны, ибо они лишь на несколько дней «отсрочат вопрос о диктатуре». «Я, — записал Пепеляев, — больше молчал и лишь заявил, что Виноградов обязан иметь план действий, между тем, он его не имеет и, видимо, не хочет иметь, последствием чего может быть такая обстановка, в которой решение придется принимать в 5 минут». [25]

В передаче Бородина роль Пепеляева выглядит по-другому. Он прямо-таки «наседал» на Виноградова, говоря о необходимости либо ухода эсеров из Директории, либо усиления ее «умеренными элементами». Иначе, грозил Пепеляев, не миновать катастрофы, которую готовят в офицерских кругах. И Бородин заключает: «Видимо, он был в курсе всей махинации». [26] Эти записи свидетельствуют о том, что подготовка переворота к 15 ноября зашла /119/очень далеко и фактически подошла к той грани, за которой вот-вот должно было последовать открытое выступление. Действительно, Директории оставалось жить два дня.

Вечером 15 ноября открылось заседание 2-й сибирской кадетской конференции. Присутствовали представители девяти местных комитетов (Омска, Казани, Самары, Иркутска, Харбина, Симбирска, Владивостока, Челябинска, Уфы). После решения ряда организационных вопросов и сформирования восточного отдела ЦК с докладом выступил его новоизбранный председатель — В. Пепеляев. Сохранился подробный конспект этого выступления. Пепеляев поставил задачу «борьбы за национальное воскрешение России», подчеркнув, что она должна достичь «наивысшего напряжения». Решающим средством такого напряжения является военная диктатура. «Партия, — говорил Пепеляев, — должна заявить, что она не только не страшится диктатуры, но при известной обстановке считает ее необходимой...» С этой точки зрения он решительно осудил Уфимское совещание, на котором, по его словам, «государственные силы допустили ошибку, пойдя на компромисс с... антигосударственными элементами, завершившийся уступкой в пользу Учредительного собрания настоящего, полубольшевистского состава». Пепеляев открыто критиковал Директорию — плод Уфимского совещания, но утешал своих слушателей тем, что эта «ошибка», по крайней мере частично, исправлена переформированием «государственно-действующего Сибирского правительства... во Всероссийский Совет министров». [27] Партия, заявил в заключение Пепеляев, «не признает государственно-правового характера за съездом членов Учредительного собрания и самый созыв Учредительного собрания считает вредным и недопустимым». [28]

Тезисы доклада В. Пепеляева (диктатура, осуждение Уфимского совещания, поддержка Совета министров) были приняты конференцией для «руководства к действию». К действию, и он, Пепеляев, действовал, успевая повсюду: выступив с трибуны, он удалялся в «неизвестном направлении», чтобы принять участие в таких совещаниях, куда не проникал посторонний глаз. В дневнике его 17 ноября записаны телеграфно короткие, возбужденные слова: «Я ушел с конференции на совещание. Совещание. Участвовали... Все решено. Я поехал к П. Полная налаженность. /120/ Описать потом». [29] Но этого описания, к сожалению, нет. В подлиннике дневника Пепеляева после фразы «описать потом» идут незаполненные страницы. А сразу же после пропуска — запись: «Переворот произошел».

Кадетская, пепеляевская политика запустила военно-монархический мотор заговора. 5 декабря Пепеляев записал в дневнике: «Мы ответственны (и особенно я) за переворот, и наш долг укреплять власть. Поэтому должны брать самые ответственные посты, даже с риском погибнуть...» [30] Как видно из этой записи, Пепеляев был в ажио-тации, ему представлялось, что он совершил высокий жертвенный подвиг, рисовались картины будущих великих свершений.

Сибирские кадеты полностью признавали его заслугу. Вскоре после переворота Клафтон сообщал Астрову на юг: «Организовали мы здесь конференцию в ноябре, которая провела идею диктатуры и решила переворот и свержение Директории. Во главе переворота стоял Пепеляев...». [31]

Выступая на 3-й сибирской конференции кадетской партии (май 1919 г.), тот же Клафтон (сменивший Пепеляева на посту председателя бюро Восточного отдела ЦК) горделиво заявил собравшимся: «Вы помните вечер воскресенья, когда эта формула (установление диктатуры — Г. И.) была принята в этой самой зале единогласно и, казалось, сами события словно ждали нашего решения, ибо на следующий день Директория пала... Мы стали партией государственного переворота». [32]

Примечания:

1. Коллекция ЦГАОР. В. Н. Пепеляев. Кронштадт, 28 февраля — 13 мая 1917 г. (рукопись).

2. Коллекция ЦГАОР, В. А. Оболенский. Моя жизнь и мои современники, т. 2 (рукопись).

3. Подробнее об этом см.: Спирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России (1917—1920 гг.). М., 1968; Поликарпов В. Д. Пролог гражданской войны в России (октябрь 1917 — февраль 1918). М., 1976; Спирин Л. М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России. М., 1977; Думова Н. Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром. М., 1982; Кувшинов В. А. Разоблачение партией большевиков идеологии и тактики кадетов. М., 1982.

4. Коллекция ЦГАОР. Материалы 3-й Сибирской конференции кадетов в Омске. Май 1919 г.

5. Устрялов Н. Большевики и мы.— Сибирская речь (Омск), 30 марта (12 апреля) 1919 г.

6. Коллекция ЦГАОР. Письмо Клафтона Н. И. Астрову. Б. д.

7. Коллекция ЦГАОР. Обращение омского отдела Союза возрождения России; Заря (Омск), 8 и 9 августа 1918 г.

8. Коллекция ЦГАОР. Письмо Крутовского П. В. Вологодскому, 5 сентября 1918 г.

9. Сибирская речь (Омск), 24 августа 1918 г.

10. Там же, 23 августа 1918 г.

11. Там же, 25 августа 1918 г.

12. Там же.

13. Там же, 25 и 27 августа 1918 г.

14. Там же, 27 августа 1918 г.

15. Rosenberg W. Liberals and the Russian Revolution. The Constitutional-Democratic Party. Princeton, 1974, p. 397.

16. Дневник В. Пепеляева.— Красные зори (Иркутск), 1923, № 4, с. 77.

17. Там же, с. 77—78; Коллекция ЦГАОР. Дневник В. Пепеляева.

18. Там же.

19. Там же, с. 79.

20. Там же, с. 84.

21. Коллекция ЦГАОР. Тезисы доклада по вопросу о блоке, предложенные В. А. Жардецким на конференции партии к. д. 18 ноября 1918 г. и принятые конференцией.

22. Коллекция ЦГАОР. Письмо В. Жардецкого Н. И. Астрову, 12 (25) марта 1919 г.

23. Коллекция ЦГАОР. Показания А. Соловейчика с характеристикой И. Михайлова. Омск, 12 января 1919 г.

24. Дневник В. Пепеляева, с. 85.

25. Там же,

26. Бородин И. А. Идеалы и действительность. Берлин — Париж, 1930, с. 202—203.

27. Коллекция ЦГАОР. Материалы по 2-й Сибирской конференции партии к. д в ноябре 1918 г.

28. Коллекция ЦГАОР. Конспект доклада Восточного отдела ЦК партии народной свободы в Омске. 15 (28) ноября 1918 г.

29. Дневник В. Пепеляева, с. 82.

30. Там же.

31. Коллекция ЦГАОР. Письмо Клафтона Н. И. Астрову. Б. д.

32. Там же; материалы по 3-й конференции к. д. в мае 1919 г. в Омске.

Русский Крым

Генрих Иоффе. Колчаковская авантюра и её крах. Ч.7-1.

Глава 6. «Переворотная команда».

Механизм Омского переворота изучен далеко не полно. Правда, можно назвать ценные труды П. С. Парфенова, Л. М. Спирина, М. Е. Плотниковой, В. В. Гармизы, Н. Г. Думовой и других советских ученых, проливающие свет на тот или иной аспект предыстории и истории переворота 18 ноября в Омске. [1] Имеется ряд работ, в которых переворот освещается,-так сказать, с другой стороны, т. е. в разные годы написанных белоэмигрантскими и иностранными историками и мемуаристами. [2] Но они дают ограниченную, а главное, тенденциозную характеристику этого важного в истории российской контрреволюции события. Суть ее сводится к изображению переворота 18 ноября как результата чуть ли не стихийного развития событий, в которых сам Колчак не играл сколько-нибудь существенной роли вплоть до самого последнего момента. [3] Сохранились, однако, некоторые архивные и другие материалы, которые опровергают такую трактовку.

Collapse )
Русский Крым

Генрих Иоффе. Колчаковская авантюра и её крах. Ч.7-2.

Глава 6. «Переворотная команда».

Уже ранним утром 18 ноября в английской военной миссии знали о свержении Директории: эту новость сообщил своим коллегам капитан из французской миссии 3. Пешков. Полковник Нельсон сразу же направился в Ставку. Колчак (он только что вернулся в Омск) сидел у себя в кабинете в английском френче, но с русскими погонами. После взаимного приветствия новоявленный «верховный правитель» предложил поднять бокал вина за дружбу и победу. Принесли шампанское, зазвучали тосты...

На другой день Нельсон сообщил Ноксу во Владивосток о случившемся, подчеркнув, что, с его точки зрения, это «абсолютно честная попытка восстановить порядок». [33] Но шеф Нельсона, по-видимому, уже был в курсе дела. С. П. Мельгунов - автор ряда работ по истории революции и гражданской войны, написанных им в эмиграции, - широко пользовался таким источником, как личные опросы участников событий: тогда они еще были живы. Выясняя историю причастности англичан к колчаковскому перевороту, он интервьюировал и А. Нокса. По словам Мельгунова, Нокс сказал, что о готовившемся в Омске перевороте знал за 2 - 3 дня до него, находясь в Маньчжурии. Одним из его информаторов был якобы генерал К- Сахаров. При этом Нокс не отрицал, что члены его миссии, особенно полковник Нельсон, вполне могли принимать участие в каком-либо совещании, где обсуждалось предстоящее свержение Директории. [34]

Collapse )
Русский Крым

Крымские экологи засняли охоту дельфинов на кефаль в Черном море.

Сотрудники экологической организации «Безмятежное море» опубликовали уникальные кадры охоты стаи черноморских дельфинов-афалин на кефаль.

Специалисты говорят, что им улыбнулась редкая удача: они оказались в нужном месте в нужное время для подводной съемки афалин в момент охоты. Дельфины находились всего в нескольких километрах от берега. Они прижимают загнанную рыбу к скалам, а также выгоняют ее на пологий песчаный берег. Афалины используют в охоте различную тактику загоняя рыбу как в одиночку, так и группой. Кроме этого, экологи отмечают как ловко дельфины используют свою яркую белую окраску живота, пугая кефаль резкими переворотами. Подводная съемка велась с использованием оборудования, приобретенного при поддержке Фонда президентских грантов.

Collapse )
Русский Крым

Индия нанесла удары по позициям Пакистана.



Новость в духе 2020-го года.
Индия нанесла удары по позициям армии Пакистана, убив до 10 пакистанских военных (из них трое бойцов армейского спецназа) и до 15 ранив. Уничтожено несколько дотов и бункеров. Индия заявила, что пока потеряла в ходе боев 3-х человек убитыми и 3-х ранеными.
Как заявляет Индия, это сделано в ответ на обстрелы пакистанской армией северного Кашмира в результате чего погибло трое гражданских лиц и еще несколько получили ранения, а также в качестве ответа на деятельность пакистанских ДРГ.
Стороны достаточно активно применяли ствольную артиллерию. Обстрелы на линии разграничения продолжаются до сих пор. Но признаков какой-либо наступательной операции не наблюдается, во всяком случае пока.











Пока что все выглядит как очередная эпизодическая эскалация, которые происходит достаточно регулярно, в тоже время не сваливаясь в полноценную войну с использованием всей номенклатуры обычных вооружений.

@