July 8th, 2021

Русский Крым

Эрик Принс в поисках контрактов.



О планах создателя ЧВК "Blackwater" Эрика Принса развернуть многомиллиардный бизнес на Украине.

Эрик Принс в поисках контрактов

Относительно планов создателя и бывшего руководителя ЧВК «Blackwater» вести крупный бизнес на Украине с оборотом в миллиарды долларов стоит заметить следующее. С тех пор, как скандал с массовыми убийствами гражданских лиц в Ираке подорвал репутацию ЧВК «Blackwater» и вынудил Эрика Принса покинуть свою собственную компанию, он в значительной степени отошел от плотного контроля со стороны ЦРУ (которое курировало деятельность «Blackwater» с начала нулевых до начала десятых, когда компанию после ребрендинга в Xe Services, а затем в Academi взяло под опеку Министерство обороны США) и отправился за пределы мира государственных подрядов по линии Госдепа США и Пентагона.

Принс всей своей последующей карьерой доказывал, что его волнуют лишь деньги и он готов работать на тех, кто ему будет платить. Поэтому после недолгой работы с ОАЭ Принс через зарегистрированную в Гонконге компанию договорился с частной фирмой, основанной выходцами из командных структур НОАК, и начал активное сотрудничество с Китаем, что вылилось в строительство лагерей подготовки ЧВК в Синьцзяне и программу обучения китайских ЧВК. Разоблачительные публикации в американской прессе вкупе с обвинениями в адрес Принса в том, что он сотрудничает с русскими, активно муссировались во время и после выборов 2016-го года, но несмотря на некоторый репутационный ущерб Принсу удалось отвертеться от этих обвинений и продолжить работу с Китаем.

С другой стороны, токсичность Принса выросла настолько, что несмотря на известные связи с окружением Дональда Трампа два подхода Принса к его администрации с «выгодными предложениями» не привели к желаемым результатам. Сначала Принс обхаживал администрацию Трампа с проектом создания «демпфера» из ЧВК в Афганистане, дабы США могли вывести войска из страны, сохранив лицо (а не так, как сейчас, когда вывод похож на бегство на фоне наступления Талибана), а вопросы безопасности должны были быть отданы на откуп ЧВК, которые оплачивали бы Вашингтон и правительство Афганистана. В случае победы Талибана крайними оказывались ЧВК, которые в обмен на репутационные издержки получали неплохой заработок, а США могли бы заявлять, что итоговая неудача произошла после вывода войск. Этот проект рассматривался на уровне советника по национальной безопасности США и был отвергнут, так как с одной стороны доверие к Принсу было подорвано (в том числе сотрудничеством с Китаем), а с другой стороны Трамп взял курс на договоренности с Талибаном и полный вывод войск.

Следующий раз Принс появился в администрации Трампа с проектом свержения режима Мадуро в Венесуэле. Принс предлагал вариант с переворотом, для которого предполагалось использовать 5 тыс. наемников с общим бюджетом операции в $40 млн. Они должны были обеспечить приход к власти в Венесуэле проамериканского президента, который бы гарантировал возмещение всех расходов на операцию и позволял всем участникам проекта заработать за счет Венесуэлы. Это предложение также рассматривалось в окружении Трампа и было отвергнуто, так как в 2019-м году ставка делалась на военный переворот, организованный ЦРУ, который полностью провалился, так как изначально был скомпрометирован венесуэльской и кубинской разведками. Позднее в окружении Трампа вернулись к предложению Принса, но выбрали более дешевый вариант с ЧВК «Silvercorp», что закончилось грандиозным провалом операции «Гедеон» в мае 2020-го года, которая ударила по всем замазанным в ней участникам, включая окружение Трампа.

Что примечательно, получив отказ от администрации Трампа в проведении гос. переворота в Венесуэле, в том же 2019-м году Эрик Принс отправился в Венесуэлу и встретился с вице-президентом страны Делси Родригесом, предлагая режиму чавистов свои услуги в организации процесса подготовки местных силовиков и обеспечении охраны выборных процессов. Фактически, Принс за один год умудрился предлагать свои услуги как правительству Венесуэлы, так и тем, кто планировал его свергнуть. Это вполне ясно дает представление о моральных устоях и принципах Эрика Принса, где фраза «Ничего личного, просто бизнес», лучше всего характеризует создателя «Blackwater».

Интерес Принса к Украине тут вряд ли может считаться удивительным. На Украине уже работала ЧВК «Greengroup», которая входила в конгломерат Academi, которая в свою очередь являлась прямой наследницей «Blackwater». Соответственно, через своих бывших коллег Принс явно мог рассчитывать на контакты с украинскими чиновниками, через которых он мог получить желанный контракт, который бы позволил заработать на украинской войне. При этом, если бы Принс смог получить такой контракт через один из подрядов от Пентагона, он смог бы вернуться в те благословенные времена, когда его компания росла по экспоненте на официальных контрактах от Госдепа США и Пентагона. Мутная водичка украинского оборонного сектора, где осваиваются американская военная помощь и контракты с американскими подрядчиками, безусловно выглядела привлекательной для Принса.

Но тут стоит помнить, что при Трампе Принс получил как минимум 2 серьезных отказа по его крупным предложениям, которые поступали непосредственно в окружение Трампа. Поэтому еще при Трампе Принс вполне мог встречать противодействие по линии гос. структур США, которые избегали прямого сотрудничества со столь токсичной фигурой. Кроме того, тут играло роль не только прошлое Принса в Blackwater, но и скандал вокруг работы Принса с китайцами, что в условиях разгорающейся Холодной войны США против Китая становилось все более и более «криминальным». Помимо этого, волна обвинений в связях Принса с Россией (так официально и не доказанных) заставляла администрацию Трампа дистанцироваться от него, чтобы избежать новых обвинений в лоббировании интересов России через Принса.

Ну и, тем более, упала вероятность новых государственных подрядов Принса при администрации Байдена, для которой он является «человеком, помогавшим Китаю», «человеком, замешанным в Рашагейте» и, что самое страшное, «человеком, связанным с окружением Трампа и верхушкой Республиканской партии». Вряд ли Принс сможет изменить такое отношение к себе, тем более, что рынок ЧВК Принсом, конечно же, не исчерпывается, и демократы могут предложить подобные контракты другим частным оборонным подрядчикам, менее токсичным и более лояльным текущему партийному руководству.

Поэтому сообщения о провале «украинского кейса» Эрика Принса особо не удивили. Если у Принса сохраняются проблемы в Вашингтоне, то достаточно смешно рассчитывать на то, что можно будет договориться с украинскими чиновниками в обход операторов украинских процессов. В силу полной зависимости Украины от США вести бизнес на Украине Принс мог лишь с одобрения Госдепа и других управляющих Украиной структур. Раз такого одобрения Принс не получил, это прямо указывает на то, что в Вашингтоне его считают по-прежнему токсичной фигурой и допускать к столь важному американскому стратегическому активу, как Украина, Принса просто не хотят. И разумеется, в таких условиях лоббировать продвижение проекта Принса на самой Украине никто всерьез не будет, потому что такая «самодеятельность» обычно пресекается телефонным звонком «откуда следует». Так что Принсу, скорее всего, придется поискать новый рынок для заработка, и с учетом текущей ситуации в мире можно быть уверенным, что он его найдет.

Специально для ИА "АСД"



Про создание "Blackkwater" и похождения Принса в 10х весной выходил объемный материал здесь и здесь.

@

Русский Крым

Уволили Черчесова.



В ленте народ сильно радуется увольнению тренера сборной России по футболу Черчесова.
Радость не слишком понятна. На ЧЕ сборная сыграла в свою силу - выиграла у более слабой Финляндии, проиграла более сильной Бельгии и примерно равной по силам Дании, которая на этом ЧЕ прыгнула выше головы, в отличие от сборной РФ, которая на этот раз выше головы не прыгнула, сыграв в свою силу, которая прямо скажем ограничена. При том же Черчесове прыгнула в 2018, а в 2021-м нет. При этом игроки то, которых традиционно чехвостят - "дрова", "пешеходы", "рукоблуды", "зажравшиеся миллионеры" и т.д. никуда не делись. Сейчас снова все надежды на то, что уломают какого-то иностранца за безумную зарплату заниматься "подъемом футбола с колен".

От народной любви к Черчесову же образца 2018-го года ныне остались только напоминания. А ведь ему когда-то Путин за футбольные достижения орден давал. Да и в целом, года 3 назад его обсыпали наградами и славословиями с ног до головы.


Награждение Черчесова саксонским орденом Святого Георгия.


Награждение Черчесова орденом Славы Осетии.


Награждение орденом Александра Невского.


Награждение национальной премией РФС.


Награждение грамотой и медалью от Володина.









Лишь мгновение ты наверху. И стремительно падаешь вниз.

@

Русский Крым

Об эффективности вакцины "Спутник V".



Перевод статьи из журнала "Nature" об актуальной эффективности российской вакцины от коронавируса "Sputnik V".

Растущее число свидетельств того, что вакцина Sputnik безопасна и эффективна.

Российская вакцина используется почти в 70 странах, но ее внедрение замедлилось из-за разногласий и вопросов по поводу редких побочных эффектов, и она еще не получила одобрения Всемирной организации здравоохранения.
Российская вакцина против COVID-19, Sputnik, была предметом восхищения и споров с тех пор, как правительство России разрешило ее использование в прошлом году, еще до того, как были опубликованы результаты первых фаз её клинического исследования (КИ). Данные из России и многих других стран теперь показывают, что она безопасна и эффективна, но остаются вопросы о качестве наблюдения за возможными редкими побочными эффектами.

Sputnik V, также известный как Gam-COVID-Vac, первая из вакцин против COVID-19 в мире, которая была официально зарегистрирована. С тех пор она одобрена в 67 странах, включая Бразилию, Венгрию, Индию и Филиппины. Но вакцина - и ее однодозовый брат Sputnik Light - еще не получили одобрения для использования по экстренным показаниям Европейского агентства по лекарственным средствам (EMA) или Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Одобрение ВОЗ имеет решающее значение для широкого распространения в рамках инициативы глобального доступа к вакцинам против COVID-19 (COVAX), которая предоставляет подобные препараты для стран с низким доходом.

Вакцина, разработанная учеными из Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи в Москве, была разрешена к применению Минздравом России 11 августа 2020 года, более чем за месяц до публикации результатов КИ I и II фаз и до публикации предварительных результатов III фазы КИ, которая в тот момент только началась.

Научное сообщество с возмущением восприняло объявление президента России Владимира Путина о регистрации вакцины. «Если правительство собирается одобрить вакцину до того, как стало известно о результатах КИ, это не укрепит доверие к ней», - сказал эпидемиолог Майкл Тул из Института Бернета в Мельбурне, Австралия.

Доступ к полным данным

Некоторые из этих опасений развеялись, когда предварительные результаты III фазы КИ, опубликованные в феврале разработчиками вакцины, показали, что она на 91,6% эффективна для предотвращения симптоматической инфекции COVID-19 и на 100% эффективна для предотвращения тяжелой инфекции. Однако некоторые ученые раскритиковали авторов за то, что они не предоставили доступ к полным необработанным данным ранних фаз КИ , а также выразили озабоченность по поводу изменений в протоколе введения вакцины и несоответствий в данных.

Авторы ответили, что они предоставили регулирующим органам все данные, необходимые для получения разрешения, и что данных, включенных в документ, было более чем достаточно для читателей, чтобы подтвердить ту эффективность вакцины, о которой они сообщили. Они также подчеркнули, что числовые несоответствия были «простыми опечатками, которые были формально исправлены».

Несмотря на отсутствие одобрения со стороны EMA или ВОЗ, несколько стран, включая Южную Корею, Аргентину и Индию, уже производят Sputnik V. А Индия планирует изготовить не менее 850 миллионов доз, чтобы ускорить вакцинацию своего населения. Многие другие страны, такие как Венгрия и Иран, импортируют Sputnik V, и он стал ключевым элементом их прививочных кампаний.

Но не все шло так гладко. Регулирующий орган Бразилии отклонил заявку на импорт Sputnik V в апреле из-за опасений по поводу отсутствия данных о безопасности, качестве и эффективности. Это решение было отменено в июне, но вакцину в итоге одобрили только для здоровых взрослых.

Два вирусных вектора лучше одного?

Sputnik V - это аденовекторная вакцина, что означает, что она использует генетически модифицированный аденовирус - семейство вирусов, которые обычно вызывают только легкие заболевания - в качестве средства доставки для вставки генетического кода S-белка SARS-CoV-2 в клетки человека.

Она аналогична вакцинам Oxford – AstraZeneca и Johnson & Johnson. Но вместо одного аденовектора, как в этих двух упомянутых вакцинах, в Sputnik V разные аденовекторы, называемые rAd26 и rAd5, для первой и второй доз соответственно.

Дмитрий Кулиш, специалист по биотехнологии из Сколковского института науки и технологий в Москве, который не участвовал в разработке Sputnik V, объяснил, что научная причина использования подобного подхода заключалась в повышении эффективности. По его словам, у двух аденовекторов есть несколько разные методы введения своего генетического материала в клетку-мишень, что теоретически должно повысить вероятность успешной доставки вирусного генетического материала в пункт назначения.

В двух первых фазах КИ, результаты которых были опубликованы в сентябре 2020 года, приняли участие 76 здоровых взрослых, которые получили две дозы с разными вирусными векторами с интервалом в три недели. Все участники продемонстрировали выработку антител к S-белку SARS-CoV-2, также сообщалось о нежелательных явлениях, в основном, в виде легкой боли в месте инъекции, лихорадки, головной боли, усталости и мышечных болей - нежелательных явлений, типичных и для других вакцин против SARS-CoV-2.

В III фазе КИ, предварительные результаты которой опубликовали в феврале, участников рандомизировали на две группы: 14 964 человек, которым была введена двухдозовая вакцина, и 5 476 человек, получивших две дозы плацебо. Только у 16 субъектов в группе вакцины развился симптоматический COVID-19 по сравнению с 62 в группе плацебо, то есть профилактическая эффективность вакцины оказалась равной 91,6%. Кроме того, в группе вакцинированных не было случаев заболевания средней и тяжелой степени тяжести, а в группе плацебо таких зафиксировали 20.

Согласно апрельскому пресс-релизу НИИ им. Н.Ф. Гамалеи, неопубликованные данные о 3,8 млн россиян, вакцинированных двумя дозами, также указывают на эффективность 97,6% . Данные, опубликованные министерством здравоохранения Объединенных Арабских Эмиратов для 81000 человек, получивших две дозы вакцины, говорят об эффективности 97,8% в предотвращении симптоматического COVID-19 и 100% в предотвращении тяжелых заболеваний.

Российское КИ III фазы также показало, что даже одна доза на 73,6% эффективна в предотвращении среднетяжелых и тяжелых заболеваний. На этом основании российские органы здравоохранения в мае одобрили однократную дозу Sputnik Light, в которой используется вектор rAd26. Это было сделано на основе данных собственной программы вакцинации страны, которая показала , что даже однодозовая вакцина на 79,4% эффективна в предотвращении симптоматических заболеваний.

С тех пор появилось также не опубликованное исследование министерства здравоохранения Буэнос-Айреса в Аргентине с участием 40 387 вакцинированных и 146 194 невакцинированных людей в возрасте от 60 до 79 лет, которое показало, что единственна доза Sputnik Light снижает вероятность симптоматической инфекции на 78,6%, количество госпитализаций - на 87,6%, а летальных исходов — на 84,7%.

Вопросы о побочных эффектах

Побочные эффекты Sputnik также становятся яснее; исследования, проведенные на данный момент, предполагают, что они аналогичны другим аденовекторным вакцинам, за исключением редких нарушений свертывания крови. В отличие от вакцин Oxford – AstraZeneca и Johnson & Johnson, никаких сообщений о подобных осложнениях не было ни от органов здравоохранения России, ни от других стран, использующих Sputnik V.

В препринте Итальянской больницы Буэнос-Айреса в Аргентине не сообщалось о случаях нарушения свертываемости крови или нежелательных явлениях, представляющих особый интерес, среди 683 медицинских работников, вакцинированных Sputnik V. А в анализе 2,8 миллиона доз Sputnik V, введенных в Аргентине, сообщается об отсутствии смертности, связанной с вакцинацией, и о побочных эффектах, которые в основном легкие. Кроме того, исследование, опубликованное в виде препринта в мае в республике Сан-Марино, не обнаружило серьезных побочных эффектов у 2558 взрослых, получивших одну дозу Sputnik V, и у 1288 человек, получивших две дозы .

Вирусолог Элисон Кельвин из Университета Далхаузи в Галифаксе, Канада, объясняет, что существует теория о том, что нарушение свертывания крови связано с вирусными векторными вакцинами, но добавляет: «Я не думаю, что мы знаем точную причину и понимаем, какой компонент этих вакцин вызывает его» , или может ли быть затронут такими побочками и Sputnik в том числе. Она отмечает, что хотя в КИ III фазы Sputnik V приняли участие только 21 977 человек, то есть выборка была слишком маленькой, чтобы выявить редкие побочные эффекты, вакцина сейчас широко используется во всем мире, а это означает, что должны были появиться сообщения, если бы что-то пошло не так.

Неясно, в состоянии ли Россия обнаруживать такие редкие события. Те, которые были связаны с вакциной Oxford – AstraZeneca, оказались впервые выявленными в результате мониторинга побочных эффектов в Австрии, что побудило EMA досконально проанализировать безопасность вакцины.

Но, по мнению Кулиша, мониторинг нежелательных явлений в России может быть менее эффективным, отчасти из-за культурного сопротивления обращению за медицинской помощью. «Большинство россиян обратятся к врачу только тогда, когда больше не смогут дышать», — пошутил он. Кроме того, врачи в отдаленных регионах России могут не связать инсульт, вызванный, например, тромбами, с недавней вакцинацией, подчеркнул он.

По словам Кулиша, Аргентина не сообщала о каких-либо случаях нарушения свертывания крови, несмотря на введение более четырех миллионов доз вакцины местным жителям. Сербия, которая также широко использует Sputnik V, до сих пор не сообщала ни об одном случае нарушения свертывания крови при применении каких-либо аденовирусных вакцин.

ВОЗ и EMA ждут авторизации Sputnik

Ученые говорят, что опасения по поводу мониторинга побочных эффектов могут быть причиной того, что ВОЗ и EMA до сих не выдали разрешение на использование вакцины в чрезвычайных ситуациях. ВОЗ запросила дополнительные данные у НИИ им. Н.Ф. Гамалеи, и агентство продолжает инспектировать российские предприятия по производству вакцин и клинических испытаний. К настоящему времени проинспектировано девять объектов, ВОЗ высказала озабоченность по поводу одного из них. Аналогичным образом EMA говорит о разрешении на вакцину как о находящемся на «непрерывном рассмотрении».

Разработчики Sputnik обвинили Европейский Союз в предвзятости, сославшись на комментарий комиссара ЕС по внутреннему рынку Тьерри Бретона в марте о том, что ЕС «абсолютно не нуждается в Sputnik V».

Кулиш предполагает, что у EMA также существует «пропфайзеровская» позиция, которая мешает Sputnik получить разрешение - отсылка к вакцине Pfizer – BioNTech. Представитель EMA ответил на это предположение, подчеркнув, что «одинаковые стандарты» применяются ко всем заявителям на вакцину против COVID-19, «независимо от того, в какой части мира они находятся».

Тул поделился своими подозрениями по поводу того, что EMA больше всего беспокоит то, что «им не очень комфортно» с российской системой наблюдения за нежелательными явлениями.

Есть также опасения по поводу Sputnik в России, где наблюдается высокий уровень нерешительности в отношении вакцины против COVID. Мартовский опрос показал, что 62% россиян не планировали прививаться, и в настоящее время Россия ввела обязательную вакцинацию для некоторых государственных и других служащих, чтобы увеличить охват. По состоянию на 28 июня лишь около 15% населения России из более чем 140 миллионов получили одну дозу вакцины.

Несколько других исследований в настоящее время проводятся в странах, которые одобрили Sputnik, в том числе в Аргентине, Венесуэле, России и Турции. Они должны помочь составить более точную картину безопасности и эффективности вакцины.

Автор: Бьянка Ногради. Перевод: Алексей Водовозов.

* * *

И в порядке продолжения полемики вокруг обязательной вакцинации. Один из читателей решил написать развернутый ответ на публикацию о сомнениях насчет прививок, присланную Алексеем Иващенко.

Споры об обязательной вакцинации

Приветствую всех!
Давно возникали мысли выразить свои мысли (извините за каламбур) по поводу вакцинации. Даже, буквально сегодня об этом думал. Но тут наткнулся на заметку (вторая её часть), в которой автор (некий Алексей Иващенко) пишет странное. Это меня, в некотором роде, добило. Поэтому вот.
Начну, с разбора вышеуказанной заметки.

Для начала, автор сразу оговаривается:

1. я – не антипрививочник (считаю, что прививки от проверенных и опасных болезней (оспа, туберкулез … ) делать надо особенно детям.
2. Я не считаю, что вируса (тот который ковид) нет. Вирус есть. Да - вирус более серьезный, да - вирус более опасный чем другие болезнетворные вирусы гриппа.
Кроме того я – грамотный, читающий, анализирующий, самостоятельный взрослый человек. Полагаю, что таких как я немало и хотел бы, чтобы мое мнение было услышано теми, кто принимает серьезные решения.

Это всё очень похвально. И к этому я ещё вернусь. А пока идём дальше:

К сожалению лица принимающие решения не хотят нас слышать и поэтому принимают «плохие», неправильные решения.

Я согласен с тем, что в плане борьбы с пандемией, работа в значительной мере – провалена. Многие решения или способы их реализации, мягко говоря, вызывают оторопь.

Существует где-то две сотни разновидностей вируса гриппа. Наш «ковид» - это еще одна разновидность болезнетворного вируса. Более опасная разновидность? Согласен! Но это всего лишь разновидность, которая лечится медицинскими методами. Обычный грипп лечится за одну неделю (плюс еще неделя необходима для восстановления). Ковид (если хорошо заболел) лечится месяц (или две недели на лечение и две недели на восстановление). Есть разница? Есть – но разница несущественна. И ради этой разницы нет необходимости а). привлекать полицию, штрафовать (то есть помощью государственного насилия обирать людей), пугать, стращать; б). останавливать работу предприятий …, то есть наносить серьезный ущерб экономике страны.

Очень странное сравнение с гриппом. С лечением COVID-19 до сих пор всё довольно плохо. По сути, сама болезнь не лечится, в полном смысле этого слова, а пережидается. Больной лишь поддерживается в состоянии, которое можно условно назвать безопасным. Потом непосредственно сама болезнь проходит и начинаются последствия. Для кого-то они будут недельными, для кого-то месячными, для кого-то многомесячными, а кто-то просто не оправится и умрёт. Откуда автор взял информацию про «две недели» на восстановление, решительно непонятно. Представление, какое-то идеалистическое и реальное только для тех, у кого ковидло протекает в лёгкой форме (сам так переболел, повезло). Но для многих переболевших, последствия тянутся очень долго и они могут быть очень неприятными. От потери обоняния, до повальной слабости, которая никак не проходит, не говоря уже о возможных последствиях для лёгких.

Привлечение полиции и другие профилактические меры (ношение масок, ограничение на сборы и прочее) выражается местами очень странно. С этим согласен, о чём уже говорил выше – здесь мы штрафуем за сборы, здесь у нас люди в метро набьются, а здесь мы создадим очередь, проверяя людей (класс! на самом деле нет).

Дальше автор пишет:

Что такое прививка? Это когда в твой организм добавляют вирусов, ослабленных вирусов – но все равно вирусов. В течение своей жизни человек встречается с массой различных болезнетворных вирусов, его организм вырабатывает к ним определенный иммунитет. Зачем человека подвергать еще одной опасности, зачем ему еще один вирус? Здесь просто полное непонимание предмета. Добавление ослабленного вируса – это, так называемая, живая вакцина. Такую прививку колют, например, от кори.

От COVID-19, из существующих вакцин, нету ни одной живой. В организм не добавляют ослабленного вируса. Эти бредовые аргументы, извините, уже миллион раз «схаваны и высраны».

Если организм взрослого человека смог за свою жизнь справиться с многими вирусами, то он сможет победить и вирус ковида (а медицина поможет).

Смелое заявление. А вирус то и не в курсе! И огромное количество погибших, наверное, тоже могли бы оспорить такой «мощный» аргумент. Медицина, конечно, справляется куда лучше, чем в начале пандемии, но всё равно недостаточно хорошо. Вон на фоне увеличившегося количества заболевших, опять подумывают об открытии полевых госпиталей.

Допускаю, что молодым людям прививки и другие меры защиты более нужны чем людям взрослым, встретившим на своем веку уже немало вирусов. Статистика подтверждает, что более привержены вирусам именно молодые люди (но не дети).

Ага, именно поэтому вакцинацию начинают с групп риска (которые почему-то старшего возраста) и людей, работа которых сопряжена с повышенным риском (контакты слюдьми). Дети тоже подвержены вирусу, хотя и в меньшей степени. Во всяком случае ПОКА.

Аргументы говорят за то, что вирус ковида – это проблема медицинская, а не полицейская.

Автор предлагает врачам бегать по городу, давать по шапке всяким «бессмертным», которые считают, что носить маску в людных местах необязательно? То, как за этим следит полиция – это другой вопрос.

Сравнение ковида с опаснейшими болезнями типа оспы, холеры – не корректно. Ведь нет показаний к тому, что получив вирус (вдохнув его) человек сразу заболеет в отличие от чумы, оспы ….

Да, заражаются не все. Причём, в случае заражения, тяжесть прохождения болезни зависит, в том числе, от условного количества вируса, которое попало в человека (извиняюсь, если звучит некорректно). Это, кстати, аргумент в пользу ношения масок, которые снижают как вероятность попадания вируса в организм, так и его количественное значение, если избежать заражения не удалось.

Имеющиеся аргументы против добавления в свой организм вирусов ковида в виде прививки:

Вот формулировка «добавления вирусов ковида в виде прививки» сразу умиляет. Ещё раз подчёркиваю – ни одной одобренной к использованию вакцины от COVID-19, которая представляла бы собой ослабленный вирус (живой вакцины), на текущий момент в мире не существует.

- После прививки можно заболеть, - прививка не дает антитела против ковида, - сама прививка может явиться причиной заболевания … .

По очереди:

После прививки заболеть действительно можно. Ни один вменяемый врач-инфекционист не скажет, что вакцинация даёт полную гарантию от заболевания. Другое дело, что вероятность заболевания очень сильно снижается. А в случае если таки не повезло и вакцинированный заболел – скорее-всего болезнь будет проходить значительно легче, а то и вовсе бессимптомно.
Это просто какой-то лютый безосновательный бред. Откуда вообще эта чушь, что прививка не даёт антител против ковидлы?
Сама прививка чисто технически не может стать причиной заболевания, так как не содержит в себе вируса COVID-19. Об этом было чуть выше.

И главное. Нам – людям власти сообщают только часть информации, которая им удобна для принятия жестких мер. Но не дают нам полной информации. Кроме числа заболевших (за некоторую дату) я хотел бы знать число выздоровевших (так подозреваю, что число выздоровевших равно числу заболевших), знать число умерших (желательно от разных болезней – никто не отменял болезни печени, почек, сердца, легких и пр.). А то вся повестка заполнена только ковидом, хотя специалисты бьют тревогу и по поводу роста других заболеваний (особенно психических, на фоне нагнетания проблемы).

А вот это иллюстрация того, что политика информирования населения, со стороны представителей власти – просрана чуть менее чем полностью. Кроме того, тот факт, что всякие фрики несут различную антинаучную чушь про всё подряд (в том числе про вакцинацию) по центральным каналам – тоже не добавляет доверия властям. Сюда же разваленная система образования и прочие «достижения» постсоветского времени.

Что ещё страшнее, некоторые врачи тоже заделались антипрививочниками и подливают масла в огонь. Непричастным невдомёк, что хороший врач в одной медицинской специальности, может быть полным профаном в другой. А ещё врач может быть плохой. И мнение таких врачей может быть некомпетентным. Но это уже никому не интересно.

Ну и главное – это постоянные непонятки в поведении представителей власти. Такое ощущение, что они сами не знают, что делать (повторюсь - ощущение). То нужно локдаунить, то не нужно. То нужно носить маски, то можно не носить. То можно посещать места условного общепита и т.п., то нельзя. То мы не будем вводить обязательную вакцинацию, то будем, но не совсем обязательную.

Естественно, что такая хаотичная политика вызывает вопросы и недоверие, со стороны населения.

Еще раз подчеркну: ковид – это проблема медицинская, а ее делают проблемой полицейской. Допускаю, что медикам надо добавить денег. Сколько добавить денег на медицину? Миллиард, триллион, биллион? Не хватает больничных коек? Добавить. Маленькая зарплата у медработников? Добавить!

Ещё раз спрашиваю, врачи должны бегать и давать по шапке гражданам, возомнившим себя бессмертными, которые не соблюдают правила безопасности?

Медикам нужно добавить денег, это бесспорно. Но тут затык… У нас за окном капитализм и медицину, как и все остальные сферы деятельности старательно «оптимизируют», читай – отнимают денег.

Не могу понять почему из-за медицинской проблемы нужно «мордовать» население России? Ведь народ возмущен постоянными угрозами штрафов.

Возможно, автор знает альтернативные способы заставить людей носить маски, соблюдать социальную дистанцию? И почему речь идёт только о населении России? В других странах этого всего нету? Или может, там даже строже?

Опыт стран вроде Швеции, где не вводили на раннем этапе жёстких ограничительных мер, уже давно был признан ошибочным, по поводу чего высказывался министр здравоохранения всё той же Швеции.

К примеру. Сообщают. В Москве вчера заболело 5 тысяч человек. Сегодня заболело 6 тысяч человек. И что? В ответ нужно остановить/уничтожить экономику страны? А если завтра заболеет 10 тысяч?

А если 100 тысяч? Сколько заболевших нужно автору, чтобы понять, что проблема не шуточная?

Заболевшие, во-первых, выпадают из «рабочего ритма» и зачастую не могут себя обеспечивать финансово, во-вторых, представляют угрозу для ещё не заболевших.

Как заболело 5-6-10 тысяч человек, так и они же выздоровеют. И ничего особенного не произойдет! Стихийного бедствия не будут! Медицина решит проблему. Может быть увеличится число умерших, а может и не увеличится. Так ранее в Москве умирало в день около 350 человек. Умирали тихо, в больницах, своих квартирах. А что сделали из этого сейчас? Понятно, что если свезти в одно место 350 гробов и еще показать «картину» – то это впечатлит.

Ну, я даже не знаю, как это комментировать. Как заболело 10 тысяч человек, так и выздоровеют... Подумаешь, какая-то тысяча из них не доживёт! Стихийного бедствия не будет! Медицина решит проблему!
Возможно автор не в курсе – медицина вот уже больше года как решает проблему, да никак окончательно не решит. Эффективного лечения, как не было, так и нет.

Можно предположить, что вся эта акция может быть кому-то выгодна. Но это уже другая тема.

Это оставлю без комментария. Кто-то, несомненно, наживается.

Вывод. Обращаю внимание общества и государства на то, что это проблема медицинская, а не полицейская и что данной медицинской проблеме уделяется слишком уж непропорционально большое внимание.

Прежде всего – это проблема. И решаться она должна комплексом мер. Как медицинских, так и ограничительных.

Ну и возвращаюсь к тому, что автор писал в начале:

«я не антипрививочник» – ладно, тогда зачем эта ложная информация о том, что вакцина – это заражение себя ослабленным вирусом? Повторюсь, ни одной живой вакцины против ковида не применяется (во всяком случае, на данный момент). И зачем безосновательная «аргументация» против вакцинации?
«вирус более опасный, чем другие вирусы гриппа» – тогда зачем ниже писать, что разница незначительна? Налицо, обычное непонимание или нежелание понимать ситуацию.
«я грамотный, читающий, анализирующий, самостоятельный человек» – из всего последующего текста автора, в это сложно поверить.

С заметкой, надеюсь, разобрался. Теперь немного от себя.

Над миром нависла серьёзная угроза эпидемиологического характера. Победить её, из имеющихся на текущий момент способов, можно двумя.

Способ номер один – всемирный карантин. Не ограничительные меры с локдаунами, которые тянутся на протяжении полутора года, а реальный карантин – блокпосты, комендантский час и прочие прелести реального, а не мнимого, тоталитаризма. Текущие «жёсткие ограничительные меры» в сравнении с этим, покажутся обычной жизнью. На такое, никто не пойдёт. Даже если гипотетически допустить утопическую мысль, что все страны бы каким-то чудом договорились.

Способ номер два – всеобщая и быстрая обязательная вакцинация.

Если оставить всё как есть и ждать момента, когда переболеет около 60% населения (базовый процент необходимый для коллективного иммунитета), то судя по текущим тенденциям, мы ничего не дождёмся. Вирус мутирует. Не очень быстро, но от этого не сильно легче. Чтобы это прекратить, необходимо лишить его оперативного простора, в кратчайшие сроки обеспечив коллективный иммунитет. Сделать это быстро и безопасно можно только вакцинированием.

Согласно исследованиям, среднестатистическая естественная защита переболевшего – ниже, чем от вакцинации. Кроме того, несмотря на мутацию вируса, имеющиеся вакцины обеспечивают приемлемую защиту от мутировавших штаммов вроде британского или индийского.
Вакцина защищает не только привитого. Всеобщая вакцинация служит щитом для тех, кому прививки противопоказаны по медицинским показаниям.
Увы, «благодаря» снижению качества образования и, вместо этого, продолжительному оболваниванию населения различной чушью (вред медицины в целом и вакцинации в частности, история Фоменко-стайл, рептилоиды и прочая ересь, нужное подчеркнуть), у многих уже просто каша в голове.

Люди готовы есть всякую дрянь, составом которой они зачастую даже не интересуются, пичкать себя гомеопатией и бадами, но у них возникает миллион вопросов к составу, качеству, безопасности и эффективности предлагаемой им вакцины. Причём каждый незамедлительно становится экспертом в инфекционных заболеваниях и методах их лечения.
Последствий прививки боятся больше чем последствий болезни. Хотя нет доказанных свидетельств того, что прививка оказывает негативное воздействие на привитого. Противопоказания и временная реакция на прививку не в счёт.
Примечателен ещё и тот факт, что государства вместо объединения на фоне пандемии - благополучно разделились по группам и не пускают (а то и вообще запрещают) на свою территорию вакцины из противоборствующих групп. Впрочем, удивительного в этом, к сожалению, ничего нет. Как говорится "капитализм, счастье, за***сь!" (с) Дудь.

В Советском Союзе, людей вакцинировали по графику. Садик, школа, работа. Когда приходило время или по необходимости, просто брали и вакцинировали. И это было совершенно правильно.
Хотелось бы нечто подобное увидеть и сейчас. Но, вместо этого, видно лишь какие-то полумеры, которые только продляют агонию ограничительных мер.
Кстати, буквально только что, нам на работе (провинциальный городок) поступило предложение вакцинироваться на рабочем месте. Сам я уже получил первую дозу, в ходе другого мероприятия по массовой добровольной вакцинации. Пока что, происходит это в добровольном порядке (увы). Но хоть что-то. Хорошо бы, чтобы такие меры были массовыми и обязательными. Чтобы каждому отдельному человеку не нужно было пробиваться через бюрократические проволочки вакцинации в медучреждениях.

Там не мне такого за и против еще немало накидали. Как разгребу и прочту интересное выложу в последующих публикациях на тему. Тема надо признать изрядно волнует читателей. Даже посильнее Украины или Сирии.

* * *

Плюс видео от военкора Сладкова, который попал с коронавирусом в ковидный госпиталь и сейчас ведет оттуда видеоблог о своем лечении.
Кстати, Сладков из тех заболевших, кто прививался весной.



@

Русский Крым

Права человека и геноцид народов Северной Америки.



Права человека и геноцид народов Северной Америки

В субботу газета Washington Post опубликовала историю 12-летней девочки, студентки из Аляски, останки которой были похоронены более 100 лет назад в Пенсильвании. Она была среди более чем 100 000 детей из числа коренных народов, распределенных по 375 школам-интернатам по всей территории США с конца 1800-х по 1960-е годы. Считалось, что они могут стать «цивилизованными», если их заставят покинуть дом. «Забирать детей из их домов и семей и подвергать их ассимиляции - значит совершать культурный геноцид», - цитирует газету Washington Post Кристин Дийзи Макклив, исполнительного директора Национальной коалиции исцеления школ-интернатов для коренных американцев. Министр внутренних дел Деб Хааланд, первая коренная американка, занявшая пост секретаря кабинета министров, заявила на прошлой неделе, что департамент определит места проживания, кладбища и детей, похороненных там, чтобы «раскрыть правду о человеческих потерях и долгосрочных последствиях школы."

Широко известно, что после того, как Великобритания официально признала независимость США в 1783 году, американские поселенцы начали вековую экспансию на запад, истребляя коренных американцев и захватывая их земли.
Коренные жители подверглись более чем 1500 войнам, нападениям и набегам, санкционированным правительством США, больше, чем любая другая страна в мире, против своего коренного населения.
Такая жестокость по отношению к коренным народам заложена в генах англосаксов. Также на прошлой неделе после обнаружения останков 215 детей коренных народов в аналогичной школе-интернате в Британской Колумбии несколько недель назад была обнаружена 751 могила без опознавательных знаков на месте бывшей школы-интерната для коренных народов в канадской провинции Саскачеван.

То, что СМИ сообщают о страданиях коренных жителей США и Канады, вероятно, является лишь верхушкой айсберга. Пока что в практике США в отношении коренных народов отсутствует официальное признание их прошлых преступлений против них и нанесенного им ущерба - от земли и культуры до достоинства. Между тем, они не хотят признавать, что их нынешнее экономическое и социальное развитие выиграло от этого культурного геноцида.

Имея веские доказательства систематического геноцида англосаксов против коренных народов, США и Канада праздно сидят на захваченной ими земле и лицемерно проявляют заботу о правах человека в мире. У них нет намерения искренне заниматься своей позорной историей геноцида. После того, как была обнаружена 751 могила без опознавательных знаков, премьер-министр Канады Джастин Трюдо сказал, что он «опечален», но побеспокоился говорить о возмещении ущерба коренным народам. Он даже попытался переложить вину на Папу, попросив его поехать в Канаду, чтобы принести извинения за роль католической церкви в организации школ-интернатов для детей коренных народов, как будто правительство не имеет ничего общего с уважением и сохранением прав и культуры коренных народов.

Чжан Тэнцзюнь, младший научный сотрудник Китайского института международных исследований, сказал Global Times в понедельник, что без специальной следственной группы и конкретных действий Канада не занимается глубокими размышлениями, а пытается нейтрализовать влияние скандала на свое правительство. .
Что касается США, то, если правительство под руководством демократов, которое хорошо играет в карты демократии и прав человека, признает свое позорное прошлое сейчас, это все равно что дать себе пощечину, сказал Чжан, добавив, что США этого не сделают.
США и Канада манипулируют картой прав человека, с одной стороны, и закрывают глаза на пятна прав человека на своей собственной земле, с другой, что является проявлением лицемерия и двойных стандартов в западном стиле. Они практикуют закон джунглей и рассматривают другие страны с той же логикой.
У таких стран, как США и Канада, нет воли и мужества, чтобы практиковать правосудие. На международном уровне следует создать группу под руководством ООН, такую ​​как Международный Суд, для проведения независимого расследования положения коренных народов и прошлых злодеяний против них. В ходе этого процесса заинтересованные страны не должны вмешиваться, а должны предоставить следственной группе значимый и беспрепятственный доступ.

(с) Ван Венвэнь

И эти люди учат других свободе и демократии.
Конечно же необходимо создать международный трибунал по расследованию геноцида коренного населения Северной Америки, в том числе и с целью организации процесса достойных материальных и территориальных компенсаций коренному населению Северной Америки. Жизни краснокожих имеют значение!

@

Русский Крым

Подозрительно жизнерадостный Протасевич завел Twitter.



Сначала ты готовишься к длительной информационной кампании о том, как Протасевича жутко пытают в СИЗО КГБ Белоруссии, а приходится объяснять читателям, почему Протасевич дает интервью и пресс-конференции, а затем заводит Twitter.
Еще некоторое время пройдет и Роман Протасевич может быть начнет вести Телеграм в поддержку Лукашенко и рассказывать об успехах КГБ Белоруссии в разоблачении деструктивной деятельности.
Ну или в этом же Твиттере скоро начнутся зажигательные истории про "невероятных" и "польско-литовскую оппозицию", ведь если заводятся такие каналы, значит это кому-нибудь нужно.





Совершенно очевидно, что КГБ рассматривает Протасевича не только как подследственного, но и как полезный актив в информационно-психологических операциях, поэтому развивающийся сюжет с Протасевичем будет продолжать радовать зажигательными поворотами.

До кучи, об утечке переписки польских чиновников, которые курировали организацию протестов в Белоруссии в августе 2020-го года.



@

Русский Крым

Делегация Талибана прибыла в Москву.



Делегация политического офиса Талибана, который отвечает за политическое представительство террористического движения в катарской Дохе, сегодня прибыла в Москву на переговоры.
Талибы собираются обсудить ситуацию на севере Афганистана и на границе Афганистана и Таджикистана (который уже объявил мобилизацию для укрепления границы).
По заявлению Талибана, они не стремятся к внешней экспансии и захвату власти в Афганистане военным путем. Последнее заявление оказалось особенно ироничным, с учетом того, что за последние 2-3 дня большая часть провинции Герат перешла под контроль Талибана без особого сопротивления.

Формально, талибы не врут, захват страны идет по большей части не силовым путем, так как большая часть районов они занимают без сопротивления. С другой стороны, под Бадгисом и под Кандагаром, идут вполне себе активные боевые действия, где армия оказывает талибам серьезное сопротивление.



Также продолжаются бои за Ислам-Кала на границе с Ираном - часть пограничников удрала в соседний Иран, но силы спецназа продолжают бои за город. Также армия пока удерживает столицу провинции.



Фактически, Талибан сейчас берет то, что плохо лежит и то, что правительство Афганистана без внешней помощи не может удержать. Так или иначе, Талибан на границе с Таджикистаном, это часть давно ожидавшейся реальности и РФ разумеется заинтересована в том, чтобы изменения в Афганистане не привели к дестабилизации соседних с ним республик Средней Азии. От Талибана РФ нужны гарантии, что он никуда не полезет. Талибану нужна внешняя легитимность. Где-то вокруг этих тем и будут идти переговоры.


Горит рынок в Бадгисе. В ходе боев есть убитые и раненые среди гражданских.


Митинг в захваченной райцентре.


Трофеи в Бадахшане.



Граница Ирана с Афганистаном. На 8 июля часть границы с Ираном уже контролирует Талибан.

Видео

Захваченное полицейское управление в Герате.



Таможенники в Ислам-Кала уходят в Иран.



Талибы общаются с иранскими пограничниками в Ислам-Кала.



Талибан в Шинданде.



Захваченные грузовики.



Сдача военной базы в Бадгисе. Вид с дрона.



Захваченный райцентр в Забуле.



Захваченная полицейская станция в Лагмане.



Колонна Талибана под Кандагаром.




Схлопывание правительственного контроля.

@

Русский Крым

Взрыв в порту Дубая.



В порту Джабель-Али в Дубае взорвалось торговое судно, что привело к пожару, который был достаточно быстро локализован. По заявлениям властей, погибших в результате взрыва нет.
Причины взрыва (который ощущался на расстоянии 25 километров от порта) пока неизвестны, но разумеется, будет рассматриваться и вариант с продолжением идущей в регионе гибридной войны с атаками на различные суда.







@

Русский Крым

Подводный дрон "Robo-Shark".



На технологической выставке Military Intelligent Technology Expo в Пекине был представлен подводный дрон в виде небольшой акулы. Производит его китайская же компания Boya Gongdao Robot Technology.
В подводном положении дрон может развивать скорость до 6 узлов. Заявлена низкая заметность, низкий уровень шума и длительный период работы. Дрон приводится в действие неким бионическим хвостовым стабилизатором.
Робот может выполнять подводную разведку с близкого расстояния, поисково-спасательные операции, наблюдение за полем боя, противолодочные работы, гидрологические исследования, ретрансляцию связи и подводное отслеживание.
Согласно информации представленной на выставке компании, Robo-Shark в настоящее время работает над проектом с военными, исходя из потребностей последних.

PS. А ведь ее в теории можно использовать и для диверсий (интересно, какова грузоподъемность дрона) и для охраны гаваней от вражеских водолазов и дронов.

@

Русский Крым

Франция, как фланговый потенциал НАТО в войне с Россией. Ч.1.



Франция, как фланговый потенциал НАТО в войне с Россией

По мнению экспертов, RAND, французские вооруженные силы являются одними из самых боеспособных в Западной Европе и могут похвастаться полным спектром возможностей, позволяющих им участвовать в полном спектре операций, включая высокоинтенсивные обычные боевые действия против равного противника.

В этом отчете исследователи RAND рассматривают роль, которую французские вооруженные силы могли бы сыграть в качестве партнера по коалиции в гипотетическом конфликте с Россией.

Исследователи использовали широкий спектр публикаций на французском и английском языках, а также беседы с французскими экспертами в области обороны, чтобы понять не только возможности и способность французских вооруженных сил вести войну в целом, но и их способность вести высокоинтенсивную конвенциональную войну, в частности.

Несмотря на то, что отчет вышел только в июне 2021 года, многие документы и комментарии на которых базируется данный отчет, датированы периодом с 2017 по 2019 год. В отчете сделан анализ текущих возможностей французской армии, рассмотрены вопросы военного строительства и модернизации армии, военно-воздушного и военно-морского флота, направления развитиях разведки и подходов к проведению мультидоменных операций, а также будут даны оценки возможности применения армии Франции в гипотетической войне с Россией.

Часть 1. Общие вопросы

В настоящее время Франция обладает одной из самых боеспособных армией Западной Европы, благодаря стремлению страны поддерживать как можно более широкий спектр военных возможностей и сохранять свою способность справиться с любым видом конфликта, включая обычные войны высокой интенсивности, без необходимости привлечения союзников. Как и все западноевропейские вооруженные силы, французские вооруженные силы значительно сократили свою структуру после 1991 года.

Каждый из видов вооруженных сил Франции, в настоящее время является полностью профессиональным, после отмены призыва в 1996 году, и составляет менее половины от той численности, которая была в конце холодной войны, когда около половины личного состава французских вооруженных сил составляли призывники.

Сокращение численности неизбежно привело к сокращению потенциала армии. Однако французы, в силу своих стратегических приоритетов, по-прежнему обладают более широким спектром возможностей, чем большинство других европейских вооруженных сил. Тем не менее, возможности Франции по поддержанию высокотехнологичного конвенционального конфликта ограничены.

Французские вооруженные силы могут выполнять все поставленные перед ними задачи одновременно, но им не хватает глубины, что означает, что такие сложные операции быстро истощат их людские и материальные ресурсы.

Оборонная стратегия Франции строится на нескольких обязательствах, которые относятся к периоду правления президента Шарля де Голля (1959—1969 гг.):
Сохранение ядерного арсенала (Франция обладает воздушной и подводной частями ядерной триады, отказавшись в 1990-х годах от ракет наземного базирования с ядерными боеголовками);
Сохранение способности вмешаться в любое время и в любом месте для защиты национальных интересов;
Защита ключевых оборонных отраслей.

В последнее время Франция увеличила свои расходы на оборону: Она подтвердила свою приверженность достижению цели Организации Североатлантическогодоговора (НАТО) — тратить 2 процента своего валового внутреннего продукта на оборону, что делает ее заметным и полезным партнером в операциях коалиции.

Однако важно отметить, что взгляды Франции на распределение бремени, возможно, отличаются от взглядов США; французы считают активные зарубежные операции своих вооруженных сил, особенно в Сахеле, а также в Ираке и Сирии, распределением бремени — формой неденежного вклада, который укрепляет безопасность НАТО и Европы, даже если они не проводятся по мандату НАТО или Европейского союза. Более того, хотя французы обеспокоены действиями России на их южном фланге (например, в Ливии, Сирии), они считают российскую конвенциональную угрозу в Европе ограниченной, исходя из их оценки, что ядерное сдерживание, скорее всего, возобладает в таких обстоятельствах.

Французская армия

В конце холодной войны численность французской армии составляла 300 000 человек, 15 дивизий и три отдельных корпуса. Она имела значительную степень специализации, которая отличала ее подразделения, оснащенные для ведения обычных боевых действий от более легких экспедиционных подразделений.

В настоящее время армия имеет только две дивизий и предназначена быть универсальной силой, с акцентом на то, что французы называют сегментом médian (средний сегмент) в спектре вооруженного конфликта.

Средний сегмент обычно определяется как достаточно тяжелый, чтобы выжить в условиях крупномасштабной войны, но достаточно легкий, чтобы оставаться экспедиционным — т. е. пригодным для развертывания в суровых условиях, таких как например, в Мали, при отсутствии широких возможностей материально-технического обеспечения.

Армия делает крупные инвестиции в технологии, особенно в сетевые технологии ведения войны (как видно из многомиллиардной программы модернизации SCORPION), но она сталкивается с проблемой в отношении боеготовности, в связи с прошлыми сокращениями бюджета и мерами жесткой экономии, а также бременем поддержания текущих зарубежных операций (в первую очередь, операция «Бархан» в Сахеле и операции по обеспечению внутренней безопасности, известная как «Операция Sentinelle»).

Военно-воздушные силы Франции

Как и армия, французские ВВС сохранили широкий спектр возможностей после сокращений 90-хх годов прошлого века, хотя и страдают от ограниченного потенциала.

Одной из причин, ВВС являются носителями ядерного оружия, что обязывает Францию вкладывать средства в обеспечение наличия средств доставки этого оружия.

Французские «Rafale» полностью совместимы с НАТО, и Французы заинтересованы в том, чтобы сделать их совместимыми с F-35. Существует план замены Rafale самолетом шестого поколения к 2035–2040 годам.

Французские ВВС испытывают острую нехватку стратегических воздушных судов. Внедрение многоцелевых самолетов A330 Multirole Tanker Transports могло бы увеличить возможности стратегических воздушных перевозок, одновременно высвободив авиационный транспорт под задачи дозаправки в воздухе.

Другие недостатки включают нехватку боеприпасов, а также нехватку средств подавления и преодоления противовоздушной обороны противника — (SEAD). Последнее также снижается из-за ограниченного количества боеприпасов, так как SEAD может потребовать запуска большого количества крылатых ракет SCALP (многоцелевая высокоточная крылатая ракета большой дальности с автономным наведением) воздушного или морского базирования. Наконец, ВВС также испытывают трудности с оперативной готовностью. Эта проблема относится ко всем французским военным самолетам, но особенно ярко она проявляется в вертолетном парке (эта проблема общая с армией). Одной из причин такой неготовности является жесткая экономия бюджетных средств; другой причиной является частое развертывание самолетов Франции в сложных территориальных условиях, особенно в Сахеле.

Военно-морской флот Франции

ВМС Франции, как и ВВС, сократились после холодной войны, но они сохранили ряд возможностей, в основном для поддержания своей миссии ядерного сдерживания.

Численность ВМС Франции сократилась с 75 000 до примерно 35 000 человек, а флот из 147 боевых и вспомогательных кораблей в 1985 году до примерно 90 в настоящее время. Между тем, ВМС осуществляют крупные инвестиции для поддержания современного флота подводных лодок с баллистическими ракетами и их защиты от противника. Последнее требует наличия мощного противолодочного потенциала, который обеспечивается самолетами, новыми фрегатами и ударными подводными лодками.

Французы модернизируют свои ударные и баллистические подводные лодки, а также связанные с ними системы вооружения, одновременно расширяя свой современный флот фрегатов. ВМС недавно переоборудовали свой единственный авианосец «Шарль де Голль», оснащенный ядерным двигателем, и проводят исследования по строительству одного или, возможно, двух авианосцев для его замены.

ВМС также планируют модернизировать ряд своих самолетов, включая самолеты раннего предупреждения E-2 с авианосца и патрульные корабли Atlantique; последние выполняют двойную функцию — разведки, наблюдения и рекогносцировки, а также в качестве платформ вооружения для поддержки наземных операций в Африке и Леванте.

В целом, французский военно-морской персонал подготовлен для ведения обычной войны, так как миссия ВМС фактически не изменилась со времен холодной войны.

Ограничения ВМС заключаются в относительно небольшой численности флота. Как и у других служб Франции, у ВМС есть проблемы с боеготовностью, а запасы боеприпасов, по сообщениям, невелики.

Космические, кибернетические и разведывательные возможности

Франция осуществляет крупные инвестиции в космическую и кибернетическую сферы. Франция рассматривает космос как важнейшее средство обеспечения множества высокотехнологичных возможностей, включая ядерный потенциал, а кибернетический потенциал становится все более необходимым для ее собственной обороны.

Франция работает над оборонительным и наступательным космическим потенциалом, а также модернизирует свои спутники, часто в сотрудничестве с европейскими и другими международными партнерами. Официальная космическая стратегия Франции призывает к продолжению сотрудничества с Соединенными Штатами, которые она называет «важным союзником».

Что касается кибернетических возможностей, то французы реагируют на возросший уровень угрозы — в том числе со стороны России — организационными изменениями, новыми доктринами и новым финансированием. Например, в январе 2017 года во Франции было создано оперативное киберкомандование, в задачи которого входит защита военных сетей и критически важных инфраструктур. Финансирование также идет на пользу французским разведывательным службам, которые отмечают значительное увеличение финансирования и количества персонала.

Политические и общественные ограничения на применение силы

Франция имеет мало правовых политических ограничений против применения силы исполнительной властью. Французская конституция в значительной степени оставляет оборонную политику и контроль над вооруженными силами в руках президента, избранного прямым голосованием, и военные интервенции исторически пользуются сильной общественной поддержкой населения.

Однако возможности Франции по развертыванию сил остаются ограниченными, из-за огромного количества текущих операций — за рубежом (операция Barkhane), борьба с терроризмом на родине (операция Sentinelle), ядерное сдерживание (для ВМС и ВВС), а также безопасность на море и безопасности обширной территории Франции (для ВМС). Развертывание дополнительных сил в Восточную Европу в значительном количестве, скорее всего потребует снятия сил и средств с этих миссий, что может вызвать политическое сопротивление.

Выводы и последствия для политики США

Франция может поддержать войну под руководством США в Восточной Европе; у нее есть и развивается потенциал, необходимый для участия в военных действиях высокой интенсивности.

Существует также ряд областей, в которых американо-французское сотрудничество имело бы смысл, среди которых электронные боевые действия, проблема противодействия массированному высокоточному огню и противовоздушная оборона.

Конкретные способы сотрудничества должны быть разработаны для каждого потенциала таким образом, чтобы сохранить интересы как американских, так и французских оборонных компаний.

Такое сотрудничество может гарантировать, что Франция решит некоторые из своих проблем, связанных с ведением высокоэффективных обычных боевых действий

История сотрудничества Франции и США

История военного сотрудничества Соединенных Штатов и Франции восходит к Гражданской войне в США. Хотя президентство Макрона ознаменовалось возобновлением усилий по повышению способности Европы решать вопросы коллективной обороны путем предоставления ей «автономных оперативных возможностей», Франция сохраняет твердую приверженность Организации Североатлантического договора (НАТО) и двустороннему оборонному сотрудничеству с США.

Французские войска тесно сотрудничают с американскими силами в Африке и Леванте, а с 2014 года французы участвуют в усилиях по обеспечению безопасности и сдерживанию России в северо-восточной Европе.

Кроме того, Франция отбросила тенденцию сокращения оборонного бюджета; в Стратегическом обзоре обороны и национальной безопасности 2017 года (далее — Стратегический обзор 2017 года) Франция четко обязуется достичь цели НАТО — 2% валового внутреннего продукта (ВВП) на оборонные расходы к 2024 году. На этом фоне эксперты и аналитики RAND стремимся изучить, какие военные возможности Франция может привнести в крупномасштабную конвенциональную войну в сценарии, в котором театром конфликта является Европа, а агрессором — Россия. Имеет ли Франция адекватные возможности для такой борьбы, и если нет, то насколько вероятно, что она получит их в ближайшем будущем?

Данное тематическое исследование Франции преследует две цели. Во-первых, эксперты RAND стремятся изучить нынешнюю и будущую способность Франции разделить бремя с Соединенными Штатами и другими союзниками в случае крупномасштабной обычной войны против России. Во-вторых, эксперты RAND стремятся дать рекомендации по устранению потенциальных пробелов. Этот анализ строится вокруг следующих ключевых вопросов:

— В какой степени подготовка к крупномасштабной конвенциональной войне является приоритетом для Франции? Как она соотносится с другими непредвиденными обстоятельствами?

— Каков уровень готовности Франции к такому конфликту, и какие сравнительные преимущества Франции в этом конфликте?

— Какие будущие программы (планируемые или потенциальные) могут с наибольшей вероятностью повысить потенциал Франции для конфликта высокой интенсивности?

— Наконец, какие внутренние или внешние факторы могут сдерживать развитие военных возможностей Франции и ее способность использовать их в европейской крупномасштабной конвенциональной войне? какие внутренние или внешние факторы могут сдерживать развитие военных возможностей Франции и ее способность использовать их в сценарии крупномасштабной конвенциональной войны в Европе?

Чтобы ответить на эти вопросы, эксперты RAND изучили первоисточники на французском языке, такие как официальные стратегии, доктринальные документы, стенограммы слушаний во французском парламенте и законодательные документы.

Эксперты RAND также изучили вторичные источники на французском и английском языках о стратегических приоритетах Франции, военном потенциале и обороны Франции. Наконец, эксперты RAND провели более десятка бесед в период с марта по май 2019 года с французскими правительственными чиновниками, действующими и отставными французскими военными офицерами, а также французскими исследователями, специализирующимися на вопросах обороны.

Эксперты RAND обнаружили, что хотя Франция не особенно обеспокоена вероятной агрессией со стороны России, которая, по ее мнению, крайне маловероятна, она хорошо понимает, какой ущерб может нанести возрождающаяся Россия в других регионах, таких как Ближний Восток и Северная Атлантика, а также в гибридной сфере.

Приоритетом Франции является сохранение стратегической автономии — которую она определяет, как способность вести любую войну и оставаться ядерной державой.

Закон о военном планировании на 2019–2025 годы (Loi de Programmation, или LPM) делает сильный акцент на модернизации некоторых видов вооружений, которые будут использоваться в боевых действиях в Мали и Центральноафриканской Республике; повышение готовности существующего вооружения; и повышение боевого духа и подготовки войск.

Однако, некоторые пробелы в военном потенциале Франции останутся и после 2025 года, поскольку Франция обменивает «глубину на широту» — Франция способна проводить военные операции во всем спектре конфликтов, но у нее нет способности поддерживать борьбу во время затяжного конфликта против высокотехнологичного противника, такого как Россия. С точки зрения США, это означает, что Франция может участвовать в крупномасштабной конвенциональной войне в Восточной Европе в течение ограниченного времени.

(с) Владимир Орлов

@

Русский Крым

Франция, как фланговый потенциал НАТО в войне с Россией. Ч2. Французский подход.



Продолжение большого материала Владимира Орлова "Франция, как фланговый потенциал НАТО в войне с Россией".

В ней рассматриваются актуальные положения французской военной стратегии и перспективы трансформации этого подхода в контексте Холодной войны Запада против России.

По мнению экспертов, RAND, французские вооруженные силы являются одними из самых боеспособных в Западной Европе и могут похвастаться полным спектром возможностей, позволяющих им участвовать в полном спектре операций, включая высокоинтенсивные обычные боевые действия против равного противника.

В этом отчете исследователи RAND рассматривают роль, которую французские вооруженные силы могли бы сыграть в качестве партнера по коалиции в гипотетическом конфликте с Россией.

Исследователи использовали широкий спектр публикаций на французском и английском языках, а также беседы с французскими экспертами в области обороны, чтобы понять не только возможности и способность французских вооруженных сил вести войну в целом, но и их способность вести высокоинтенсивную конвенциональную войну, в частности.

Несмотря на то, что отчет вышел только в июне 2021 года, многие документы и комментарии на которых базируется данный отчет, датированы периодом с 2017 по 2019 год. В отчете сделан анализ текущих возможностей французской армии, рассмотрены вопросы военного строительства и модернизации армии, военно-воздушного и военно-морского флота, направления развитиях разведки и подходов к проведению мультидоменных операций, а также будут даны оценки возможности применения армии Франции в гипотетической войне с Россией.

Ключевые принципы стратегии Франции

Стратегические документы Франции, а также решения в области обороны, которые были приняты за предыдущие десятилетия, свидетельствуют о том, что несколько ключевых принципов определяли и продолжают определять доктрину, позицию и закупки Франции. Хотя эти принципы могут быть сформулированы по-разному, три из них выделяются особо:

1. Франция является ядерной державой и останется ею;

2. Франция должна быть способна вмешаться в любой момент и в любом месте для защиты своих национальных интересов;

3. Франция должна быть способна защитить свои национальные интересы, в любое время и в любом месте для защиты своих национальных интересов;

4. французская оборонная промышленность является национальным интересом и должна быть защищена.

Эти принципы были подтверждены в Стратегическом обзоре 2017 года; они руководствуются программе LPM; и они были подтверждены беседах экспертов RAND с представителями армии Франции. При этом, ничто не указывает на то, что эти принципы изменятся в будущем.

Первые два принципа составляют пространство, в котором Франция принимает свои решения, связанные с обороной. Любая политика или военный вариант, который резко нарушает один из этих принципов, скорее всего, будет проигнорирован или отвергнут.

Третий принцип определяет многие французские решения, но его, вероятно, можно обойти, если первые два принципа будут поставлены под сомнение.

Франция — ядерная держава и останется ею с 1954 года, когда французское правительство, возглавляемое в то время Пьером Мендес-Франсом, запустило первую программу по созданию ядерного оружия и подводных лодок. Ядерное сдерживание было определяющей чертой стратегической позиции Франции. Тогдашний президент Шарль де Голль в конце 1950-х годов ясно дал понять, что Франция должна иметь возможность самостоятельно вести войну — решение, которое совпало с выходом Франции из интегрированной командной структуры НАТО в 1966 году. С тех пор эта позиция не менялась.

Стратегический обзор 2017 года ясно показывает, что Франция придерживается этой точки зрения и сегодня («Ядерное сдерживание остается краеугольным камнем нашей оборонной стратегии»), и в обозримом будущем («Поддержание нашего сдерживания в долгосрочной перспективе крайне важно»).

В феврале 2019 года Франция провела имитацию миссии ядерного нападения, включающую дозаправку в воздухе стратегической авиации и в феврале 2020 года президент Эммануэль Макрон заявил, что в случае необходимости «ядерное предупреждение» может быть направлено государственному субъекту, угрожающему жизненно важным интересам Франции, чтобы «восстановить сдерживание».

Соответственно, Макрон подчеркнул важность модернизации ядерных сил сдерживания Франции, и программа LPM предусматривает выделение 5,6 миллиарда долларов в год на эту цель, начиная с 2020 года, — увеличение с примерно 4 миллиардов долларов в год. Ожидаемый общий объем инвестиций для обеспечения полной модернизации воздушного и морского компонентов ядерных сил сдерживания Франции к 2035 году составит 41,6 миллиарда евро с 2019 по 2025 год, или более 10 процентов от всех выделенных средств на оборону.

Модернизация ядерных сил сдерживания Франции следует давно установленному принципу строгой достаточности, что означает, что Франция хочет иметь достаточное количество ядерных средств, чтобы дать понять потенциальным врагам, что она способна нанести непоправимый ущерб.

Следствием такого оборонительного курса является то, что Франция будет менее способна инвестировать в обычные вооружения, когда столкнется с важными сроками модернизации своего ядерного военного потенциала, если только — как в случае с нынешней программой LPM — она не увеличит свой общий оборонный бюджет. Тем не менее, акцент на ядерном сдерживании также отдает приоритет некоторым обычным вооружениям. Например, необходимость обеспечить надежность потенциального ядерного удара была движущим фактором в решении о модернизации парка самолетов-заправщиков и приобретении большего количества многоцелевых транспортных самолетов-заправщиков (MRTT).

Франция должна иметь возможность вмешиваться в любое время и в любом месте для защиты своих национальных интересов

Вторым ключевым принципом, определяющим оборонную стратегию Франции, является наличие возможности военного вмешательства в любое время и в любом месте для защиты национальных интересов Франции. Этот принцип тесно связан с первым и также берет свое начало с решения-Де Голля в конце 1950-х годов обеспечить стратегическую автономию Франции.

Франция считает себя средней державой с глобальным охватом. У нее есть заморские департаменты и территории по всему миру, 2,2 миллиона граждан, проживающих за рубежом, военные базы в Африке и на Ближнем Востоке, союзники и партнеры на всех континентах, а также постоянное место в Совете Безопасности ООН, которое обеспечивает ей видное положение в вопросах глобальной безопасности.

С момента окончания Холодной войны подход Франции заключался в том, чтобы поддерживать потенциал для всего спектра конфликтов, а не специализироваться на экспедиционных боевых действиях низкой интенсивности. Для решения четырех типов непредвиденных ситуаций — национальная безопасность, «кризис по соседству», «негосударственные противники» и «военная конфронтация с государственными акторами» — в Стратегическом обзоре 2017 года ясно сказано, что «необходимая способность наших вооруженных сил действовать во всех областях и сценариях оправдывает поддержание модели сил полного спектра и сбалансированных сил в качестве предпосылки для нашей стратегической автономии» — стремление, которое уже упоминалось в двух предыдущих стратегических обзорах в 2008 и 2013 годах. До того, как понятие стратегической автономии было принято Европейским Союзом (ЕС), оно было французским, и до сих пор является основой французской оборонной политики.

Это стремление иметь возможность вмешаться в любом месте и в любое время имеет несколько ключевых последствий.

Во-первых, это вынуждает Францию инвестировать в ряд областей, в которых недостаточные возможности или зависимость от возможностей других стран поставили бы под угрозу стратегическую автономию. Это также требует от Франции наличия сложного потенциала в различных областях в дополнение к ядерным средствам сдерживания; эти средства сдерживания варьируются от командования и управления до разведки и кибернетики. Франция также заинтересована в том, чтобы иметь возможность играть роль «рамочной» страны в коалиционной операции, что усиливает ее интерес к «командованию и контролю» (Также называется C2).

Во-вторых, Франция должна иметь вооруженные силы, которые охватывают весь спектр возможных миссий, чтобы гарантировать, что она никогда не будет полностью зависеть от чужих сил при реагировании на ту или иную чрезвычайную ситуацию — что не означает, что она не будет приветствовать поддержку союзников.

Способность Франции инвестировать в специальные средства для конкретных чрезвычайных ситуаций ограничена недостаточными ресурсами, и в результате французские военные предпочитают многофункциональную технику, которая может быть использована в различных военных миссиях.

В качестве примера можно привести новую многоцелевую бронированную машину (Véhicule Blindé Multirôle), также известную как Griffon, истребитель «Rafale» и европейский многоцелевой фрегат (Frégate Européenne Multimission, или FREMM). Подготовка личного состава проходит аналогичным образом. Французский персонал во всех трех родах войск готовится ко всему спектру непредвиденных обстоятельств, от нерегулярных боевых действий до обычных военных миссий.

Третье следствие заключается в том, что французским вооруженным силам не хватает глубины, что означает, что сложные операции быстро истощат, как людские, так и материальные ресурсы Франции.

Проблема людских ресурсов особенно остро стоит в отношении «генерирующих сил» и различных сил боевой поддержки, а также формирований боевой службы, которые особенно пострадали от сокращений после окончания холодной войны. Нехватка персонала по техническому обслуживанию самолетов, например, была одной из причин низкой доступности самолетов.

Нехватка материальных ресурсов проявляется не только в относительно небольшом количестве конкретных типов систем вооружения во Франции, но и в малом количестве боеприпасов и запасных частей. Кроме того, растущая сложность военного оборудования означает, что на ту же сумму денег можно купить меньшее количество систем; когда активы заменяются более новыми версиями, их количество иногда уменьшается — например, Франция заменила свои прежние 155-мм гаубицы на меньшее количество более современных систем Camion Équipé d’un Système d’Artillerie (CAESAR).

Готовность французских военных поддерживать небольшие запасы систем вооружения и боеприпасов может быть подкреплена их превосходством в проведении удивительно бережливых экспедиционных операций.

Благословение (или проклятие) способности французских военных к бережливым операциям было продемонстрировано в операции «Serval», которая проводилась в Мали в 2013–2014 годах.

Все усилия по мобилизации военных сил были ограничены неспособностью Франции сделать нечто большее, чем постепенное наращивание своих сил, например, ввести в бой несколько дополнительных «Rafales», несколько самоходных гаубиц CAESAR и несколько вертолетов, часто без офицеров по логистике или даже авиадиспетчеров, необходимых для управления потоками на принимающем конце логистической цепи.

Нехватка ресурсов означала, что французам приходилось идти на риск. Например, ограниченное количество CAESAR и отсутствие различных форм поддержки, включая медицинскую, означало, что командующий операцией «Serval» генерал Бернар Баррера несколько раз был вынужден проводить военные операции последовательно, а не проводить их одновременно — вопрос, который в более широком смысле ставит под сомнение способность Франции вести более масштабные и интенсивные военные действия.

Когда французские военные столкнулись с сокращением бюджета, оставшиеся расходы, как правило, были направлены на текущие операции, которые проводились в основном против противников, использующих нетрадиционные методы ведения войны. В результате меньше внимания уделялось поддержанию или приобретению обычных вооружений.

В октябре 2018 года начальник Объединенного штаба генерал Франсуа Лекуантр заявил в Сенате, что «в 2025 году [французские] вооруженные силы будут консолидированы и модернизированы… но не смогут противостоять крупному конфликту, такому как масштабная межгосударственная война.

Другие европейские страны сталкивались с подобной дилеммой: поддерживать потенциал для текущих операций или модернизировать армию для различных типов непредвиденных обстоятельств. Например, участие Великобритании в войнах в Ираке и Афганистане привело к созданию доминирующих сухопутных сил, при этом программы модернизации Королевских ВВС и Королевских ВМС отстают. В целом, Великобритания отдает приоритет программам оснащения, которые служат для ведения экспедиционных боевых действий низкой интенсивности. Германия пытается перейти к военным силам, которые могли бы продолжать операции за пределами региона, выполняя при этом задачи более высокой интенсивности (включая защиту национальной территории) и проецируя силу по всему миру. Однако цена таких амбиций может оказаться выше того, что может принять внутреннее общественное мнение в Германии.

Что касается Франции, программа ЛПМ пытается вернуть часть позиций, утраченных на высоком конце спектра вооруженных конфликтов, и несколько изменить баланс сил и средств. LPM планирует, что французские войска будут развернуты на трех параллельных театрах военных действий, «включая способность играть роль рамочной нации на одном театре военных действий и быть основным вкладчиком в коалицию».

То, что программа LPM называет «крупным участием в интервенции», также получит дополнительные морские и воздушные возможности, а также киберкомпонент. Однако планирование крупного вмешательства предполагает, что Франция будет проводить его в составе коалиции; в любом случае, французские военные не рассматривают Россию в качестве прямой военной угрозы.

Оборонная промышленность Франции представляет собой национальный интерес и должна быть защищена

Третьим ключевым принципом, определяющим оборонную стратегию Франции, является сохранение французской оборонной промышленности, которая считается критически важной для обеспечения безопасности Франции.

В 2016 году оборонная промышленность Франции обеспечила доход в размере 6 миллиардов евро, а в 2017 году — 200 000 рабочих мест. Соответственно, в Стратегическом обзоре 2017 года говорится: «Обеспечение надежных закупок и поддержки вооруженных сил, особенно тех, которые играют роль в ядерном сдерживании, является необходимым условием свободы действий Франции, что делает эту деятельность основой стратегической автономии». Это также требует устойчивых темпов экспорта для поддержания жизнеспособности оборонно-промышленной базы Франции. Для поддержания производственного потенциала «Rafale», например, необходимо 11 новых самолетов в год; для A400M — десять самолетов в год.

Поэтому Франция стремится поддержать эту отрасль и обеспечить, чтобы закупки осуществлялись на национальной основе, особенно в отношении наиболее стратегически важных объектов и тех, которые позволяют Франции сохранить определенные навыки и технологии. В частности, существует нежелание покупать готовое оборудование, связанное с высокотехнологичными задачами или задачами ядерного сдерживания, у других производителей, поскольку Франция предпочитает сохранять как можно больше автономии в этих областях. Например, французская компания Thales разрабатывает новую гидролокационную систему, которая будет использоваться на атомных подводных лодках с баллистическими ракетами.

Однако Франция не может быть самодостаточной во всех областях и участвует в ряде проектов промышленного сотрудничества. Это сотрудничество часто осуществляются с европейскими партнерами и, как правило, для «наименее стратегических» видов оборудования.

Стратегический обзор 2017 года содержит список оборонных возможностей, которые должны производиться суверенным способом (например, стелс-машины или коммуникационные и сетевые системы с криптографическим ядром), тех, которые могут быть произведены «в сотрудничестве с сохранением национальных навыков», тех, которые могут быть произведены «в сотрудничестве с взаимной зависимостью», и тех, которые Франция будет покупать «с полки».

Франция прибегает к закупкам «с полки» для некоторых категорий оборудования, таких как системы раннего предупреждения и контроля воздушного пространства, беспилотники, ракеты и боеприпасы. Например, в 2010 году Франция закупила противотанковые ракеты Javelin американского производства в ответ на острую необходимость в Афганистане (хотя в настоящее время на вооружении Франции находятся противотанковые ракеты французского производства).

В 2013 году Франция также сделала «экстренную» закупку беспилотников MQ-9 Reaper, поскольку начинала операцию «Serval» и не имела аналогов французского или даже европейского производства.

С тех пор Франция систематически использует эти беспилотники, особенно для поддержки операций сил специального назначения. Другие примеры внешних закупок включают самолеты C-130 и управляемые бомбы GBU-12 Paveway, которыми Франция сейчас вооружает свои беспилотники Reaper.

Франция также присоединяется к пулам производителей, чтобы использовать их активы, которые она не производит.

Например, Франция не производит высотные беспилотные летательные аппараты (БПЛА) с большой продолжительностью полета, но вместе с 14 другими странами НАТО присоединилась к программе наземного наблюдения Альянса НАТО, чтобы приобрести пять американских систем Global Hawk.

Одним из важных факторов, определяющих, как быстро Франция сможет приобрести новые средства, являются темпы производства французской оборонной промышленности. Все более сложные средства требуют более длительных производственных циклов, а количество производственных мощностей ограничено (в случае с подводными лодками — всего одна).

Экспорт, в частности, может ограничить возможности Франции по производству военного оборудования для собственного использования, поскольку экспорт может монополизировать производственные линии на годы. Еще одним эффектом устойчивой экспортной политики Франции стало то, что научно-исследовательские и опытно-конструкторские подразделения французской оружейной промышленности ориентируются на потребности экспортных заказчиков, которые покупают их продукцию, а не на французские вооруженные силы.

Оборудование, которое экспортирует Франция, вряд ли в конечном итоге окажет поддержку или дополнит французские силы в многонациональной операции, поскольку большая часть французского экспорта вооружений идет в неевропейские страны и страны, не входящие в НАТО.

Экспорт также иногда приводил к истощению военного персонала Франции (поскольку Франция должна обучать покупателей оружия) и ее способности пополнять запасы собственного оборудования.

Подход Франции к распределению бремени

Французы являются добровольными партнерами в вопросе распределения бремени. Они разделяют с Соединенными Штатами анализ стратегического контекста, который все больше характеризуется «ростом международной экономической и военной конкуренции»; в своей речи в феврале 2019 года Макрон назвал «глобальную конкуренцию между Соединенными Штатами и Китаем» как «структурирующую международные отношения» в обозримом будущем.

Французы стремятся увеличить расходы на оборону, что относительно прямо отражается на боевых действиях и развертывании вооруженных сил, поскольку они активно участвуют в боевых и других операциях по всему миру. Как правило, на Францию можно рассчитывать, что она сыграет значительную роль в операциях коалиции под флагом НАТО или ООН — как это было на Балканах, в Афганистане и Ливии — и она, вероятно, примет участие в любом сценарии по Статье 5.

Мы также не можем упустить из виду малозаметное, но существенное франко-американское военное сотрудничество, особенно в том, что касается борьбы с терроризмом в Сахеле и на Африканском Роге. В частности, в Сахеле Франция продемонстрировала свою готовность поставить войска «на землю», а Соединенные Штаты сыграли важную роль в поддержке французских войск.

Приверженность увеличению расходов на оборону

Французская оборона испытывала то, что один аналитик назвал «хроническим недофинансированием в течение почти двух десятилетий», кульминацией которого стала отставка начальника Объединенного штаба генерала Пьера де Вилье в июле 2017 года из-за первоначального решения Макрона сократить оборонный бюджет на 2018 год на 850 млн. евро — решение, которое он позже отменил.

Расходы на оборону в 2018 году достигли 34,4 млрд. евро по сравнению с 32,6 млрд. евро в 2017 году. В 2019 году расходы также увеличились до 35,9 млрд. евро, и ожидается, что этот рост продолжится в течение следующих нескольких лет и достигнет 44 млрд. евро к 2023 году.

Министерство вооруженных сил Франции планирует набрать 21 600 военных и 3 700 гражданских сотрудников в 2019 году, что министр обороны Флоранс Парли назвала «рекордом».

Увеличение оборонного бюджета отражает понимание того, что стратегическая среда Франции становится более требовательной; все более технологически сложное военное оборудование требует большего технического обслуживания; кибер-, космические и разведывательные возможности требуют специальных инвестиций.

Некоторые из приоритетов, определенных на следующие пять лет, включают разведку, наблюдение и рекогносцировку (ISR); транспортные самолеты; самолеты-заправщики; морские патрульные самолеты; вертолеты; армейские автомобили, а также инфраструктуру для семей военнослужащих. Другой осознанной потребностью является продвижение инноваций в вооруженных силах, и в сентябре 2018 года Франция создала совместное Агентство оборонных инноваций (Agence d’Innovation de Defense), которое она передала в подчинение французскому агентству оборонных закупок (Délégation Générale De l’Armement). В 2019 году Франция увеличила бюджет на исследования на 5%, примерно до 850 млн долларов, с целью достичь 1,1 млрд долларов к 2022 году.

Возобновление усилий по достижению 2-процентного обязательства

Значительное увеличение оборонного бюджета Франции представляет собой попытку вернуться к целевому показателю в 2 процента ВВП в год, который Франция превышала до 2010 года (см. рис. 2.1). В Стратегическом обзоре Франции 2017 года говорится об обязательстве всех европейских правительств достичь этой цели к 2024 году. Это обязательство было повторено министром Вооружённых сил Франции Флоранс Парли в марте 2019 года, когда она заявила в своей речи в Вашингтоне, округ Колумбия, что «мы полностью поддерживаем настойчивость США в отношении 2 процентов». Она добавила, что «президент Макрон даже предложил недавно, чтобы европейцы закрепили эту цель в [договоре]», что является ссылкой на призыв Макрона, прозвучавший несколькими днями ранее в редакционной статье, опубликованной в различных европейских газетах, о заключении европейского договор об обороне и безопасности, который будет связан с НАТО и обяжет европейцев к более высоким уровням расходов на оборону. Однако для достижения этой двухпроцентной цели оборонный бюджет должен достичь примерно 50 миллиардов евро к 2025 году, что потребует дополнительных усилий в размере 3 миллиардов евро в год в 2024 и 2025 годах, которые не предусмотрены в программе LPM.
Более конкретно, в программе LPM отмечается, что бюджеты на эти два года будут определены позже, исходя не только из двухпроцентной цели, но и из экономической ситуации во Франции на тот момент. Это открывает возможность того, что расходы Франции могут остаться ниже 2 процентов к 2025 году, если экономические показатели не будут благоприятными.

Рисунок 2.1
Расходы на оборону Франции в процентах от ВВП (2006–2018)



ИСТОЧНИКИ: НАТО, «Финансовые и экономические данные, относящиеся к обороне НАТО», пресс-релиз, PR/CP (2011)027, 10 марта 2011 года, таблица 3, стр. релиз, PR/CP(2011)027, 10 марта 2011 года, Таблица 3, стр. 6; НАТО, «Расходы на оборону стран НАТО (2011–2018 годы)», пресс-релиз, PR-CP(2019)034, 14 марта 2019 года, Таблица 3, стр. 8.

ПРИМЕЧАНИЕ: Доля реального ВВП в процентах основана на ценах 2000 года (данные за 2006—2010 гг.) и ценах 2010 года (данные за 2011–2018 годы). Показатели Франции за этот период времени не меняются при расчете на основе текущих цен, а не цен 2000 года.

Стратегический обзор 2017 года представляет двухпроцентную цель как возможность для европейцев взять на себя большую ответственность за собственную безопасность — шаг, необходимость которого, согласно обзору, вызвана «деградацией стратегической среды».

Распределение 2% бремени задумано, как коллективные усилия европейцев, которые должны позволить им, по словам Парли, «устранить недостатки своих возможностей, один за другим». В эту категорию «недостатков» она включает «ключевые средства обеспечения: стратегический транспорт, ISR, воздушные танкеры, крылатые ракеты», для которых Соединенные Штаты покрывают 70 и более процентов потребностей (до 100 процентов, в случае стратегических бомбардировщиков и систем предупреждения о ракетном нападении).

Таким образом, распределение бремени неотделимо от поиска большей способности европейских стран вмешиваться в ситуацию, когда их интересы находятся под угрозой, не завися при этом от поддержки США.

Усилия Франции по созданию Европейской интервенционной инициативы, которая будет способствовать формированию общей стратегической культуры среди европейцев, чтобы облегчить, в конечном итоге, проведение совместных интервенций, представляют собой еще один шаг в этом направлении. Парли описала Европейскую инициативу по вмешательству как «полезную инициативу, направленную на то, чтобы некоторые страны, более отдаленные от так называемых „высококлассных“ операций, чем наши, смогли разделить общую культуру, через участие в повторяющихся учениях [и] совместного „мышления“ со стороны оборонных штабов».

Франция по-прежнему стремится подтвердить свою твердую приверженность НАТО и призывает к дальнейшему участию США в европейских делах — другими словами, она приветствует распределение 2% бремени с Соединенными Штатами и опасается перекладывания бремени на них.

Участие Франции в операциях

Франция также подчеркивает, как ключевой элемент распределения бремени, тот факт, что ее вклад, по словам Парли, составляет «2 процента на ведение боевых действий», а «не процент штаба»; этот процент «всецело способствует безопасности НАТО, будь то в Сахеле, Леванте или Северной Атлантике, где наши ВМС сотрудничают с [США] для противостояния угрозам».

Несмотря на то, что французский вклад ограничен по количеству, возможности Франции частично компенсируют это ограничение. Примером может служить вклад французской армии в наземную войну против Исламского государства в Ираке и Сирии. Помимо сил специального назначения, французский контингент состоял всего из нескольких гаубиц CAESAR и их экипажей. Однако эти экипажи пользовались большим спросом благодаря дальности стрельбы и точности поражения целей.

Парли также ссылается на французское видение распределения бремени, которое сосредоточено на разделении труда, при котором Франция выполняет боевые задачи в других регионах мира, таких как Сахель, которые также важны для НАТО и Соединенных Штатов (не обязательно возобновление внимания к Восточной Европе). Операцию «Barhane» можно рассматривать как такую операцию по распределению бремени: Французские войска борются с исламистскими группировками в африканском регионе Сахель, связанными с Аль-Каидой и Исламским государством. По состоянию на май 2020 года в рамках операции «Barkhane» на территории Мали, Буркина-Фасо, Нигера и Чада было развернуто 5100 французских военнослужащих.

По состоянию на 2018 год 64 процента развернутых сил Франции находились в Сахельском регионе. (см. Рисунок 2.2).

Рисунок 2.2
Развернутые французские силы, по театрам военных действий (2018)



ИСТОЧНИК: Министерство армии, Операции, «Оперативное развертывание французских Французские вооруженные силы», 22 января 2019 года.

Франция участвует еще в нескольких театрах военных действий, а также в базирующейся во Франции операции «Sentinelle», которая была начата в январе 2015 года после нападения на Charlie Hebdo и по состоянию на середину 2019 года все еще насчитывала 7 000 мобилизованных солдат (с дополнительными 3 000 резервистов в случае необходимости). В целом, Франция участвует в операциях на других театрах военных действий.

В целом, Франция поддерживает высокий темп операций, который равен или превосходит уровни развертывания, установленные в Белой книге по обороне и национальной безопасности 2013 года. Такая интенсивность развертывания привела к тому, что французский сенатор назвал «ускоренным износом оборудования и истощением персонала». Большинство этих развертываний происходит в районах, где также размещены войска США (см. рис. 2.3). По состоянию на 2019 год Франция и США были задействованы в Ираке и Сирии, Сахеле и странах Балтии.

Рисунок 2.3
Количество французских войск, задействованных на театрах военных действий



ИСТОЧНИКИ: Министерство вооруженных сил, Операции, 2019a, за исключением Центральноафриканской Республики (по данным Jane’s Sentinel Security Assessment-Western Europe, «Франция — Армия», 1 октября 2018 года).

ПРИМЕЧАНИЕ: Включает только развертывания с численностью более 100 военнослужащих.

В июле 2019 года Франция, наряду с Великобританией, положительно отреагировала на увеличение на 10–15% количества своих сил специального назначения, присутствующих в Сирии.

В Восточной Европе Франция участвует в Балтийском воздушном патрулировании НАТО с 2004 года и в расширенном воздушном патрулировании с 2018 года. С марта 2017 года Франция выделяет роту для европейского передового присутствия в странах Балтии (миссия «Рысь»), сначала в составе батальона под руководством Великобритании, базирующегося в Эстонии (2017 год), затем в составе батальона под руководством Германии в Литве (2017–2018 годы), а с мая 2019 года — снова в составе батальона под руководством Великобритании, базирующегося в Эстонии. В рамках операции «Рысь» было мобилизовано 300 человек личного состава, а также 13 современных боевых машин пехоты Véhicule Blindé de Combat d’Infanterie (VBCI), четыре танка Leclerc, четыре Véhicules de Infanterie (VBCI), четыре Véhicules de Infanterie (VBCI), четыре бронетранспортера Véhicules de l’Avant Blindés (VAB) и семь легких бронемашин Véhicules Blindés Légers (VBL).

Франция также участвовала в ряде учений НАТО в регионе, таких как Steadfast Jazz в 2014 году, Citadel Bonus в 2017 году и BALTOPS в 2019 году. Миссия НАТО в северо-восточной Европе имеет важное политическое значение для Франции, поскольку она дает возможность продемонстрировать солидарность с европейскими партнерами, подтверждает ее место в НАТО и способствует развитию привилегированных отношений со странами Балтии. Эстония, например, направила пехотное подразделение, бронетранспортеры, и элементы поддержки для участия в операции «Barkhane» в 2018 году.

Является ли Россия стратегическим приоритетом Франции?

Стратегический обзор 2017 года подчеркивает различные угрозы безопасности, исходящие от России, от «постоянного риска эскалации» на Украине до «агрессивной позиции Москвы» в Прибалтике. В обзоре также говорится об активизации операций России в Северной Атлантике как о «серьезной озабоченности» и приводятся дополнительные угрозы, которые не являются специфическими для России, но в которые Россия вносит свой вклад, например, в верхней части спектра — распространение большого количества современной техники (включая танки и боевые вертолеты последнего поколения, артиллерию дальнего действия и системы радиоэлектронной борьбы), [что] ставит под сомнение баланс, ранее благоприятный для европейских сухопутных сил, и может даже изменить его в некоторых областях.

В Восточной Европе обзор призывает к «комплексу мер по подтверждению единства [НАТО] и сбалансированному, сдерживающему и предсказуемому ответу», который включает Объединенную оперативную группу очень высокой готовности и силы передового базирования.

Однако крупномасштабная война с Россией в этом регионе с применением обычных вооружений, как правило, считается маловероятной, поскольку это означало бы, что сдерживание — особенно ядерное сдерживание — потерпело неудачу. Официальные лица, с которыми беседовали эксперты RAND, уверены, что конфронтация в Восточной Европе между Россией и НАТО быстро перерастет в ядерную угрозу, и что Россия не будет рисковать ядерной войной.

Французский «ядерный зонтик» распространяется за пределы Франции, как ясно дал понять тогдашний президент Франции Франсуа Олланд в 2015 году и подтвердил в Стратегическом обзоре в 2017 году. В 2020 году Макрон пошел дальше и упомянул «подлинно европейское измерение» французских ядерных сил. Он также распространил «французский ядерный зонтик» за пределы Франции.

Однако в период между началом российской агрессии и моментом, когда США или Франция пригрозят ответить ядерными силами, НАТО может запросить некоторую поддержку обычными вооружениями со стороны Франции. В этом случае НАТО может запросить поддержку обычными вооружениями со стороны Франции.

В этом случае Франции придется пойти на жесткие компромиссы между оказанием такой поддержки и поддержанием ядерного сдерживания, поскольку некоторые активы — истребители, заправочные средства, системы раннего предупреждения и контроля с воздуха — вероятно, потребуются для выполнения обеих задач.

Более вероятным сценарием в северо-восточной Европе считаются гибридные, а не обычные атаки. Россия может попытаться дестабилизировать своих соседей с помощью дезинформации или поддержки военизированных группировок в попытке испытать и ослабить НАТО — сценарий, подобный Донбассу, воспринимается как более правдоподобная угроза, чем сценарий, подобный Крыму.

Французский Объединенный штаб учитывает подобные сценарии дестабилизации в странах Балтии.

Франция также обеспокоена российскими угрозами на ее юге и юго-востоке, особенно участием России в войне в Сирии, усилением ее роли в Ливии и ее более активным присутствием в Средиземном море (25 кораблей по состоянию на сентябрь 2018 года). Такое участие России создает возможности для инцидентов и эскалации. Во время слушаний во французском Сенате в октябре 2018 года начальник штаба ВМС адмирал Кристоф Празак упомянул о случайном наведении сирийскими ПВО российского самолета на цель в сентябре 2018 года, в результате чего французский корабль Auvergne мог получить побочный ущерб.

Эти опасения разделяют все рода войск Франции. Во время слушаний в Сенате в октябре 2018 года начальник штаба ВВС генерал Филипп Лавин упомянул в качестве основной проблемы присутствие в Сирии систем ПВО «земля-воздух» и современных российских и сирийских истребителей в непосредственной близости от французских самолетов, а также использование средств радиоэлектронной борьбы для «глушения беспилотников коалиции, оружия с GPS-наведением, вооружения и навигационных систем самолетов». За пределами Сирии использование Россией сложных средств радиоэлектронной борьбы воспринимается как особенно проблематичное, учитывая инвестиции Франции в коммуникационно тяжелые, совместные боевые системы, которые должны быть устойчивыми, чтобы функционировать в боевых условиях.

(с) Владимир Орлов

@

Русский Крым

Мобилизация в Таджикистане.



В свете происходящего в Афганистане, где Талибан взял под контроль уже более 70% афгано-таджикской границы, в Таджикистане объявили мобилизацию.
Планируется призвать до 20 000 человек, которых бросят на усиление на границы с Афганистаном. По понятным причинам, верить на слово Талибану, что он никуда не собирается, никто не будет - с такими деятелями лучше перебдеть, чем недобдеть.
Сам Талибан заявил, что его войска захватили северные районы страны в силу развала и деградации правительственных войск и что он сомневается, что правительство когда-либо сможет восстановить контроль над этими территориями. Как показали военные и пограничники бежавшие на территорию Таджикистана, часть местных ополченцев и местных жителей перешли на сторону Талибана, что собственно и вынудило военных оставшихся лояльным правительству в Кабуле отступить на территорию соседней страны без каких-либо серьезных боев. Фактически, речь идет о том, что схлопывается тыл.
В правительстве заявляют, что не ожидали такого мощного наступления Талибана и того факта, что многие районы сдавались Талибану без боя, но заверили, что армия готовит контрнаступление на севере и что она не допустит потери полуокруженного Файзабада, откуда уже бежала гражданская администрация.

Следовательно, ожидаемая "новая нормальность", когда Талибан граничит с Таджикистаном (как уже было в конце 90х) уже сформировалась. Что соответственно актуализирует целый список потенциальных угроз для Средней Азии в целом и Таджикистана в частности.
Поэтому разумные меры безопасности будет предпринимать как Таджикистан, так и у Узбекистан с Туркменией.



@

Русский Крым

Годовой отчет АО «Вертолеты России» за 2020 год.

АО «Вертолеты России» опубликовало годовой отчет за 2020 год ( здесь ), в котором сообщается, что в 2020 году холдинг произвел 128 вертолетов и поставил заказчикам 141 вертолет нового производства.

Учебно-боевой вертолет Ми-28УБ (бортовой номер «83 красный»), построенный в 2020 году АО «Роствертол» (входящим в состав АО «Вертолеты России») и поступивший в состав 332-го отдельного вертолетного полка армейской авиации 6-й Ленинградской Краснознаменной армии ВВС и ПВО Западного военного округа, дислоцированного на аэродроме Пушкин (Санкт-Петербург), 09.07.2020 (с) Министерство обороны Российской Федерации

Согласно отчету, из этого числа 37 вертолетов были поставлены российским государственным заказчикам (на 20% меньше, чем в 2019 году), 49 вертолетов российским гражданским заказчикам (в том числе семь вертолетов "Ансат") и 55 вертолетов на экспорт (39 для военных заказчиков и 16 для гражданских).

В отчете сообщается:

- по результатам работы по продаже вертолетов военного назначения в 2020 году заключено 20 контрактов на поставку 88 вертолетов на сумму более 257 млрд рублей, что соответствует уровню 2019 года;

- с учетом возрастающих потребностей эксплуатантов государственной авиации в комплексном послепродажном обслуживании число государственных заказчиков Общества по оказанию услуг по поддержанию заданного уровня исправности (летной годности), в том числе в рамках контрактов жизненного цикла, расширилось по сравнению с 2019 годом;

Collapse )
Русский Крым

Онежский судостроительно-судоремонтный завод получит контракт на постройку ледоколов проекта 23620.

Как сообщил веб-ресурс «Медиапалуба», АО «Онежский судостроительно-судоремонтный завод» (Петрозаводск, предприятие с 2014 года входит в состав ФГУП «Росморпорт») стало победителем в конкурсе на строительство двух инновационных двухтопливных ледоколов мощностью 12-14 МВт проекта 23620 для ФГУП «Росморпорт». Такая информация следует из данных портала госзакупок. Стоимость контракта составит 18,5 миллиарда рублей. Сдать суда необходимо до 2024 года.

Модель двухтопливного ледокола проекта 23620 на сжиженном природном газе (СПГ) мощностью 13 МВт разработки ЦКБ «Балтсудопроект» для ФГУП «Росморпорт» (с) sudostroenie.info

В мае этого года ФГУП «Росморпорт» объявило тендер на строительство двух судов. Среди потенциальных претендентов на победу тогда называли ПСЗ «Янтарь» в кооперации с другими верфями, площадку ЛСЗ «Пелла» Pella Sietas, где уже строится ледокол для «Росморпорта» 18 МВт, Helsinki Shipyard Oy (бывшая Arctech Helsinki Shipyard, в 2016 году сдавшая ледокол на СПГ Polaris.

Но в итоге на конкурс была подана одна заявка — от АО «Онежский судостроительно-судоремонтный завод».

Заявка была признана соответствующей требованиям. «Заключить контракт с АО «ОССЗ» по цене, предложенной участником конкурса», — говорится в итоговом протоколе закупки.

Collapse )
Русский Крым

ОСК хочет объединить свои проектно-конструкторские бюро.

Как сообщила газета "Коммерсантъ" в материале Анастасии Веденеевой "Конструкторов собирают в один корпус. ОСК предложила объединить свои петербургские проектные бюро", АО "Объединенная судостроительная корпорация" (ОСК) предложила объединить проектные бюро корпорации в Петербурге, создав судостроительный проектно-исследовательский центр. Расположить его предлагается на площадях ФГУП «Крыловский государственный научный центр», а освободившиеся офисы продать, направив деньги на финансирование самого центра. Эксперты считают идею здравой, но не исключают риски потери кадров и компетенций.

Выведенная из цеха секция корпуса головного большого десантного корабля модифицированного проекта 11711 «Владимир Андреев» (заводской номер 303), строящегося для ВМФ России на АО «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» в Калининграде по проекту АО «Невское проектно-конструкторское бюро» (Санкт-Петербург), июль 2021 года (с) Телеграм-канал «Морской | Флот»

Collapse )