vladimirkrym (vladimirkrym) wrote,
vladimirkrym
vladimirkrym

КОРАБЛЕКРУШЕНИЯ Х-XI ВВ. В АКВАТОРИИ КРЫМА.

Подводная археология больших глубин – одно из самых перспективных направлений, которое только начинает приоткрывать завесу над уникальными открытиями. Лишь к началу XXI века археологическая наука получила в своем арсенале технические возможности преодолеть глубину 100 м. Так, в 2006-2007 гг. в акватории юго-западного Крыма совместной международной экспедицией под рук. С.А. Воронова было выявлено
место гибели небольшого судна с грузом кувшинов таманского типа,получившего условное наименование «Херсонес-А». Обнаружено оно
было на глубине 139 м в 12 морских милях от побережья Севастополя.
Объект был визуально осмотрен в мае 2006 г. телеуправляемыми подводными аппаратами (ТПА) «Hercules» и «Argus» после проведенного геоакустического сканирования дна. На основе груза затонувшего судна, состоявшего из одноручных кувшинов, памятник был датирован X-XI вв. н.э. В первый год исследований видимая часть памятника состояла из двух возвышенностей, образованных грузом, занимавших участок
размером приблизительно 7х3 м, с 60-ю (по предварительным подсчетам 2006 года) одноручными плоскодонными кувшинами.
Несколько больших деревянных брусьев, находившихся сверху возвышенностей, первоначально были приняты за современные.В тоже время окончания нескольких деревянных фрагментов, которые выступали по внешнему периметру, позволили выдвинуть предположение о том, что, по крайней мере, какая-то часть корпуса судна сохранилась.
После детальной фиксации кораблекрушения «Херсонес-А» и взятия образцов со дна памятника был начат первый этап его комплексного изучения. Судно было небольшим по размерам – 7 м в длину и 2,5-3 м в ширину.

Для картирования участка был использован метод составления фотомозайки, разделенной на 8 зон, ориентированных вдоль оси судна. Зоны 7 и 8 с юго-восточной стороны были идентифицированы как участки правого и левого бортов. На фотомозаике объекта до
археологического вмешательства можно было насчитать примерно 90 кувшинов. После проведенных археологических исследований были обнаружены признаки наличия еще, по крайней мере, одного слоя таких же кувшинов и, возможно, третьего под ним, что в целом потенциально дает общее число более чем 200 кувшинов. Их размеры достигают от 40 до 49 см, а максимальные диаметры составляют 19-22 см.

Данные кувшины представляют собой один из наиболее распространенных видов керамической тары средневекового периода.В литературе эта керамическая форма называется красноглиняными кувшинами с плоскими ручками, кувшинами-амфорами или кувшинами таманского типа, названных по одному из регионов их распространения.

Кувшины были распространены преимущественно в крупных центрах Таврики, Таманского полуострова, Приазовья и Подонья[Науменко, 2009, с. 54-57]. Существующие морфологические типы данных кувшинов не позволяют на данный момент говорить об их
хронологической дифференциации [Майко, 2013, с. 98].

Появляются они в Таврике в третьей четверти IX в. и активно используются до последней четверти XI в. [Майко, 2013, с. 98;Науменко, 2009, с. 57]. Центр или центры их производства находились на Таманском полуострове, возможно и на территории Керченского полуострова [Майко, 2013, с. 98-99; Науменко, 2009, с. 53-54; Чхаидзе,2008, с. 401-402].

При археологических исследованиях нередко фиксировались остатки нефтяной смолы на внутренних поверхностях кувшинов.Проведенные анализы подтвердили близость данной смолы нефтяным месторождениям Таманского полуострова [Науменко, 2010, с. 324-328]. В поднятых при подводных исследованиях кораблекрушения «Херсонес-А» кувшинах не было обнаружено смолы или другого указания на то, каким было их первоначальное содержимое. Кроме того, при раскопках на объекте также не было выявлено никаких признаков пробок.

Одним из важных открытий на объекте было то, что фрагменты древесины на памятнике, которые первоначально считали современными, оказались частью древнего торгового судна.Совершенно очевидно, что на этих глубинах окружающие условия чрезвычайно благоприятны для сохранения органических материалов, хотя в некоторых местах древнюю древесину неизбежно путали с накопленными ветками, листьями и другими наносными обломками.

Телеуправляемый аппарат «Hercules» на момент исследований не имел инструментов для осуществления раскопок корпуса судна с деликатностью, требуемой современными археологическими стандартам. Тем не менее, возможным стало открыть достаточно фрагментов древесины, чтобы установить, что судно имело одновременно и нагели, и металлические детали крепления, от которых были обнаружены лишь продукты коррозии. Однако для полного понимания конструкции судна проведенных раскопок было недостаточно. Трудно судить даже относительно точного назначения
некоторых из крупных фрагментов древесины. Предварительные исследования позволяют предположить, что судно лежит на левом борту. Вертикальные фрагменты древесины (футоксы?), открытые на участке кормы правого борта (зоны 1 и 3), представляют собой каркас, внутреннюю и внешнюю обшивку днища судна. Древесина достаточно хрупкая, однако, на ней все же прослеживаются следы инструментальной обработки.

Обнаруженное затонувшее судно представляет чрезвычайно интересный объект для изучения морской истории Причерноморья. В настоящий момент лишь затонувший корабль XI в. в Серче Лимани[Bass and others, 2004] и судно IX в. в Бозбуруне, которые были изучены в турецких водах, предоставляют широкие исследования аналогичных раннесредневековых затонувших судов и их грузов.Следует также упомянуть и про недавние археологические исследования в занесенном песчаными отложениями порту ЕниКапи в Стамбуле, которые предоставили также важные данные для
сравнительного анализа [Pulak and others, 2013]. Немногочисленные находки керамического материала IX-XI вв. в акватории Судака хотя
и свидетельствуют о возможных кораблекрушениях этого периода в данном районе, однако конкретных объектов пока найдено не было. Схожая ситуация в Новосветской бухте и у мыса Меганом, где могли иметь место кораблекрушения торговых судов XI в., однако гидрофизическое влияние на малых глубинах привело к их полному разрушению.

Второе глубоководное кораблекрушение этого периода было выявлено в 2015 г. в акватории Балаклавы в 5 км от берега.Исследования проводились экспедицией Института востоковедения РАН и подводного клуба «Ростов-Дайв» (рук. В.В. Лебединский) при поддержке РГО и Министерства обороны РФ. На дне было выявлено скопление амфор и фрагменты деревянных конструкций.
Кораблекрушение находится на глубине 83 м в илисто-песочном грунте. Размер верхнего, видимого горизонта памятника (амфорного пятна) - 27х14м. В 2015 г. на объект были проведены серии спусков технодайверов. В результате была проведена трассировка и разметка квадратов. После проведения фото и ведеосъемки с помощью фотограмметрии был составлен общий план памятника и создана его 3D модель. В двух квадратах была проведена шурфовка. На поверхность было поднято пять амфор, в одной из которых была обнаружена пробка из сосновой коры.

Груз судна состоял из амфор типа 3 по классификации Н. Гюнзенин. Этот тип амфор распространен в Средиземноморье и бассейне Черного
моря во второй половине X-XI вв. [Gunsenin, 1990, pl.XXXVIII-LII].

В амфорах, вероятнее всего, перевозилось вино, так как в одной из них обнаружена пробка из сосновой коры с отверстием для удаления продуктов брожения. На месте кораблекрушения видны выступающие из грунта части корабельных конструкций удовлетворительной сохранности, что позволяет надеяться на значительные фрагменты корпуса судна, сохранившиеся в грунте.

Таким образом, описанные кораблекрушения представляют чрезвычайный интерес для восстановления торговых контактов в прошлом, реконструкции особенностей судостроения и навигации.Кроме того, они создают новый пласт для работы с современной техникой при подводных исследований на глубинах, не так давно бывших практически недоступными исследователям.

Литература
Майко В.В. Восточный Крым во второй половине X-XII вв. К.: Видавець Олег Філюк, 2014. – 465 с.
Науменко В.Е. Высокогорлые кувшины с широкими плоскими ручками //Зинько В.Н., Пономарев Л.Ю. Тиритака. Раскоп XXVI. Т. I.Археологические комплексы VIII-X вв. Симферополь-Керчь,2009. – С. 50-57.
Науменко В.Е. Константин Багрянородный о боспорской нефти.«греческий огонь» и так называемые «тмутараканские» кувшины: историко - археологические комментарии // Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Ремесло и промыслы. Керчь, 2010. – С. 324-328.
Bass G., Matthews Sh., J. Steffy R. Serçe Limani: An Eleventh-Century Shipwreck. Vol. 1. The Ship and Its Anchorage, Crew, and
Passengers. – Texas: Texas A&M University Press, 2004. – 592 p.
Günsenin N. Les amphores byzantines (Xe–XIIIe siecles): typologie,production, circulation d’apresles collections turques. Vol. 2.
Paris, 1990.
Pulak, C., Ingram R., Jones M., Matthews S. The Shipwrecks of Yenikapı and their Contribution to the Study of Ship Construction // Sakli
Limandan Hikayeler: Yenikapi’nin Batiklari. Istanbul: Istanbul Archaeological Museums Press, 2013. – Pp. 22-34.

Вахонеев В.В.(Симферополь).

Tags: #Крым, #Чёрноеморе, #история, #кораблекрушения, #подводнаяархеология, #средневековье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments