vladimirkrym (vladimirkrym) wrote,
vladimirkrym
vladimirkrym

Categories:

Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 15.

Продолжим изучать события периода Гражданской войны под углом сталинского зрения.

В середине мая 1919 года в связи с угрозой потери Петрограда, к которому с разных сторон рвались белофинны, Юденич, белоэстонцы, Булак-Балахович при поддержке британского флота на Балтике, И.В. Сталин в качестве чрезвычайного уполномоченного Совета Обороны был направлен туда на работу. 39-летний Сталин вместе с 35-летним председателем исполкома Петросовета с Г.Е. Зиновьевым берут на себя организацию обороны города. Сталин почти ежедневно сносится с В.И. Лениным, докладывает обстановку, требует присылки новых полков, боеприпасов, специалистов…

Отдельная тема — постановка и укрепление чекистского и контрразведывательного обеспечения бывшей столицы и обороняющих её красных войск.

А дел для чекистов в «колыбели революции» тогда хватало.

27 мая Ленин пишет: «Петроград, Смольный, Зиновьеву для Сталина. Вся обстановка белогвардейского наступления на Петроград заставляет предполагать наличность в нашем тылу, а может быть и на самом фронте, организованного предательства. Только этим можно объяснить нападение со сравнительно незначительными силами, стремительное продвижение вперёд, а также неоднократные взрывы мостов на идущих в Петроград магистралях. Похоже на то, что враг имеет полную уверенность в отсутствии у нас сколько-нибудь организованной военной силы для сопротивления и, кроме того, рассчитывает на помощь с тыла (пожар артиллерийского склада в Ново-Сокольниках, взрывы мостов, сегодняшние известия о бунте в Оредеже). Просьба обратить усиленное внимание на эти обстоятельства, принять экстренные меры для раскрытия заговоров. Ленин».

В самом деле, положение было критическим. Порядочное число аристократов, буржуа, бывших военных, полицейских и охранников скрывались в городе под видом разнорабочих и прислуги. Сотни «бывших» отсиживались в качестве «нижних чинов» в запасных батальонах бывших гвардейских полков. У них, как и у многих из военных специалистов на суше и во флоте были самые разнообразные связи не только с Юденичем, но с финнами, поляками, англичанами, французами и даже с немцами: в городе действовала германская агентура времен Империалистической войны. Чекисты догадывались, что так называемые миссии иностранных держав в Петрограде (не имевших, между прочим, с Советской Россией дипломатических отношений) являются очагами шпионской и контрреволюционной деятельности. Впрочем, настоящие масштабы этой деятельности они не могли вообразить в самых смелых фантазиях…

27 мая Ленин пишет: «Вся обстановка белогвардейского наступления на Петроград заставляет предполагать наличность в нашем тылу, а может быть и на самом фронте, организованного предательства»

Почти ежедневно на линии фронта перехватывались курьеры антисоветского подполья, шедшие в город с инструкциями или назад с разведданными, среди них – планы обороны города, сведения о запасах боеприпасов и продовольствия, списки ответственных сотрудников… Чекисты, внедрённые в белогвардейские ячейки, едва успевали фиксировать всё новых членов и отслеживать цепочки, ведшие к закордонным спонсорам и кураторам.

В городе готовился вооружённый мятеж.

30 мая Сталин пишет Ленину: «Весь Петроград, вся Петроградская фронтовая полоса опутаны сетью шпионажа. Нити шпионажа сходятся Вы знаете где. Ведётся интенсивная работа по очистке. Обстановка требует от нас полной беспощадности. Вся беда в недостатке опытных работников по очистке. Считаю абсолютно необходимым срочный приезд Дзержинского и Кедрова недели на две для усиления работы особотдела и Чека. Медведев не справляется. Сталин»

1 июня в Москву летит телеграмма: «Кедров приехал. Настаиваем на приезде Дзержинского. Дела под Питером поправляются. Сталин».

Михаил Сергеевич Кедров (самый опытный из троих руководителей обороны города — ему 40!), как и Сталин — профессиональный революционер с двадцатилетним стажем, успевший после Октябрьской революции поработать и в должности замнаркомвоена, и комиссара по демобилизации старой армии, и командующего войсками Северо-Восточного участка завесы. В сентябре 1918 года был направлен на работу в ВЧК. Назначен начальником её Военного отдела, затем возглавил Особый (контрразведывательный) отдел.

Дзержинского в Петроград не отпустили. Но и Кедров справился.

Во исполнение постановления Совета Обороны от 19 мая об изъятии у населения оружия и в целях выявления контрреволюционного элемента в Петрограде между 11 и 13 июня была проведена масштабная тотальная чистка.

И вовремя: 13 июня комендант форта «Красная горка» Неклюдов поднял мятеж и арестовал около 370 человек прибывшего из Петрограда пополнения, среди которых председатель Кронштадтского Совета М.М. Мартынов и особо уполномоченный Петроградского комитета обороны М.К. Артёмов, позже расстрелянные вместе с другими коммунистами. Затем Неклюдов направил телеграмму командующему английским флотом адмиралу В. Коэну: «Красная Горка в вашем распоряжении».

История подавления мятежа, перекинувшегося и на соседний форт — «Серая Лошадь», хорошо известна, Сталин принимал в нём непосредственное участие. Неизвестно, какие масштабы могло бы принять контрреволюционное выступление, если бы не упредительные меры питерских чекистов.

14 июня операция была возобновлена и в итоге принесла поистине впечатляющие результаты: в различных тайниках, квартирах, учреждениях и даже частных лечебницах было изъято 6600 винтовок, 644 револьвера, станковые пулемёты, почти 142 тыс. патронов, взрывчатка, ручные бомбы. Всего в городе было арестовано и выслано вглубь страны около 1000 человек. На основании имевшихся данных обыску были подвергнуты также иностранные миссии. При этом были обнаружены документы, подтверждавшие участие иностранцев в шпионаже, снабжении белогвардейского подполья средствами, обеспечение пересылки за границу разведывательной информации. В зданиях миссий хранились огромные ценности, а также масса оружия и боеприпасов. Рекордсменом стало консульство румынского короля, укрывшее артиллерийское орудие…

Захваченные документы вывели ВЧК на белогвардейское подполье во Всероглавштабе. «Посылаю взятый у швейцарцев документ. — писал Сталин В.И. Ленину. — Из документа видно, что не только Всероглавштаб работает на белых (помните переход 11-й дивизии на сторону Краснова осенью прошлого года под Борисоглебском или переход полков на Пермском фронте), но и Полевой штаб Реввоенсовета Республики во главе с Костяевым (резервы распределяются и передвигаются Костяевым)…»

Первым начальником Всероглавштаба (до августа 1918 года) был бывший генерал-майор Генштаба Н.Н. Стогов. В это же время последний с ведома генерала М.В. Алексеева активно участвовал в подпольной деятельности так называемого Национального центра. Руководил военной организацией Национального центра и вместе с полковником В.В. Ступиным возглавлял Добровольческую армию Московского района. В начале осени 1919 года во время ареста руководителей Национального центра бежал из Москвы, в ноябре перешёл линию фронта и явился к Деникину. Был сразу же назначен начальником по созданию укрепленной позиции в районе Ростова.

Начальником Управления по командному составу Всероглавштаба был также бывший генерал-лейтенант Генштаба А.П. Архангельский, который поддерживал подпольные связи с Московским руководством Национального центра, способствуя отправлению многочисленных партий офицеров в Добровольческую армию. По утверждению источников из белогвардейского лагеря, он спас многих офицеров и генералов от ареста ЧК, своевременно предупредив их. После ареста осенью 1918 года Стогова, Архангельский воспользовался фальшивыми документами и бежал на Юг. В феврале 1919 года прибыл в Екатеринодар в штаб Добровольческой армии. По своему собственному настоянию был предан военно-полевому суду, который не только оправдал его, но и высоко оценил его заслуги перед Добровольческой армией; все это было особо отмечено в приказе Деникина от 7 марта 1919 года.

Бывший генерал царской армии Ф.В. Костяев возглавлял Полевой штаб Реввоенсовета Республики со 2 октября 1918 года. В результате рассмотрения ЦК 15 июня 1919 года вопроса о центральных органах управления РККА был 18 июня снят с этого поста, а 25 июня арестован вместе с главкомом И.И. Вацетисом и группой бывших офицеров по обвинению в измене. Это решение послужило причиной резкого заявления Л.Д. Троцкого в ЦК, считавшего, что оно «заключает в себе причуды, озорство» (См. Ленин В.И. ПСС. Т. 50. С. 491). В ответ Ленин заявил: «т. Троцкий ошибается: ни причуды, ни озорства, ни каприза, ни растерянности, ни отчаяния, ни “элемента” сих приятных (Троцким с ужасной иронией бичуемых) качеств здесь нет. А есть то, что Троцкий обошел: большинство ЦК пришло к убеждению, что ставка «вертеп», что в ставке неладно, и в поисках серьёзного улучшения, в поисках средств коренного изменения, сделало определённый шаг. Вот и всё» (Там же. С. 352–353).

В ходе разбирательства многие бывшие офицеры были осуждены. Костяев и Вацетис спустя несколько месяцев были освобождены.

Сергей Рыченков

Tags: #СССР, #Сталин, #история
Subscribe

Posts from This Journal “#СССР” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment