Category:

А.Королев. Хроники Городомли.Ч.1.

В последний десяток лет появилось достаточно много различного рода статей, в которых делаются попытки прояснить роль немецких инженеров в становлении ракетной программы в СССР. Не желая забирать хлеб насущный у других авторов и не вступая в в полемику в вопросе о значении работы немецких специалистов в 40-50-е годы в союзных ракетных институтах, просто попытаемся фрагментарно, я бы сказал в телеграфном стиле проследить историю филиала №1 НИИ-88, или, попросту, острова Городомля.

Ну, и я прикладываю к своей «Хронике-хронологии» достаточно большое число работ других авторов. Поэтому все вместе и называется «цикл статей». Плюс, постарался перевести показавшиеся мне наиболее интересными рассекреченные документы ЦРУ, посвященные этой же теме...

Итак, к началу...

Александр Королёв http://rvsn.ruzhany.info/0_2018/gorodomlja_01_00.html

Начало.

31 августа 1946 года считается датой образования «ракетного» филиала №1 НИИ-88 на острове Городомля. Впоследствии именно эту дату стал считать своим «днем рождения» и завод «Звезда», получивший в «наследство» для своей деятельности площади и «наследство» филиала. [2]

Но вначале немного истории самого острова и тех объектов, на базе которых и начал функционировать филиал НИИ-88 на Городомле.

Не возвращаясь во времени в очень уж далекое прошлое, пропустив времена первоначального «освоения» острова монахами Ниловой пу́стыни (Гефсиманский скит), картины Ивана Ивановича Шишкина и фотографии Сергея Михайловича Прокудина-Горского (об этом сами поищите в интернете, советую — очень красиво...) я все же решил немного рассказать немного предисторию тех мест, где впоследствии решено было организовать место работы немецких специалистов. Это показалось мне важным и интересным...

Вирусологи на Городомле.
Не только «борьба с ящуром»...

Уже в 1929 году, по воспоминаниям местных жителей, на острове началось строительство. Своей удаленностью от людных мест по мнению властей остров очень подходил для экспериментальных работ в области вирусологии.

В 1931 году на острове Городомля был открыт Противоящурный институт, а в 1935-м году лаборатория Противочумного института. К 1935 году относят и первые упоминания о структуре охраны острова, дословно: «Территория острова огорожена колючей проволокой на деревянных столбах». [6] Эти сведения найдены лишь в одном источнике, посему не берусь уверять в их точности, а вот далее всё вполне достоверно.

В 1937 году на остров был перемещен созданный из Военной вакцинно-сывороточной лаборатории 9 января 1933 года приказом РВС СССР №02 за подписью М.Н.Тухачевского Военный научный медицинский институт РККА, переименованный в 1934 Биохимический институт (БИХИ), а в 1937 году в Биотехнический институт(БИТИ). Этим институтом длительное время руководил Иван Михайлович Великанов. Именно в период его руководства на острове Городомля был организован первоначально филиал института. Вероятно, институт занимался не только и не столько разработкой сывороток и вакцин — «В воздухе запахло войной. Но не простой войной, а «бактериальной войной»» — это цитата из книги сына И.М. Великанова [13], а в материалах дела Великанова проскользнула фраза о разработках «авиационно-распыляющей бомбы, бактериологического танка, диверсионного чемодана», но это другая история.

И.М. Великанов 

З.И. Михайлова

Есть еще одна «другая история», имевшая отношение к этому институту на Городомле. В ночь с 5 на 6 июля 1937 года директор института и выдающийся ученый-микробиолог И.М. Великанов арестован и позднее (8 апреля 1938 года) расстрелян. Связывали это с делом наркома обороны М.Н. Тухачевского. Расстреляна 9 декабря 1937 года и его жена, военврач 1 ранга, до 1936 года заместитель директора института по медицинской части, а в момент ареста старший специалист института — Зоя Ивановна Михайлова. История очень темная, непростая и, честно говоря, мерзковатая... «...Великанов в бытность свою в Японии в 1934 г. был завербован для шпионской и террористической деятельности японской разведкой и эту деятельность проводил вплоть до ареста...» — так звучал пункт обвинения. Не буду детализировать, поскольку эта часть истории Городомли выходит за рамки нашей темы. Переадресую интересующихся к главе «Чума от дьявола в Китае (1933—1945)» работы Супотницких [12]. Замечу только, что вплоть до 1940 года сменявшие друг-друга директора́ института были «исполняющими обязанности»: Хатеневер Л.М., Спицын Н.А., Дорофеев А.А. и вновь Спицын Н.А. Что там происходило в тот период доподлинно неизвестно, но подозрения возникают нехорошие. И только Копылов Н.Ф., принявший институт в 1940 году служил здесь до 1949 года.

Как я указывал выше, именно летом 1937 года из Власихи БИТИ передислоцировали на остров Городомля, где он проработал до Великой Отечественной войны. Но до этого, в 1936 году туда была переведена из Суздаля III-я испытательная лаборатория РККА (современными словами «шарашка»), остававшаяся в ведении ВОХИМУ РККА.

Кстати, охрану здесь предусматривалось осуществлять силами НКВД. Все тот же Великанов не понял остроты проблемы и в результате был удостоен выговора «за недозволенный допуск постороннего лица на территорию острова Городомля» в приказе, подписанном лично К.Е.Ворошиловым (№ 0040 от 23 августа 1936 года). В дальнейшем для обеспечения секретности работ здесь намечали силами специального дивизиона НКВД численностью 179 человек.

В приказе №058 от 25 апреля 1938 года учреждение на Городомле уже называют — «Санитарно-технический институт Вооруженных сил СССР» (СТИ, в/ч 8000). В проекте штатного расписания значились 7 лабораторий. Но интереснее список подопытных животных:

«... лошадей — 20, баранов и коз — 30, кошек — 200, кроликов — 200, морских свинок — 2000, белых мышей — 2000, крыс — 250, голубей — 100. В этом зоопарке числилась даже такая экзотика, как 5… обезьян. Водный транспорт тоже был небедный: теплоход — 1, катер разъездной — 2, катер быстроходный — 2, катер буксирно-разъездной — 3, катер ледокольного типа — 1. Столь же богато выглядел набор сухопутных и иных транспортных средств (в их число входили не только пожарные и санитарные автомобили, но и 20 самолетов и одни аэросани). Впрочем, надежды военных химиков не сбылись.» [14]

На начальника СТИ Н.Ф. Копылова легла нелегкая задача передислокации Санитарно-технический институт ВС СССР с началом войны в 1941 году и под угрозой фашистской оккупации, и институт был эвакуирован в Саратов, позднее, в 1942 году — в Киров. В настоящее время потомок городомельского института имеет название «Научно-исследовательский институт микробиологии МО РФ» (48 ЦНИИ МО РФ) и расположен в г. Киров.

Но оставим эту историю и вернемся на Селигер.

Война на Селигере.

Линия фронта в декабре 1941 — январе 1942 года прошла аккурат по озеру Селигер, но сам остров Городомля и Осташков так и не были захвачены. Линия обороны наших войск проходила в том числе: по западному мысу острова Городомля; по территории острова Кличен; по западной части полуострова города с названием Житное; на лесопильном цехе кожзавода в городе Осташкове; на территории депо узкоколейной железной дороги на окраине того же Осташкова. Гитлеровцы были остановлены в 4-5 километрах от города в сторону деревни Хитино. Тем не менее:

«... Концентрированные воздушные налеты сильных авиационных соединений, направленные на железнодорожные цели в районе Осташкова, привели к уничтожению нескольких транспортных составов и складов снабжения противника.» [15, источник — немецкая пропагандистская газета того времени]

К весне 1942 года Красной армии удалось отодвинуть линию фронта, образовав «осташковский выступ». Именно к этому времени относится размещение в Осташкове и окрестных поселках эвакогоспиталей, прачечных, хлебопекарен и других прифронтовых воинских учреждений. И вот уже 10 июля 1942 года на острове Городомля был дислоцирован первый военный госпиталь. Последовательно здесь находились: инфекционный госпиталь «ИГ 4265»; госпиталь легкораненных «ЛР 1090»; эвакуационные госпитали «ЭГ 1951», «ЭГ 1032», «ЭГ 1859». Множество госпиталей в разное время находилось и в Осташкове.

Часть линии Калининского фронта
по состоянию на 30.12.41 г.

Памятуя прежнюю историю острова, видимо не случайно первым здесь оказался именно инфекционный госпиталь (10.07.1942 - 07.10.1942, а сформирован в апреле 1942 года).

К 1 сентября 1944 года последний находившийся здесь госпиталь был выведен с острова.

Ракетный филиал и операция «ОСОАВИАХИМ».

Как говорит официальная история завода «Звезда», после окончания войны 31 августа 1946 года в сохранившихся зданиях Противоящурного института расположился Механический завод. Охрана завода осуществлялась пожарно-охранной частью, при которой был организован собачий питомник. Периметр острова охранялся путем пешего обхода с использованием служебных собак. [6]

На самом деле наименование «Механический завод» было либо прикрытием, либо несостоявшимся проектом, поскольку, несколько отвлекаясь непосредственно от Городомли: В 1946 году, в соответствии с требованиями союзников о соблюдении решений Крымской конференции в части демилитаризации Германии, было принято решение о перемещении целого ряда производств и ведущих специалистов в НИИ СССР.

«В апреле 1946 года Совет Министров СССР принял постановление о переводе всех работ по военной тематике в Советский Союз. И поэтому около 7 тысяч специалистов, не считая членов их семей, были вывезены в СССР. Необходимость проведения такой акции была связана с принятием на Крымской конференции глав СССР, США и Великобритании в феврале 1945 года решения «...изъять или уничтожить все германское военное оборудование, ликвидировать или взять под контроль всю германскую промышленность, которая могла быть использована для создания военного производства». Понятно, что многочисленные советско-германские КБ и НИИ были грубым нарушением этого решения. ...» [4]

А в приказе Министра вооружения СССР № 258 от 31 августа 1946 года говорится следующее:

«В соответствии с распоряжением заместителя начальника тыла Министерства Вооруженных сил СССР от 28.08.1946 г. за № 88791 о передаче Министерству вооружения острова Городомля».

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Директору НИИ-88 т. Гонор:

А) Принять от Министерства Вооруженных сил все строения острова «Городомля», а также три подворья в гор. Осташкове на баланс НИИ-88, именуя его в дальнейшем «Филиал № 1 НИИ-88».

<...>

Почтовый адрес филиала: г. Осташков, Калининской области, п/я № 1.

Телеграфный адрес: г. Осташков, Калининской области позывной «Шторм» [9]

И вот, наконец:

«... Первая большая группа, в основном ученых-атомщиков, была вывезена из Германии в период между маем и сентябрем 1945 года. Вторая группа, тоже атомщиков и ракетчиков, приехала в рамках акции ОСОАВИАХИМ в октябре 1946 года. Наконец, третья группа, состоящая из десятков инженеров-химиков, прибыла в сентябре 1947 года.» [4]

В октябре 1946 года, в рамках выполнения приказа № 011, около восьми тысяч немецких специалистов самого разного профиля были вывезены из Восточной Германии.

22 октября 1946 года, в ходе операции «ОСОАВИАХИМ», часть сотрудников OSV, как и оборудование лабораторий, были перебазированы в СССР, на предприятия МПСС.

В списке предприятий МПСС, на которые были направлены оборудование и немецкие специалисты: НИИ-160 (ныне «НПП «Исток» им. Шокина», Фрязино), НИИ-885 (ныне «Российский НИИ космического приборостроения», Москва), НИИ-380 (ныне ОАО «Научно-исследовательский институт телевидения», Санкт-Петербург), завод №593 («Запрудненский завод электровакуумных приборов»), завод №211 (ныне ОАО «Светлана», Санкт-Петербург), Государственный союзный завод № 619 (ныне НИИ «Вектор», Санкт-Петербург), и горьковские Государственный союзный завод №326 (ныне ОАО «Нижегородское научно-производственное объединение имени М.В.Фрунзе») и завод №197 (ныне ОАО «НИТЕЛ»). [5]

С этого момента основной задачей вновь образованного филиала №1 НИИ-88 стала разработка систем и узлов для ракетной техники силами привлеченных немецких специалистов.

Здание филиала №1 НИИ-88 в 40-50-х гг. XX ст.

Начало ракетных работ на Городомле.

Пожалуй самые первые агентурные донесения в Центральное разведывательное управление сообщали о том, что на этот остров по «зимнику» в сезон 1947/1948 гг. доставлены алюминиевые цистерны емкостью около 10 куб.м., которые впоследствии просматривались над кронами местного леса. И главное, разведке США было известно, что специалисты испытательной лаборатории ракетного вооружения сформированного советскими оккупационными властями института Блейхероде Раабе были депортированы в СССР и через некоторое время оказались именно на этом острове. Таким образом, выводы можно было сделать однозначные еще в 1948 году. Озадачивало разведку только то, что «никаких пусков ракет, шлейфов дыма и пр. в течении двухлетнего пребывания не обнаружено»...

Остров Городомля 1947 год вид с самолета с юга на север (Фото г-ты «Вестник Звезды»)

В связи с изменением профиля предприятия в 1946 году здесь организована пожарная охрана (команда). А в 1948 году на острове построено первое здание пожарного депо.

Первое здание пожарной охраны острова (Фото г-ты «Вестник Звезды»)

В информационном сообщении ЦРУ, разосланном 4 ноября 1949 года сообщалось, что на остров на озере Селигер под гор. Осташков прибыли немецкие инженеры из фирмы Цейсс [Zeiss] и специалисты V-вооружения.

Но вернемся во времени ко моменту прибытия. Первоначально все немцы были доставлены в подмосковье, где их поселили в здании санатория. Начало работ задерживалось. Производственный персонал был переведен после двухмесячного бездействия на серийное производство А-4 в НИИ-88 с правом совещательного голоса. [18]

Через какое-то время часть немцев была перевезена на Городомлю, где ситуация была еще хуже, так как для работы практически не было подготовлено ничего. То же относится и к личной жизни прибывших, и их семей — не были заготовлены даже дрова. Но жаловаться на бытовые проблемы, когда вокруг разруха, вряд ли имело смысл, тем более немцам... да и со временем ситуация улучшилась, не до условий, к которым привыкли приехавшие, но всё же...

Интересно то, что западным разведкам было хорошо известно то, что происходило вокруг Городомли, в том же Осташкове. Известно вплоть до цен на продукты питания (как государственных, так и рыночных), о чем имеются соответствующие рассекреченные сегодня информационные сообщения ЦРУ. Например, хлеб черный стоил 2 руб., белый — 8 руб.; картофель — 0,8 руб (на рынке — 2 руб.); молоко — 3,5 руб (на рынке — 5 руб.); табак: «Беломор» — 2,45 руб., «Тройка» — 15 руб.; ну и как без водки(?) — 25 руб. [16]

Интересно сравнить зарплаты немецких и советских сотрудников [17]. Существовали также надбавки за ученные звания(!):

Были и подлоги. Один из немецких специалистов сообщал, что имеет степень доктора. После того, когда это не подтвердилось, его зарплата была снижена с 6000 до 2000 рублей. Что примечательно, этот немец решил стать остаться в СССР и получил советское гражданство. Во всяком случае об этом говорит информ. сообщение ЦРУ [17].

ЦРУ были рассекречены весьма показательные фотографии, отображающие бытовые моменты жизни немцев на Городомле. Вот пара примеров:

А вот конкретики о работах на самой Городомле первоначально было немного.

Одно из первых обширных донесений агентуры ЦРУ (рассылка от 22 ноября 1949 года) о Городомле дает весьма скудные, отчасти неточные, а иной раз и противоречивые сведения:

«Исследовательский остров на озере Селигер, возле Осташкова

1. Официальное название Исследовательского острова (Forschungsinsel), как его называли немецкие PW 2, неизвестно источнику. Он расположен в центре озера Селигер, рядом с островом Развлечений 4[Amusement], почти на полпути между городом Осташков на южном берегу и рыбацкой деревней Слобода на севере. Старый город Осташков находится примерно на полпути на железнодорожной линии Великие Луки — Калинин. Остров Развлечений, западная часть которого сильно покрыта лесом, используется жителями Осташкова как центр купания и отдыха. Его можно достичь полуторакилометровой поездкой на пароме от старого города. Пролив шириной 250 метров отделяет Остров Развлечений от Исследовательского острова, а открытое озеро длиной в три с половиной километра отделяет последнее от деревни Слобода. Густые леса, покрывающие Исследовательский остров, едва открывают вид на главные здания острова.

2. Длина острова составляет полтора километра, а ширина — один километр. К центральной части он постепенно поднимается на высоту 100 метров. Едва заметны из-за леса на западной стороне острова крупные строительные комплексы, которые отделены от мест размещения ученых и техников на восточной стороне, ▊▊▊1 невозможно. ▊▊▊ стороне «рабочих комплексов» семьи могли свободно передвигаться. Независимо от того, что они хотели просто сделать покупки в городе, их сопровождали и за ними наблюдали офицеры в штатском.

3. Немецкие ученые, чьи контракты на работу, как утверждается, действуют до 1950 года, уже работали на Исследовательском острове осенью 1945 года. Помимо немецких ученых и инженеров, немецкие рабочие из района Дрездена также находятся на острове. Летом 1948 года ученых отправили и предположительно доставили в Москву. Не было никаких признаков того, что они вернулись. ▊▊▊ еще одиннадцать немецких семей (жен и детей) на Исследовательском острове.

4. ▊▊▊ определенно о деятельности на острове исследований. Однако настойчивые слухи среди жителей Осташкова утверждают, что они сосредоточены вокруг какого-то института радиационных исследований (Strahlungsforschung). В связи с этим гражданские лица и военнопленные, которые находились в Осташкове до 1947 года, заявили, что время от времени в ночном небе замечались небольшие световые вспышки. Сам источник не наблюдал таких явлений. Возможно, что исследование было прекращено с отъездом ученых летом 1948 года.» [8]

Главный корпус 1948 год (Фото г-ты «Вестник Звезды»)

Достаточно точно описывает последовавшие события и структуру филиала на Городомле следующее сводное информационное сообщение ЦРУ, но датированное уже мартом 1955 года:

«ФИЛИАЛ № 1 НИИ-88 — ОСТРОВ ГОРОДОМЛЯ ▊▊▊ / Осташков

I УЧРЕЖДЕНИЕ:

Филиал № 1 НИИ-88 (Научно-исследовательский институт-88) был непосредственно подчинен НИИ-88, расположенному в Калининграде (Подлипки), который в свою очередь подчинялся Министерству вооружений.

II ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

В октябре 1946 года группа из примерно 175 немецких ученых и техников из Блайхероде, Гема и Арадо была депортирована из Германии в Калининград (Подлипки), СССР. Вскоре после прибытия в Калининград (Подлипки) в конце 1946 года около 60 немцев, входящих в группу Блейхероде, были переведены на остров Городомля близ Осташкова (57°08"N 35°05"E). В течение января, марта и мая 1948 года оставшиеся сотрудники группы были отправлены в то же место. Они взяли с собой небольшой испытательный стенд камеры сгорания с аэродрома и оборудование измерительной лаборатории. Здесь, на острове, они работали над эскизным проектом усовершенствованной ракеты A-4 (V-2; Р-10) и конструкции ракеты большой дальности (3000 км), Р-14.

Организация была следующей:

Отдел 1, Баллистика;

Отдел 2, Аэродинамика
  (включая группу аэродинамической трубы);

Отдел 3, Энергетика
  (включая группу испытательных стендов);

Отдел 4, Система управления
  (включая Группу измерительного оборудования
               и Группу высоких частот);

Отдел 5, Конструкторский [Design];

Отдел 6, Измерительное оборудование
  (расформирован в декабре 1949 года);

Отдел 7, Химический;

Отдел 9, Производственные мастерские [Workshops]
  (включая Группу Защиты Поверхности);

Отдел 10, Статика
  (распущен в 1950 году); и

Отдел 11, Строительный (?)
  [Construction - иногда называют 2-м конструкторским...].

(Отдел 6 был включен в состав Отдела 4 в 1949 году, как и Отдел 9.)» [7]

Объект №2 филиала №1 НИИ-88 в Городомле. 1950 год (Фото г-ты «Вестник Звезды»)

Работа на Городомле продвигалась с переменным успехом — сказывалась оторванность немцев от событий, происходящих в других ракетных подразделениях НИИ-88. Немцев не допускали и к результатам технических экспериментов и испытаний как узлов ракетной техники, так и ракеты в целом. Исключение было сделано лишь единожды, и для ограниченного круга лиц во главе с самим Греттрупом:

«Осенью 1947 года группа немецких специалистов из Подлипок, Осташкова, Химок и НИИ-885 приняла участие в испытаниях по запуску ракеты А-4, проведенной Советским Союзом на полигоне испытаний боевых управляемых ракет Капустином Яру.» [7]

После удачного запуска на полигоне Капустин Яр. 1947 год
Слева-направо: Карл Шталь, Йоханес Хох,
Гельмут Греттруп, Фриц Вейбах, Ганс Вальтер
[Фото из архивов Олафа Пшибылски, экспонируется в музее Пеннемюнде]

Постепенно, частью на базе вывезенного из Германии оборудования, а частью силами производственных мастерских Городомли, которыми заведовал опытный немецкий специалист Эрих Апель, была сформирована техническая база, позволившая немецким специалистам заняться более творческой работой, чем простое воссоздание чертежей Фау-2 и перевод технической документации.

«Во время войны молодым ассистентом Апель руководил отделом на фабрике Линке-Хоффманн в Бреслау. которая изготавливала детали ракеты А4. Апель был очень талантливым организатором с дипломатическими способностями. По возвращении в ГДР он вскоре стал министром машиностроения и заместителем премьер-министра.» [3]

В здании филиала были оборудованы несколько лабораторий, а на севере острова установлен вывезенный частями из Германии стенд для испытаний ракетных двигателей.

Весной 1948 года после некоторых кадровых перестановок практически весь немецкий персонал был переведен на остров Городомля. [18]

А летом 1948 года на остров был переведен ведущий немецкий ракетный специалист — Греттруп.

Не останавливаясь подробно на перечне работ, производимых в филиале №1, поскольку это достаточно подробно расписано в собранной здесь подборке статей и материалов, просто покажем фотографии лабораторий и стендов, имевшихся на вооружении немецких спецов на Городомле. Все фотографии заимствованы у Мартина Тролле (у него же [19] можно видеть эти и другие фото в высоком разрешении), а он эти фото в свою очередь взял из рассекреченных материалов ЦРУ, которые я, к сожалению, в открытом виде не обнаружил...

Лаборатория впрыска [в двигатель] 

Химическая лаборатория

В лаборатории сенсоров (датчиков) 

Радарные системы

Лаборатория наземных
высокочастотных радиосредств 

Стенд гидродинамического (водного) канала

Лаборатория бортового
телеметрического оборудования 

Бан-моделл 5 - «компьютер»
баллистических траекторных симуляций.

Стенд аэродинамической трубы
с компрессором и баллонами
со сжатым воздухом 

Модели для испытания аэродинамических
характеристик объектов
в аэродинамической трубе

Стенд для испытаний
ракетных двигателей
с тягой до 2 тонн. 

Стенд для испытаний
ракетных двигателей
с тягой до 2 тонн.

28 декабря 1948 года в Подлипках состоялся научно-технический совет, на котором была представлена ракета G-1, но преимущество было отдано Королевской Р-1. G-1 предложили доработать.

9 апреля 1949 года в Городомлю с визитом прибыл министр вооружений Дмитрий Устинов. Он дал новое задание — как можно быстрее спроектировать ракету, способную нести полезную нагрузку в три тонны на расстояние 3000 километров. Эта ракета получила индекс G-4 (Р-14). Как выяснилось значительно позднее — такое-же задание он дал и Королеву (ракета Р-3).

В октябре 1949 года Устинов вновь побывал на Городомле и интересовался прогрессом работ. Вместе с ним остров посетил и Королев.

К декабрю 1949 года были значительно доработаны два проекта: одноступенчатая баллистическая ракета (Р-14) и планер, оснащенный ракетным ускорителем и реактивным двигателем (Р-15).

В апреле 1950 года в Подлипках вновь состоялся научно-технический совет, но Греттруп приглашен не был. По-инерции работы над G-4 продолжались в течении всего 1950 года, но постепенно Греттруп утратил к ней интерес, понимая, что без дополнительных тестов, исследований и испытаний дальнейший прогресс в проекте невозможен.

Уже в наши дни стали известны документы, согласно которым летом 1950 года было решено свернуть сотрудничество с немцами по ракетной тематике и готовить их к возвращению в Германию.

Осенью 1950 года был запущен проект по созданию зенитной ракеты. Он не имел большого значения.

К зиме 1950 года Греттрупу было предложено начать исследования с ракетными топливами. Он отказался, после чего на должность гл. инженера филиала был назначен Йоханнес Хох. Коллектив немецких инженеров разваливался на глазах, посему буквально через 4 дня было решено передать работы в Подлипки, туда же убыл Хох с группой его «сторонников».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened