vladimirkrym

Category:

Бывший премьер-министр Алжира Абдельмаджид Теббун избран президентом страны.

Как сообщила газета "Коммерсантъ", бывший премьер-министр Алжира Абдельмаджид Теббун на состоявшихся 12 декабря 2019 года выборах был избран новым президентом Алжира, он набрал более 58% голосов избирателей. Таким образом, второй тур голосования не понадобится, передает агентство Reuters. Явка избирателей составила 40%.

Избранный на выборах 12.12.2019 новым президентом Алжира бывший премьер-министр Алжира Абдельмаджид Теббун (с) www.aa.com.tr

В МИД РФ назвал состоявшиеся выборы значимым шагом «в обеспечении поступательного развития дружественного Алжира».

Очередные выборы президента Алжира должны были состояться еще в апреле 2019 года. Однако в феврале сотни тысяч алжирцев вышли на улицу, выражая недовольство в связи с решением 82-летнего президента Абдель-Азиза Бутефлики баллотироваться на пятый срок. Под давлением протестующих 11 марта глава государства отказался от участия в выборах, и голосование перенесли.

Еще до подведения итогов президентских выборов в Алжире газета "Коммерсантъ" опубликовала на эту тему небезынтересный материал Марианны Беленькой "Алжир выбрал из пяти зол. Избиратели проголосовали за кандидатов, ни один из которых не устраивает протестующих".

В Алжире вчера [12 декабря 2019 года] прошли первые после апрельской отставки Абдель-Азиза Бутефлики выборы президента страны. Ушедший на волне протестов глава государства правил Алжиром почти 20 лет. Из пяти кандидатов на его место ни один не устраивает протестное движение, так как они ассоциируются со старой политической элитой. Каждую пятницу с конца февраля на улицах алжирских городов собираются тысячи демонстрантов, и они не намерены прекращать протесты, требуя реальной смены власти. Манифестации сопровождали и вчерашний день, когда по всей стране работали участки для голосования.

Очередные выборы президента Алжира должны были состояться еще в апреле. Однако в феврале сотни тысяч алжирцев вышли на улицу, выражая свой гнев в связи с решением 82-летнего Абдель-Азиза Бутефлики баллотироваться на пятый президентский срок. Под давлением протестующих 11 марта глава государства отказался от участия в выборах, и голосование перенесли. Но оказалось, что президент и его команда решили продолжить управлять страной до тех пор, пока не будет разработана новая конституция и не пройдут новые выборы. Только 2 апреля, после усиления протестов, было объявлено о досрочной отставке президента Бутефлики. Временным главой государства стал глава Совета нации (верхней палаты парламента) Абделькадер Бенсалах. Однако рычаги управления страной остались в руках у начальника штаба Национальной народной армии, заместителя министра обороны Ахмеда Гаида Салаха.

Согласно закону, новые выборы президента должны были пройти в июле, однако ни один из кандидатов не был зарегистрирован. Де-юре в стране возник политический вакуум — полномочия Абделькадера Бенсалаха истекли, однако он остался исполнять обязанности временного главы государства. Наконец, очередная дата голосования была назначена на 12 декабря.

К выборам были допущены пять кандидатов: два бывших премьер-министра — Абдельмаджид Теббун (74 года) и Али Бенфлис (75 лет), два отставных министра — культуры и туризма Азеддин Михуби (60 лет) и Абделькадер Бенгрина (57 лет), а также экс-глава Союза алжирских студентов Абдель-Азиз Белаид (56 лет).

Абдель-Азиз Белаид уже принимал участие в президентской гонке в 2014 году и набрал чуть больше 3% голосов среди шести кандидатов. Еще больший опыт у Али Бенфлиса. На предыдущих выборах он занял второе место после Абдель-Азиза Бутефлики с 12% голосов, увеличив свой результат 2004 года почти в два раза. Несмотря на известность этих кандидатов, победа кого-то из них не предрешена. Алжирские СМИ не раз отмечали, что армия сделала ставку на Абдельмаджида Теббуна, который позиционирует себя как «жертва режима», так как в 2017 году был отправлен в отставку с поста премьер-министра всего через три месяца после назначения. Причиной стали его попытки проверить распределение госконтрактов. Официально еще в сентябре Ахмед Гаид Салах заявил, что военные не намерены поддерживать кого-либо из кандидатов. Но алжирцы мало в это верят и активно обсуждают, что будет с самим начальником штаба армии после выборов — отдаст ли он власть новому президенту, отойдет ли в тень, останется в стране? Неслучайно один из популярных лозунгов протеста: «Требуем гражданское, а не военное государство!» Перед выборами к нему добавились еще несколько: «Нет позорному голосованию 12 декабря!», «Вы разрушаете страну!». Однако временные власти страны уверены, что выборы президента — единственный шанс выйти из политического кризиса. Главной задачей для них стало обеспечить явку.

В 2014 году на участки пришли чуть больше 51% имеющих право голоса. При этом каждый десятый бюллетень был испорчен или признан недействительным, что политологи охарактеризовали как «высокий уровень протестного голосования». В этот раз звучали опасения, что явка может быть еще меньше, а голосов, отданных против всех,— больше, что поставит под вопрос легитимность выборов как в глазах алжирцев, так и международного сообщества. Неслучайно власти уже намекают, что за протестующими стоят внешние силы, которые хотят сорвать выборы.

Однако рядовые алжирцы считают заявления о внешнем вмешательстве абсурдом. «Президентские выборы, которые никто не хочет» — так назвала свою статью на аналитическом сайте Al Monitor алжирская журналистка Хада Амруш. По ее словам, угроза 18-месячного тюремного заключения за попытки помешать избирательной кампании не остановили демонстрантов, которые требуют полной смены режима и новой конституции. Не успокоили протесты ни незначительные поправки в избирательном законодательстве, ни показательные судебные процессы в отношении влиятельных политиков, чиновников и бизнесменов из окружения бывшего президента.

За два дня до выборов суд приговорил двух бывших премьер-министров — Ахмеда Уяхью и Абдельмалека Селляля — к 15 и 12 годам тюремного заключения соответственно за растрату госсредств, неправомерное распределение контрактов и злоупотребление властью. Предыдущая волна громких приговоров прошла в конце сентября. Военный трибунал приговорил к 15 годам лишения свободы брата экс-президента страны Саида Бутефлику, лидера Партии трудящихся Луизу Ханун, экс-координатора служб безопасности генерал-майора Асмана Тартага и бывшего руководителя Департамента разведки и безопасности Мухаммеда Медьена. Их признали виновными в «заговоре против государственной власти» и «нанесении ущерба авторитету армии».

Оппозиция назвала судебные процессы «предвыборными уловками». Одновременно с этим демонстранты высказывают претензии уже временным властям, которые, несмотря на свой ограниченный мандат, решились на принятие закона, направленного на стимулирование инвестиций в нефтегазовый сектор (в частности, речь идет об облегчении работы в Алжире иностранных компаний). По мнению демонстрантов, у нынешней власти нет прав распоряжаться судьбой Алжира, хотя новый закон жизненно необходим: дефицит бюджета составляет 7,2% от ВВП, стране нужны инвестиции и внешние заимствования. Алжир входит в десятку крупнейших производителей газа и является одним из самых емких рынков в Африке. Но до сих пор активным инвестициям в страну мешало множество административных препон и невыгодных контрактных условий. Ситуация постепенно меняется, но иностранным инвесторам нужны гарантии политической стабильности. Примечательно, что в один день с голосованием в нижней палате парламента по новому закону в Алжире также был сменен глава крупнейшей в стране и в Африке в целом нефтегазовой компании Sonatrach. Камеледдин Шихи сменил Рашида Хашиши, который занимал этот пост с апреля. Как долго на своей должности продержится новый глава компании, никто предсказать не может, как и то, успокоится ли после выборов ситуация в стране в целом.

«Большинство в Алжире считает, что после выборов масштабы протестов только возрастут»,— сказала “Ъ” эксперт Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Анастасия Василенко, отметив: «Основной подсчет голосов приходится на пятницу — традиционный день для протестов». Эксперт также не исключила ужесточения действий в отношении демонстрантов со стороны властей. «Они могут использовать выборы в целях легитимизации своих действий. Мол, теперь в стране есть законный президент — и все выступления против него незаконны»,— добавила она. Собеседница “Ъ” отметила, что у протестного движения, продолжающегося уже почти год, так и не появилось ни явных лидеров, которые могли бы говорить от лица большинства, ни позитивной повестки. «Против чего выступают манифестанты, понятно, а вот что предлагают — нет. И это главная проблема»,— добавила госпожа Василенко.

@

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened