vladimirkrym (vladimirkrym) wrote,
vladimirkrym
vladimirkrym

Category:

Преступление без срока давности. Финские концлагеря и современность. Ч.2.

Многие граждане негодовали по поводу возбуждения дела – мол, зачем этим заниматься спустя 70 с лишним лет, что это бессмысленно и т.д. и т.п. Однако это не так. Лично я вижу довольно большой смысл в возбуждении этого дела. Во-первых, следователи смогут дать юридическую оценку действиям финнов в тот период – исторический анализ документов той ситуации это хорошо, но нужен и юридический. Во-вторых, в ходе расследования дела могут выясниться имена тех преступников, про которых мы вообще ничего не знаем. В-третьих, существует немаленькая вероятность того, что некоторые из военных преступников, которые не понесли после войны никакого наказания, сейчас живы и, следовательно, они тоже должны быть наказаны. В конце концов, спустя 26 лет был пойман и наказан виновник геноцида в Руанде. Можно было тоже говорить – зачем сейчас за это браться, прошло же столько лет! Но нужно понимать, что есть преступления у которых нет срока давности.

И вот вроде финны все это признали, но после такого заявления СК начался скандал. Само собой, финны вцепились в заявление о «газовых камерах и захоронениях живьем» – да, газовых камер у финнов не было точно, живьем они тоже вряд ли кого-то хоронили. Количество «семь тысяч военнопленных» тоже кажется странным, так как такого количества не умерло в финских лагерях для военнопленных, которые находились непосредственно на территории Карелии – большая часть лагерей была на территории самой Финляндии. Однако это частности, важна суть – само обвинение по статье «Геноцид» уместно и состав преступления в действиях финских оккупантов в 1941-1944 гг. – есть.

И тут началось. В финской газете «Ilta-sanomat» финский историк А. Лайне заявил, что: «Из финнов хотят сделать фашистов, воевавших на стороне Германии, и для этого нужны доказательства, то есть историю переписывают заново». Журналист П. Яакконен, автор самой публикации, дошел до того, что сказал: «целью создания лагерей для интернированных лиц не могло быть уничтожение людей. <…> Лагеря создавались из страха, что русское население может начать партизанскую деятельность и диверсии» [8].

Выходит, что даже смерти пусть четырех тысяч (что весьма сомнительно) мирных граждан есть оправдание в виде того, что они «могли начать партизанскую деятельность»? Что ж, вернемся к Х. Сеппяля: «Скрупулезность, с которой оккупационные власти относились к расовым вопросам, вызывает удивление. В отдельных случаях делали даже расовые обследования. Жителей Заонежья, Шуньгского полуострова подвергли обследованию на предмет их принадлежности к родственным финнам народам. Майор медицинской службы, профессор антропологии Нийло Песонен осенью 1942 года провел с помощниками антропологические исследования среди местного населения в ряде деревень. Всего было обследовано 105 мужчин и 386 женщин. В письме от 21 ноября 1942 года он писал: “В результате изучения расовых признаков обследуемого населения мы пришли к выводу, что налицо те же расовые признаки, что и у населения коренной Финляндии. Субъективный взгляд на обследованных людей оставляет впечатление сходства с финнами. Правда, среди них встречались люди и с чужими расовыми признаками, но, как мы убедились, они не относились к местному населению и были переселены сюда из других мест”. После такого обоснования профессор Песонен считал вполне естественным и справедливым “присоединить” этих людей к Великой Финляндии. Военный чиновник, магистр философии Рейно Пелтола в сентябре-октябре 1942 года изучал происхождение русского населения Заонежья и сделал отчет о результатах исследования, но не пришел к определенным выводам. Он установил некоторое сходство между жителями Заонежья и родственными финнам, однако высказался за проведение дополнительных исследований. Не причисляли их к родственным финнам и в штабе военного управления» [9].

В ответ на заявление СК о возбуждении дела, директор Национального архива Ю. Нуортева заявил: «Российская сторона говорит о 8000 погибших среди мирных жителей. В наших архивах приведена точная цифра со всеми именами. Умерших было 4 060».

Под «нашими архивами» имеются в виду тетради, в которые комендатура концлагерей и штаб ВУВК (Военного управления Восточной Карелии) вносила имена погибших. С этими тетрадями уже успели поработать некоторые российские историки и в личных разговорах с автором статьи весьма скорбели о том, что списки эти составлены очень небрежно, налицо махинации. Об этом же пишет и Х.Сеппяля: «Надо признать, что списки умерших штабом военного управления составлены крайне небрежно. На основании их можно сделать лишь очень приблизительные выводы, если это вообще возможно. Об именах умерших в концлагерях, датах их рождения и причинах смерти нет никаких упоминаний. Некоторые из умерших занесены в списки дважды, другие не записаны вовсе. Из списков невозможно получить сведения о количестве умерших. Сведения 1942 года еще как-то читаемы, но сведения следующего года совершенно запутаны. Списки являются подтверждением того, насколько безразлично относились финны к заключенным».

К слову о газовых камерах. Да, финны таковых камер не создавали и никого в них умерщвляли сами. Однако тут нужно вспомнить историю, которую современная Финляндия очень не любит. 3 ноября 1942 г., несмотря на все протесты общественности, немецкому Гестапо было передано 8 человек еврейской национальности, которые бежали в Финляндию из Германии летом 1938 г. Среди них был ребенок, которому не исполнилось и годика. Этих евреев отправили в Берлин, от туда в Освенцим. Пятеро из них, в том и числе и младенец, были сразу же умерщвлены в газовой камере. Шестой был расстрелян позднее, седьмой был убит, но обстоятельства его смерти неизвестны до сих пор. Восьмой сумел выжить. Помимо них, финнами в Германию было передано 520 советских военнопленных, из которых от 47 до 78 человек были еврейской национальности. Так что определенное отношение к газовым камерам Финляндия имеет.

Далее с очередным заявлением выступил Ю. Нуортева. Он заявил, что «глупо за одно преступление судить дважды», сославшись на то, что финские военные преступники были осуждены еще в 1944-1947 гг. в ходе совместной работы, которую проводила СКК и финская полиция. Также Нуортева сослался на то, что Финляндия выплатила СССР контрибуцию в размере 300 млн. долларов.

Этот вопрос гораздо более сложный, чем кажется. Начнем с того, что финские преступления действительно жестокие и тяжкие и, по идее, их должны были разбирать либо на Нюрнбергском процессе, либо на отдельном судебном процессе наподобие Хабаровского процесса 1949 г. над японскими военными преступниками. Однако по решению СССР, которое тот принял под давлением Великобритании, преступления финских военных преступников должны были расследовать финские правоохранительные органы. Предоставлять имена преступников и некоторые следственные действия должна была осуществлять Союзная контрольная комиссия, в которую входили представители СССР и Великобритании. Так получилось, что после войны отношения между СССР и Финляндией наладились. Финляндия не вступила в ОВД, но не присоединилась и к «Плану Маршалла». Однако определенную мягкость, с которой Сталин отнесся к финнам в 1944 г. можно объяснить тем, что, во-первых: Финляндия, согласно требованиям перемирия, заключенного 19 сентября 1944 г., должна была «интернировать со своей территории немецкие войска», то есть, по сути вступить во Вторую мировую войну в качестве уже противника Германии, а, во-вторых, тем, что Великобритания всячески умоляла Сталина быть более снисходительным к Финляндии.

Нуортева приводит интересную статистику по процессам против финских военных преступников – с его слов: «Под руководством генерал-лейтенанта Вольдемара Хегглунда был учреждён орган по расследованию событий в лагерях для военнопленных, его работу контролировала комиссия под началом Антти Туленхеймо из канцелярии Хельсинкского университета. К началу 1947 он ознакомился с более чем 3000 эпизодами. Виновными были признаны 1400 человек, проведено 910 процессов. Почти половина обвиняемых была отпущена за отсутствием доказательств. Большинство наказаний были мягкими, но ещё в 1948 в тюрьмах оставалось 98 военных преступников, часть из которых сидела пожизненно. По завершении процессов постепенно забыть о событиях военного времени стремились как в Финляндии, так и в остальной Европе. Частично это выразилось в помилованиях: так, в 1951 президент Ю.К. Паасикиви помиловал отсидевшего 5 лет строителя, который был осуждён пожизненно за убийство 34 военнопленных» [10].

Проблема лишь в том, что очень многие финские военные преступники избежали наказания вовсе. Те кадры, которые могли пригодиться Финляндии в будущем (в первую очередь это сотрудники военной разведки, контрразведки и радиоразведки) финны заблаговременно вывезли в другие страны, где они прятались до того момента, когда стали, как заявил Нуортева, «постепенно забывать о событиях военного времени». Затем они либо уехали в другие страны, либо вернулись в Финляндию. Показательна тут и операция «Стелла полярис» – в ходе этой операции, осуществляемой уже после прекращения огня 4 сентября 1944 г., в Швецию как беженцы было вывезено около 750 человек, в числе которых преимущественно сотрудники финской радиоразведки, а также архивы радиоразведки и некоторая аппаратура. Лучшие из них остались работать в Швеции, но многие затем вернулись в Финляндию, избежав наказания. Тут же нужно отметить, что российскими историками, в том числе и С.Г.Веригиным в архиве УФСБ по РК была обнаружена справка наркома Госбезопасности КФССР М.Баскакова от 3 июля 1943 г., где были приведены имена 24 финских военных преступников. Среди них, в частности, глава Военного управления Восточной Карелии Вяйно Котилайнен. Его биография малоизвестна в России, однако финны не скрывают того, что этот человек избежал наказания вообще. После публикации «Списка №1» (список лиц, которых СКК требовала арестовать первыми) Котилайнен бежал из Финляндии в Швецию. В 1949 г. он вернулся обратно, был арестован, но освобожден на следующий день. Скончался в 1959 г. В списке Баскакова был указан и полковник Олли Палохеймо – командующий ВУВК в 1943-1944 гг. Он также избежал наказания и уже в 1946 г. возглавил «Финскую ассоциацию лесопильных предприятий».

Нуортева также тонко намекнул на то, что доказательная база документов ЧГК, собранных в 1944 г. и изданных в сборнике документов «Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков на территории Карело-Финской ССР» была «невелика, поскольку многие свидетельства были основаны на слухах». В данном случае я хотел бы привести пример из собственного научного опыта – в фондах Суоярвского краеведческого музея хранится фотоальбом, где есть несколько фотографий освобожденного в 1944 г. Медвежьегорска. Среди фотографий концлагерей есть и фотографии изуродованных трупов советских воинов, над которыми карандашом написаны номера актов, изданных в этом сборнике. Благодаря этим актам удалось установить и личность убитого и то, как он был убит, по-моему, удалось в некоторых случаях даже выяснить имя убийцы.

Впрочем, несмотря на свою позицию, Ю.Нуортева согласился сотрудничать с российскими историками по вопросу изучения финской оккупации Карелии и в целом советско-финского противостояния в 1941-1944 гг. Совсем недавно Российским Историческим Обществом во взаимодействии с Национальным архивом Финляндии был создан международный российско-финляндский семинар по изучению архивного наследия Второй мировой войны. В его состав вошли 10 историков со стороны России и 10 историков со стороны Финляндии. В числе российской десятки – автор этой статьи, Ваш покорный слуга Денис Попов. Работу семинара планируют сделать постоянной. Первоочередная задача историков – изучение финской оккупации со всех сторон и выяснение точного количества умерших в финских концлагерях гражданских лиц.

Подходя к выводам, хочется привести цитату из интервью все того же А. Лайне – он заявил, что: «Оккупанты не планировали истреблять людей или морить их голодом» [11]. Что ж, видимо Приказ №1 Маннергейма за июнь 1941 г., где он сказал: «Я призываю Вас на священную войну с врагом нашей нации» [12] и вышеупомянутый Приказ №142 уже не в счет.

Подводя итог, нужно сказать, что я отчасти рад, ведь про Финляндию и советско-финские отношения стали вновь говорить. Но я и не рад, ведь многие финские историки, причем историки именитые, делали не просто глупые, но омерзительные заявления, где оправдывали военных преступников. Горькая правда ужасна, я согласен, но не легче ли признать, что ваши деды и прадеды творили ужасные вещи на оккупированной территории, чем оправдывать их, зная, что в России еще живут тысячи малолетних узников финских концлагерей, которые помнят этот ад (четверо из них, кстати, обратились с просьбой к СК провести проверку и поддержали возбуждение уголовного дела). И наша работа, во многом, ведется для них. А также для мирного будущего, потому что есть преступления без срока давности. И есть преступления, за которые должен ответить каждый. Поименно. А от того, насколько хорошо эти преступления будут изучены и зависит то, будет ли наше будущее мирным или нет.

Денис Попов – историк, студент ПетрГУ,
автор исследования людских потерь войск РККА в ходе советско-финской войны 1941-1944 гг.,
статистического сборника + по боевому и численному составу РККА в той же войне,
а также исследования Революции 1918 г. в Финляндии.

Список источников и литературы:

https://ria.ru/20200416/1570110994.html
Расила В. История Финляндии/ В. Расила. 2-е изд., перераб. и доп. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2006, C. 29.

http://rupor.sampo.ru/topic/9283

https://www.aroundspb.ru/finnish/sepp/sepp1.php#_T7161

http://historyfoundation.ru/2020/04/27/mannerheim/

https://ria.ru/20200423/1570467099.html

https://www.zakonrf.info/uk/357/

https://ria.ru/20200425/1570549815.html

https://www.aroundspb.ru/finnish/sepp/sepp1.php#_T7161

https://zen.yandex.ru/media/finnish/nelzia-sudit-za-odno-prestuplenie-dvajdy-glava-nacionalnogo-arhiva-finliandii-o-voine-i-ugolovnom-dele-o-genocide-5ea9426765645846ad9e1a25

https://zen.yandex.ru/media/finnish/mnenie-finskogo-istorika-antti-laine-na-temu-lagerei-v-vostochnoi-karelii-i-dela-o-genocide-5eca4ab9f66e3c72366a5bf8

http://heninen.net/miekka/p1.htm

О. Юссила. Политическая история Финляндии 1809-2009/ О. Юссила, С.Хентиля, Ю. Невакиви. – Москва: изд-во «Весь мир», 2010. – Хорошая книга хороших финских историков. Много информации по политике Империи в отношении Финляндии до русификации и во время ее. Неплохо описан процесс предоставления Финляндии независимости и взгляды финских историков на это. Хорошая часть про связи активистов и Маннергейма в 1919 г. Много информации про фашистские движения в Финляндии. Неплохо описана нормализация отношений между СССР и Финляндией после 1944 г.

Лайдинен Э.П. Финская разведка против Советской России. Специальные службы Финляндии и их разведывательная деятельность на Северо-западе России. (1918-1939 гг.)/Э.П.Лайдинен, С.Г.Веригин. – Выборг: Военный музей Карельского перешейка, 2019. – Пожалуй, самая легко читаемая научная монография из тех, что я видел. Отлично описан процесс зарождения и становления активисткого движения, противостояние разведок, особенно в период 1922-1939 гг. Хорошо раскрыта тема финских репрессий против коммунистов, деятельность фашистских партий в Финляндии и связь офицерства с ними.

Холодковский В.М. Революция 1918 года в Финляндии и германская интервенция/В.М.Холодковский. – Москва: изд-во «Наука», 1967. – Монография одного из самых видных советских историков-нордистов. Подробно описана Гражданская война в Финляндии, в т.ч. и на основании большого пласта финских документов.

Холодковский В.М. Финляндия и Советская Россия. 1918-1920./В.М.Холодковский. – Москва: изд-во «Наука», 1975. – Наиболее подробное на данный момент в российской историографии исследование дипломатического и, отчасти, военного противостояния между нашими странами в те годы.

Вестерлунд Л. Мы ждали вас как освободителей, а вы принесли нам смерть. – СПб: «Аврора-Дизайн», 2013. – Подробнейшее исследование именитого финского историка об этнической чистке русскоязычного населения Выборга 29 апреля 1918 г.

Хесин С.С. Разгром белофинской авантюры в Карелии в 1921-1922 гг./C.С.Хесин. – Москва: изд-во МВС СССР, 1949. – Несмотря на сильную политическую ангажированность, весьма неплохое исследование одного из самых кровавых вторжений финнов в Карелию до 1941 г.

Веригин С.Г. Карелия в годы испытаний: политическое и социально-экономическое положение Советской Карелии в период Второй мировой войны, 1939 – 1945 гг./С.Г.Веригин. – Петрозаводск: изд-во ПетрГУ, 2009. – Наиболее полное исследование всех сторон жизни КФССР в период оккупации. Приводятся интересные статистические данные по концлагерям.

Веригин С.Г. Советская контрразведка против финских спецслужб. 1939-1944 гг./С.Г.Веригин. – Москва: «Вече», 2018. – В книге довольно много информации по преступлениям финских разведчиков во время их рейдов в советский тыл. Подробно разбирается противостояние разведок, а также операция «Стелла полярис». Книга также написана довольно легким языком и легко читается.

Репников П. Петровский Ям. Запланированная трагедия./П.Репников. – Санкт-Петербург: изд-во «Аврора-дизайн», 2012. – Подробное исследование небольшого эпизода советско-финской войны 1941-1944 гг. – нападению финского диверсионного отряда на госпиталь №2212 в феврале 1942 г., в ходе чего было убито 52 человека.

@

Tags: #СССР, #история, #советскофинскаявойна
Subscribe

Posts from This Journal “#СССР” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments